Меню сайта
Главная » Статьи » Литература 19 века

В разделе материалов: 929
Показано материалов: 761-770
Страницы: « 1 2 ... 75 76 77 78 79 ... 92 93 »

В процессе выработки национальной литературы широкое обращение ее к «энергическому наречию нашего народа» было для Пушкина одним из условий дальнейшего развития и обогащения русской литературы, условием поворота ее от аристократическо-светской жеманности и чопорности к национальности и народности. Возражая хулителям «простонародного языка», Пушкин писал, что нужно принципиально отличать друг от друга «выражения простонародные» и те, которые «просто принадлежат языку дурного общества».


Одновременно с «Маленькими трагедиями» Пушкин создает иной — прозаический — цикл "Повести Белкина" (1830). В отличие от пушкинских драм их действующие лица — не претендующие на историческую значительность простые русские люди — мастеровой, армейские офицеры, сельские барышни, люди из провинциальных помещичьих семейств.


Неоконченным остался последний из крупных драматических замыслов Пушкина — «Сцены из рыцарских времен» (август 1835 года), навеянный, быть может, «Жакерией» Мериме и «Фаустом» Гете. Написанные за полтора года до смерти поэта «Сцены» тесно связаны с занятиями Пушкина-историка, получившими особенно разносторонний характер в последний период жизни поэта.


К «маленьким трагедиям» примыкает "Русалка", задуманная Пушкиным в Михайловском в 1826 году и осуществленная в 1829—1832 годах.
"Русалка" — опыт русской народной драмы, написанной на сюжет не исторического (как "Борис Годунов"), а фольклорного характера.


После завершения «Бориса Годунова» Пушкин в 1826 — 1827 годах задумывает ряд новых - на этот раз небольших — драматических произведений, которые он сам называл «маленькими трагедиями» (или "драматическими этюдами", «опытами драматических изучений»).


Как верно указал П. В. Анненков, «Борису Годунову» принадлежит в творчестве Пушкина, в исторических размышлениях поэта, решении им проблем народа и народности совершенно особое место: историческая драма Пушкина представляет собой "зерно, из которого выросли почти все его исторические и большая часть литературных убеждений".


Трагедия эпохи классицизма не допускала изображения на сцене простых людей. Ее героями были цари и герои, а действие в ней происходило, как правило, во дворце или в царской ставке, было всецело замкнуто в четырех стенах.


Пушкин не случайно обратился к эпохе Грозного и Бориса Годунова, переломной для русской истории. В XVI — XVII веках на Руси начал отчетливо обнаруживаться кризис традиционных патриархальных устоев, на которых были основаны русское общество и государство предшествующих столетий. В политическую борьбу вступили новые, неизвестные до этого исторические силы.


Не только в классической трагедии XVII —XVIII веков, но и у современных Пушкину западных драматургов-романтиков исход исторической борьбы определялся столкновением воли и страстей отдельных выдающихся исторических «героев», высоко вознесенных над толпой более рядовых, обыкновенных людей. У Пушкина дело обстоит иначе.


Тема «Пушкин и Гете» многократно привлекала внимание историков литературы в России и за рубежом. Но, как нам представляется, разработка ее не вполне раскрывает родства духовного облика и творческих устремлений двух величайших поэтов нового времени, ставших в глазах последующих поколений наиболее полными духовными выразителями жизни и культуры своих народов.


1-10 11-20 ... 741-750 751-760 761-770 771-780 781-790 ... 911-920 921-929