Меню сайта
Главная » Статьи » Литература 19 века

В разделе материалов: 956
Показано материалов: 761-770
Страницы: « 1 2 ... 75 76 77 78 79 ... 95 96 »

Образ красоты представлен в рассказах Чехова как мимолетный проблеск счастья. Герои писателя редко замечают красоту, остаются слепы к искренним порывам души. Чеховская мысль о том, что безнадежно искать прекрасное вне жизни, наиболее ярко воплощается в рассказе "Дом с мезонином". С первых же страниц читатель попадает в поэтический мир усадебной жизни: ровные еловые аллеи, широкий пруд, каменные ворота со львами. 


"Литературные мечтания" (1834) — первая крупная статья молодого критика. Она впервые была опубликована в газете «Молва», выходившей в качестве приложения к журналу «Телескоп».
Первый критический обзор русской литературы, начиная с XVIII века и кончая 30-ми годами XIX века, произвел огромное впечатление на читателей и литераторов. 


 «Былое и думы» — произведение художественно-мемуарного жанра. В «Предисловии» автор называет свою книгу исповедью. Герцен чистосердечно рассказывает о своей трудной жизни, о своих мыслях и чувствах, не утаивая и не приукрашивая ничего. Личность автора раскрывается широко и многогранно. Читая «Былое и думы», невольно вспоминаешь слова Белинского: «Зрелище жизни великого человека есть всегда прекрасное зрелище: оно возвышает душу, возбуждает деятельность...»


Один из маститых наших филологов утверждал, что авторская оценка Печорина как бы «склеивается» из многообразных оценок персонажей лермонтовского романа. Странная мысль. Не говоря уже о том, что «склеивание» (пусть в метафорическом смысле) — операция механическая и, стало быть, неуместная в мире искусства, ясно ведь, что отношение Лермонтова к Печорину в принципе не может сводиться к простой сумме персонажных оценок.


Есть интенсивные типы творчества, сосредоточенные на «любимой мысли», на избранном круге представлений и конфликтов, в которых ощущение эстетического центра или первообраза дает о себе знать настойчиво и властно. Таков художественный мир Лермонтова. В его символическом средоточии «две тени милые»: Ангел и Демон, знаменующие собой вечные полярности духа, нуждающиеся друг в друге.


Порою общая эстетическая первоматерия характеров, укорененная в авторском представлении о природе человека, как бы прикрыта плотною оболочкой исторически конкретных, питаемых общественной психологией проявлений персонажей. Герои Тургенева, на первый взгляд, выглядят лишь верными «оттисками» духовных устремлений времени.


Присмотримся к характеру, затронувшему чувствительнейший нерв современности, вызвавшему бурю критических страстей, восторгов и брани, обрушившейся на его создателя. Речь идет о тургеневском Базарове. Нет, казалось бы, более красноречивого аргумента в пользу «отражательного» предназначения литературы, возведенного в абсолют.


Посмотрим, как взаимодействуют два противоположных способа развития действия в «Кавказском пленнике». Познакомив нас с заглавным действующим лицом и довольно смутными обстоятельствами его пленения, автор внезапно обрывает повествование на многоточии: «И пленника младого грудь / Тяжелой взволновалась думой...», после чего действие обращается вспять.


Все ли произведения сюжетны? В полной мере сюжетны лишь эпос и драма; лирические произведения с ослабленным или отсутствующим событийным планом обходятся без сюжета. Понятие «точечного» сюжета (В.В. Кожинов) применительно к ним представляется малопродуктивным. Возьмем для примера лирическое стихотворение А. Пушкина «Желание».


Пушкин и античность — большая проблема современного пушкиноведения и литературоведения в целом. Большинство исследований, относящихся к этой теме, посвящено раскрытию частных связей между Пушкиным и античными поэтами. На повестке дня сегодня стоит вопрос о вечном в античной поэзии и пушкинском отношении к вечности.


1-10 11-20 ... 741-750 751-760 761-770 771-780 781-790 ... 941-950 951-956