Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Островский А.Н.

Островский "Гроза": анализ произведения

«Гроза» (1859) — одно из вершинных произведений русской и мировой драматургии. В этой пьесе Островского, анализ которой мы проведем, представлен широкомасштабный социально-исторический конфликт, столкновение двух эпох, кризис целого миропорядка, распад патриархальных связей и отношений. Как и в великих произведениях драматургов мирового масштаба — Шекспира, Шиллера, Пушкина,— социально-исторический конфликт неразрывно связан у Островского с конфликтом внутренним, нравственным, происходящим в самой личности. И одна коллизия не существует здесь без другой, они взаимообусловлены. В центре народной трагедии — кризисное, катастрофическое состояние мира и трагические борения в человеческой душе. Все это хотел показать Островский.

«Гроза», анализ которой нас интересует, - произведение, в котором, как и во многих других пьесах Островского, дана развернутая замедленная экспозиция. Диалоги действующих лиц становятся важным средством быто- и нравоописания. Калиновский мир представлен в разных проявлениях. Особенное значение приобретает пейзаж: волжский берег, по справедливому замечанию А. И. Журавлевой, уже в начале первого акта вводит мотив простора, полета, который впоследствии «трагически трансформируется».

Художественно одаренный Кулигин взволнован этой всякий раз поражающей и заново открывающейся поразительной красотой: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу, и все наглядеться не могу!» (д. 1, явл. 1). Кудряш, небрежно бросивший «Нешто!», не испытывает подобного душевного трепета. Он далек от этого высокого упоения чудесами природы, но и он органично существует в этом приволжском природном мире. Волга в пьесах Островского является поэтическим олицетворением стихии русской национальной жизни.

В экспозиции, с одной стороны, представлен широкий (вольный) пейзаж, рождающий у героев чувство полета, с другой — дана удушливая атмосфера города Калинова: произвол, насилие, попрание человеческого достоинства. Калинов рисуется как замкнутый купеческий мир, «темное царство», где властвуют самодуры и льются невидимые миру слезы. «Ругатель» Дикой появляется на сцене в обычном своем качестве — ругает племянника. «Ему везде место. Боится, что ль, он кого!»,— говорит о нем Кудряш.

Произвол Дикого безграничен, обитатели города пасуют и смиряются перед ним. Только приказчик Дикого, Кудряш, похваляясь своей молодеческой удалью и способностью «постращать», рискует говорить с хозяином на его же языке. В Калинове есть еще более страшный самодур, способный, по словам служанки Глаши, «прекратить» даже Дикого. Это Кабаниха, известная всем прежде всего как «лютая свекровь». «Нищих оделяет, а домашних заела совсем»,— так характеризует ее Кулигин (д. 1, явл. 3).

Главные ценности жизни здесь извращены и перевернуты: Калинов — своеобразный «мир наизнанку». Странница Феклуша лицемерит, когда сравнивает Калинов с «обетованной землей». Борис жалуется Кулигину на то, как ему трудно здесь: «Я понимаю, что все это наше, русское, родное, а все-таки не привыкну никак!» (д. 1, явл. 3). «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» — заключает Кулигин.

В жизненных позициях калиновских самодуров есть вполне определенные различия. Верно замечено, что Дикой, в отличие от Кабанихи, постоянно заботится о деньгах. Как тип Дикой предвосхищает купцов из «Бесприданницы», хотя и отличается от них крайним невежеством. Дикой — олицетворение ничем не сдерживаемого произвола. Он не может удержаться, чтобы не обругать ни в чем не повинного человека, он тиранствует, глумится над жертвой. Но Островский-реалист показывает жизненно правдивые, многомерные характеры. Даже в Диком может пробудиться какое-то человеческое движение, он способен покаяться на миру.

Кабаниха же страшна тем, что считает себя исполнительницей Закона. В ее доме праведность заменяется мнимым благочестием, любовь — страхом, доверие — формальными запретами. Происходит полная подмена и формализация духовных ценностей.

В центре конфликта пьесы — два сильных женских характера, противостоящих друг другу. Катерина и Кабаниха — обе максималистки (А. И. Журавлева). Максимализм Катерины — в безграничной и высочайшей требовательности к себе (правы исследователи, интерпретирующие «Грозу» как трагедию совести). Максимализм Кабанихи — в ревностном отстаивании старых порядков в их худших проявлениях. В этом она вполне искренна.

Во время своего первого появления на сцене Катерина разговаривает с Кабанихой почтительно и кротко. Более того, она, по замечанию Я. С. Билинкиса, хочет освятить свои семейные отношения высоким именем матери: «Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты, да и Тихон тоже тебя любит» (д. 1, явл. 5). Кабаниха неизменно сурова, непреклонна, несправедлива в своих упреках невестке. Она «ест поедом», иезуитствует, обвиняет Катерину в том, что та блюдет форму, не испытывая чувств. Последнее как раз отличает саму Кабаниху: это ей важна форма человеческих отношений, соблюдение ритуала, а не суть, не живая их наполненность. Для Катерины мир патриархальности исполнен глубокого смысла и поэзии. «Это характер по преимуществу созидающий, любящий, идеальный»,— совершенно справедливо отмечал Добролюбов.

Уходит Кабаниха — жену начинает упрекать Тихон: «Вот видишь ты, вот всегда мне за тебя достается от маменьки!..» (д. 1, явл. 6). Безвольный и слабый муж не способен защитить Катерину. Примечательно, что и он, и возлюбленный героини соотнесены между собой: Борис столь же уступчив, тих и робок.

Катерина, выделенная из среды калиновских обитателей высокой духовностью, как трагическая героиня изначально несет на себе «полный груз страданий» (выражение Б. Эйхенбаума). В процессе развития действия все глубже открывается нам живая и поэтическая душа героини. Знаменитый монолог Катерины: «Отчего люди не летают?» (д. 1, явл. 7) — свидетельствует о сильнейшем порыве к воле, об одухотворенном и остром ощущении прекрасного, о радостном восприятии Божьего мира. Наконец, здесь угадывается своеобразная символика праведности и духовной чистоты. По наблюдению Ю. В. Лебедева, «в сознании Катерины вскрываются глубокие пласты славянской культуры». Согласно древним поверьям, души праведных людей после смерти обращались в птиц, летевших в рай. Варвара реагирует на поэтические грезы Катерины примерно так же, как Кудряш на слова Кулигина: «Я не понимаю, что ты говоришь».

Катерина росла в родительском доме в атмосфере взаимной любви и свободы. «Что хочу, бывало, то и делаю»,— вспоминает она (д. 1, явл. 7). В рассказе Катерины о девичестве патриархальный мир представлен Островским в его лучших чертах, в первозданной целостности и красоте. Катерина воспринимает красоту через веру. В ее религиозных настроениях преобладает захватывающая радость жизни. В воспоминаниях героини о детстве заключен совершенно особый поэтический свет. Ей снятся золотые храмы, необыкновенные сады, поющие невидимые голоса, горы и деревья «не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся» (д. 1, явл. 7). Красота воплощается в образе рая. Ощущения Катерины дают читателю (зрителю) представление об интенсивной жизни ее расцветающей души. А в доме Кабановых она, по ее собственным словам, «завяла совсем». Странницы, посещающие дом Кабановых, совершенно не похожи на странниц из детства Катерины: они рассказывают о людях «с песьими головами», каких-то неслыханных аномалиях природы, пророчат последние времена.

В этой тяготящей Катерину неволе ярко вспыхивает зарождающаяся любовь — как величайшее благо (голубь — «благая весть») и вместе с тем как чувство, которое осознается героиней, замужней женщиной, как запретное и недоступное. Это и чудо, и грех. И упоение, и погибель. Катерина заранее знает: то новое, необыкновенное, что в ней появилось, будет стоить ей жизни. По мере того как собирается гроза, растет и внутренняя тревога Катерины. В ее цельной по природным задаткам личности зарождается и все явственнее обнаруживается мучительное противоречие. В душе героини идет борьба между долгом и страстью (классическая трагедийная коллизия), усиливается сознание того, что грех овладевает ее душой. Слово «грех» становится одним из наиболее употребляемых драмы Островского. Психологическое состояние Катерины обусловлено трагическим раздвоением: обостренным чувством совести и неудержимым своеволием.

Безусловно, правы исследователи, связывающие кризис в душе героини с социально-историческим кризисом патриархальных форм отношений. Современные исследователи А. И. Журавлева и Н. Д. Тамарченко, подходя к «Грозе» с разных позиций, справедливо подчеркивают, что чувства и сознание Катерины не совпадают с традиционными формами быта. Любовь Катерины — избирательна, индивидуальна и романтична. А нравственные устои предопределены патриархальной моралью, ее неукоснительно соблюдаемыми нормами и заповедями, не утратившими для героини глубинного значения, не поставленные ею под сомнение. Катерина изо всех сил пытается сопротивляться зарождающемуся в ней чувству и убеждается, что ей никуда не уйти «от этого греха».

Значительную роль в развитии действия играет сцена отъезда Тихона. Катерина умоляет мужа взять ее с собой, но Тихон ей не опора. Мечтающий хотя бы на две недели избавиться от домашней «грозы», Тихон глух к этому голосу отчаяния. Он ведет себя отстраненно, говоря, что ему не до жены. В сцене с ключом (д. 2, явл. 10) Катерина совершает выбор. Ее монолог заканчивается всплеском страсти: «Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!»

В Катерине ярко выражено личностное начало. Это самобытная натура с сильным природным темпераментом. Ее самозабвенная любовь к Борису (хоть и полюбила она его, как писал Добролюбов, «на безлюдьи») дана в драме на высочайшем эмоциональном накале. Ночь свиданий на Волге полна у Островского невыразимой поэзии и опьяняющей красоты. К речи Катерины, обращенной к Борису, слышится песенный речитатив: «Зачем ты пришел? Зачем ты пришел, погубитель мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски» (д. 3, явл. 3). Борис отвечает осторожно и робко: «Вы сами велели мне прийти». Перед нами классическая для ряда произведений русской литературы ситуация: сильная женщина и слабый мужчина. Катерину любовь приобщает к вечности. Чувства Бориса не столь масштабны. Обратим внимание на то, что интересует Бориса: «Надолго ль муж-то уехал?»

Сцены свиданий Катерины и Бориса и Варвары и Кудряша не случайно поставлены Островским в параллель. Между Варварой и Кудряшом — самый обыденный разговор. Несколько раз автор, изображая Варвару, повторяет ремарку «зевая». Прозаичность Варвары подчеркивает исключительность поэтических и трагичных переживаний Катерины, силу и одухотворенность ее любви. Самое главное в героине Островского как русской женщине — ее живая совесть, бескомпромиссность, высочайшая нравственная требовательность к себе.

Главное событие IV действия — собирающаяся и затем разразившаяся гроза. Во 2-м явлении Дикой и Кулигин разговаривают о грозе и громоотводах. Даже лучший из обитателей Калинова, Кулигин, далеко отстал от жизни: он весь с его литературными пристрастиями и техническими открытиями в XVIII веке. Попытавшись убедить Дикого в необходимости громоотводов, Кулигин смиренно отступает. «Да гроза-то что такое, по-твоему, а?» — спрашивает Дикой. «Электричество», — отвечает Кулигин. Его ответ возмущает Дикого. Гроза внушает калиновцам мистический страх, она — напоминание о нравственной ответственности. Такое представление о грозе восходит к народной поэтической мифологии. Что же значит гроза для Катерины? Пророчества о геенне огненной полусумасшедшей барыни доводит внутреннее напряжение Катерины до последней черты, до прилюдного публичного покаяния. Как точно писал Я. С. Билинкис, «Катерина убеждена, что за неверность Тихону (вот такому, какой он есть!) на нее двинется сама природа и обрушится небо». Вот почему неизбежно ее публичное покаяние. Оно внутренне необходимо Катерине.

С этого момента ее жизнь в доме Кабанихи становится совершенно невыносимой. Тихон, жалеющий Катерину, рассказывает Кулигину о беспросветно тяжелой атмосфере в доме: «Вот маменька говорит: ее надо живую в землю закопать, чтоб она казнилась!» (д. 5, явл. 1). Кабаниха, у которой даже религиозные ценности подменяются чем-то совершенно противоположным, не ведает милосердия и любви, ее мораль беспощадна и сурова.

Тяжкие испытания, которые выпали на долю Катерины, не убили ее живой души, способности любить и сострадать. Любовь по-прежнему осознается ею как высочайшая ценность жизни. Сцена отъезда Бориса перекликается со сценой отъезда Тихона. Сочувствуя Катерине, Борис признается в своей слабости: «Эх, кабы сила!» А Катерина просит прощения у возлюбленного и прощается с ним — уже навеки. Круг одиночества окончательно замыкается.

Н. Д. Тамарченко справедливо подчеркивает, что в «Грозе» нет благополучных семей, состояние кризиса характеризует калиновский мир в целом. За этим у Островского стоит обобщение всероссийского масштаба. В русской трагедии Островского, написанной в предреформенный период, жизнь показана в состоянии крайнего напряжения, социального и нравственного перелома, эпохального сдвига. На этом завершим анализ произведения "Гроза" Островского.

Источник: Русская литература. XIX век. От Крылова до Чехова: Учеб. пособие. Сост. Н.Г. Михновец. - СПб.:"Паритет", 2001

Понравился материал?
5
Рассказать друзьям:
Категория: Островский А.Н. | Добавил: katerina510 (15.03.2017)
Просмотров: 3451 | Теги: гроза
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar