Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Старец Зосима из "Братьев Карамазовых": характеристика персонажа

Шестидесятипятилетний старец Зосима (Зиновий) болеет и чувствует скорую смерть, он рассказывает своим близким ученикам про те обстоятельства, которые заставили его сорок лет назад, когда он был молодым офицером, внезапно принять постриг. В то время его звали Зиновием.

Как и Дмитрий Карамазов, Зиновий обладал вспыльчивым и норовистым характером. Узнав, что любимая им прекрасная девушка, пока он находился в командировке, вышла замуж за образованного молодого помещика, он приходит в ярость, оскорбляет своего соперника, что приводит к дуэли, накануне дуэли после пирушки пьяный Зиновий возвращается домой. Без всяких на то оснований он серчает на своего денщика Афанасия, и, хотя тот ни в чем не виноват, избивает его до крови. Для молодых офицеров того времени такое жестокое поведение не было чем-то необычным. Денщики были крепостными крестьянами, и для них такое обращение не являлось чем-то из ряда вон выходящим.

Проснувшись, Зиновий видит прекрасное утро и вдруг чувствует стыд и греховность своей души. Нет, он не боится дуэли, что-то другое тревожит его сердце. Его неприятие себя чувствуется все острее и становится невыносимым. И тогда его осеняет, что его терзания обусловлены тем, что накануне он избил своего денщика. Он вспоминает, что когда он бил Афанасия, тот стоял не шелохнувшись и даже не поднимал руки, чтобы заслониться. И тогда «словно игла острая прошла мне всю душу насквозь».

За окном светит солнце, зеленеет листва, птички поют и бога хвалят... Зиновий бросается на постель, закрывает руками лицо и плачет навзрыд. Вместе с угрызениями совести он ощущает, что до сегодня он жил вне этого прекрасного сотворенного богом мира, будучи погружен в иной, безрадостный мир.

В эту минуту он припоминает старшего брата Маркела, умершего от чахотки в семнадцать лет. Зиновию же было тогда девять. Находясь при смерти в окружении слуг, он говорит матери: «Матушка, кровинушка ты моя, воистину всякий пред всеми за всех виноват, не знают только этого люди, а если б узнали — сейчас был бы рай!»

Эти слова покойного брата приносят в сердце Зиновия какой-то новый и очищающий свет. Сознание того, что все греховны, заполняет его душу, но это не приводит к мрачной ненависти к самому себе. Наоборот, Зиновий ощущает единение со всеми и огромную радость от пребывания в совместности, он ощущает, что находится в «раю». Он понимает, что жизнь — это совсем не то, что он считал жизнью раньше.

Так получается, что избитый им бессловесный денщик вызывает в Зиновии страшные угрызения совести, в результате чего он переживает духовное возрождение. Зиновий идет

в каморку Афанасия, становится передним на колени, ударяется лбом об пол и проект прощения. Афанасий вначале не может понять, что происходит, но потом заливается слезами. Несмотря на разное социальное положение между ними зарождается братская любовь.

После этого Зиновий садится вместе с секундантом в повозку и едет в лес — на место дуэли. Первым выпало стрелять его сопернику. Пуля лишь задевает ухо Зиновия. Вместо того чтобы теперь выстрелить самому, Зиновий швыряет пистолет в лес, оборачивается к только что стрелявшему в него сопернику и просит у него прощения. Тот сердится, а секунданты кричат, что, стоя у барьера, просить прощения — это позор для полка. Но Зиновий все-таки мирится со своим дуэлянтом.

Это неожиданное происшествие жарко обсуждается в полку, сослуживцы Зиновия находят его человеком странным, но люди все-таки относятся благосклонно к его отказу стрелять на дуэли. Когда же они узнают, что Зиновий намеревается подать прошение об отставке и стать монахом, они начинают относиться к нему еще более сочувственно, ибо «монаха судить нельзя». Городское общество, и в особенности его женская часть, тоже одобряют поступок этого «чудака», Зиновия зазывают к себе, «сами смеются надо мной, а меня же любят.

Зиновий уходит в монастырь, нарекается Зосимой и сорок лет проводит в монастыре.

В ответ на недоуменные вопросы о причинах своего поступка Зиновий говорит о том, что люди погрязли во лжи, и ему захотелось порвать с этим миром. Об этом же говорит Достоевский и в своих ранних произведениях — «Двойнике», «Зимних заметках о летних впечатлениях», «Записках из подполья».

Через переживание своей греховности и страдания Зосима осознает свою приобщенность к людям. Как я уже отмечал в главе Такой душевный опыт был свойствен Достоевскому. Раскольников видит сон об уничтожении человечества, и через «грустный и мучительный отзвук» этих горячечных грез он осознает, что он не один на этом свете. Таким образом, духовный опыт Зиновия (Зосимы) имеет непосредственное отношение к опыту самого Достоевского, который был неоднократно изображен в судьбах его персонажей. Старец Зосима, выделяющийся среди этих персонажей своей «святостью», Раскольников, князь Мышкин — все это «двойники» самого Достоевского.

До «Братьев Карамазовых» Достоевский изображал своих персонажей вплоть до момента их преображения в «нового человека». Он не описывал их судьбу после этого преображения. Мы не знаем, что произошло с Раскольниковым в дальнейшем. Аркадий («Подросток»), Дмитрий («Братья Карамазовы») — тоже молодые люди, которые находятся в процессе преображения. В этом смысле образ Зосимы является для Достоевского новым и исключительным.

Для Зосимы из «Братьев Карамазовых», стоящего на пороге превращения в «обновленного человека», представляется важным его радостное ощущение слиянности с природой и чувство гармонии с миром. Он не говорит о свете, исходящим от религии. Вместо этого он тихо, но жарко говорит о «соприкосновении с природой». В молодые годы он вместе с отцом Анфимом отправился путешествовать по стране собирать пожертвования в пользу монастыря. В это время он глубоко проникается чувством красоты природы, той природы, которая является божественным созданием, дающим нам жизнь.

Однажды летом ему пришлось заночевать вместе с рыбаками на берегу большой реки. Зосима глубоко ощущает, что тихо струящиеся сквозь время воды и огромная умиротворенная земля вокруг принадлежат к созданному богом миру. Этому богу возносят хвалу и трава, и муравьи, и пчелы. Как и Макар («Подросток») во время своих странствований, Зосима ощущает во всем божественную тайну. «Соприкосновение с природой» этого божественного мира позволяет Зосиме чувствовать свою приобщенность ко всем проявлением жизни, что является для него источником радости. Таким образом, высшая цель человека заключается в общении с природой. Восхищение Зосимы косыми закатными лучами обусловлено тем, что этот свет для него связан с вечными принципами жизни на этой земле, тем, что это дает возможность и мертвым, и живым ощутить свою сопричастность к единой жизни. Преображенный Зосима воспринимает природу не в рамках пантеизма, это живое восприятие живого человека.

В то же самое время Зосима далек от мистицизма. Он не слишком увлечен богословскими построениями — намного больше он озабочен разговорами, которые могут принести непосредственную помощь человеку, в чем он и преуспевает. Чтобы увидеть досточтимого Зосиму и услышать от него слова утешения, к нему в монастырь являются многочисленные крестьянки из самых разных дальних мест. Беседы с ними и составляют «работу» Зосимы. Внимательно выслушивая их полные отчаяния горестные признания, герой отвечает точно, просто и с чувством. В этом деле он достиг большого мастерства. Он не вдается в теоретизирование, не прибегает он и к «дешевым» словам утешения, сообразованным с безграмотностью женщин. В нем нет актерства и шутовства, свойственных для многих персонажей Достоевского. Зосима из «Братьев Карамазовых» — не мечтатель, который ощущает внутренний конфликт.

Зосима обладает зорким глазом, который позволяет ему немедленно понять беды женщин. По отношению к каждой из них он выбирает соответствующий подход. Вот несчастная мать, у нее уже умерли два ребенка, вот умер и третий... Выслушав ее полный отчаяния рассказ и помолившись за детей, Зосима дожидается минуты, когда женщина немного придет в себя, и велит ей возвращаться к мужу. Другая молодая женщина, добравшись до него, шепотом начинает открывать ему страшную тайну. Она дрожит от страха. Всего через несколько слов Зосима понимает, что страх женщины обусловлен ее беспокойством за судьбу мужа, он останавливает ее, тут же приникает ухом к ее губам — так, чтобы ее слова не были слышны окружающим, и продолжает выслушивать ее. После этого он говорит ей, что бог непременно простит и помилует того, кто без страха покается в своих грехах. Он снимает свой крест и надевает его на шею женщины.

Помещице Хохлаковой, которая слаба верой и мучается оттого, что не верит в будущую жизнь, Зосима велит через конкретные поступки проявлять любовь к ближнему — и тогда мучения ее прекратятся. Эту любовь через дела сам Зосима осуществляет посредством тех утешительных бесед, которые он ведет с несчастными женщинами. Этот герой — поборник деятельной любви, и в этом отношении он представляет собой разительный контраст по сравнению с Версиловым — с его абстрактной любовью к человечеству. Из поведения Зосимы, этого «психологического консультанта», понятно, что он готов делать добро всякому. Например, в общении с отвратительным и законченным шутом — Фёдором Карамазовым — он проявляет откровенную холодность. В то же самое время он отнюдь не призывает порвать с миром потому, что в нем есть такие отвратительные люди, как Фёдор. Не призывает он и к тому, чтобы человек затворялся в монастырской жизни и посвящал себя служению богу. Своему любимому послушнику Алёше Карамазову он велит идти в мир и соединиться со своим отцом и братьями. Открытый характер Зосимы обладает силой, которая позволяет ему помогать людям и приносить им пользу.

Зосима из «Братьев Карамазовых» не производит впечатление особой торжественности и чистоты, свойственной знаменитому монаху. Это касается не только его внешнего облика. Да, от него исходит свет, но он не умеет «подать» себя, он описывается, словно бы это был самый обыкновенный человек. В нем нет крайностей и эксцентричности. По тому, как он разговаривает с бедными женщинами, видно, что Зосима горит желанием помочь людям, но харизматичность в нем отсутствует. Зосима — монах, но он отнюдь не против того, чтобы люди прибегали в случае болезни к лекарствам. Он не призывает к страданию. В том, как написано его «житие», можно обнаружить черты, свойственные «настоящим» житиям православных святых, но в то же самое время там нет той торжественности и величественности, тех чудес, которые так любит русская православная церковь. В сущности, Зосима не совершает ни одного поступка, которое можно было бы назвать «чудом». Его жизнь далека от драматического религиозного подвижничества, это жизнь самого заурядного монаха.

Отсутствие мистицизма в образе Зосимы из «Братьев Карамазовых» хорошо видно по тому, как описана его кончина. Хотя многие люди верят в то, что тело богоугодного знаменитого монаха должно быть нетленным, уже на второй день после смерти от тела этого почти святого человека начинает исходить тлетворный дух. Люди судачат об этом. Таким образом, Достоевский лишает Зосиму ореола мистической святости.

Тем не менее, в пантеистическом ощущении Зосимой бога в природе есть и элемент мистицизма. Но это какой-то «обыденный» мистицизм, в нем нет отрицания рационального начала. В этой интерпретации природа предстает не как холодное, механическое и неорганическое начало, в нем есть место для любви к жизни. Для Достоевского был, видимо, привлекателен образ человека, обладающего здравым смыслом и сохраняющего какие-то остатки пантеистического и мистического восприятия мира.

Считается, что прообразом для Зосимы из последнего романа Достоевского послужили реальные личности (в частности, монах Тихон Задонский), но все-таки Достоевский создал такой «приземленный» и соответствующий прозе жизни конструкт, который был далек от канонического. Это такой человек, который живет на одной с другими людьми земле, разговаривает с ними и любит их.

В течение длительного времени Достоевский мечтал о новом типе интеллигента, который родится в России для совместного бытия с простыми людьми. Сразу после завершения «Братьев Карамазовых» он писал Благонравову (19 декабря 1880): «Возрождается и идет новая интеллигенция, та хочет быть с народом. ...Эта новогрядущая интеллигенция русская, кажется, именно теперь начинает подымать голову».

Старец Зосима из «Братьев Карамазовых» облачен в монашеские одежды, но на самом деле речь идет о чаемом Достоевским новом образованном человеке, который идет вперед вместе с народом.

Источник: Словарь персонажей произведений Ф.М. Достоевского / Накамура Кэнноскэ; пер. с яп. А.Н. Мещерякова. - СПб.: Гиперион, 2011

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (13.12.2016)
Просмотров: 728 | Теги: Зосима, Братья Карамазовы, старец Зосима
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar