Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Тургенев И.С.

Система образов в романе "Отцы и дети" Тургенева

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Основное противоречие, определяющее конфликт романа, казалось бы, задано и названо в заглавии. Это столкновение вечно как мир: противостояние поколений — «отцов» и «детей». Расставим фигуры на шахматной доске романа по двум партиям — партиям поколений.

«Отцы»

1. Аристократы-помещики, сыновья боевого генерала 1812 года, два брата Кирсановы: Николай Петрович и Павел Петрович.

Николай Петрович — младший брат, «барин лет сорока с небольшим», вдовец, в 1859 году, когда начинается действие романа, — «седой, пухленький, немного сгорбленный». С трепетом ждёт приезда сына — новоявленного «кандидата» из Петербурга. Живёт невенчанным с крепостной девушкой Фенечкой и имеет от неё младенца.

Павел Петрович — англоман высокого тона, живущий воспоминаниями о страстной ушедшей любви, выписывающий европейскую прессу, «изящный и породистый», «сохранил юношескую стройность и то стремление вверх, прочь от земли, которое большею частью исчезает после двадцатых годов». И говорит Павел Петрович на старинный манер, любимое слово своё — «принСипы» — выговаривает с французским прононсом, и вся его речь — набор изящных и чопорных формул старинного этикета.

Братья — помещики: имение Марьино на юге России — «хорошее», в 200 душ.

2. Старики Базаровы: отставной штаб-лекарь Василий Иванович о себе говорит: «я ведь плебей, homo novo, не то что моя благоверная»; лечит окрестных крестьян бесплатно, «анаматёр», землю свою отдал крестьянам испо́лу и посадил их на оброк; жена его Арина Власьевна хлопочет по хозяйству. Живут в «дворянском домике под соломенной крышей», в имении, отстоящем от Марьина на неопределённое расстояние: кучер сообщает только, что «вёрсты тутотка немеряные».

«Дети»

1. Базаров Евгений Васильевич — «будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук», как он себя рекомендует, — разночинец. Вот каким видит его Николай Петрович, дождавшись, наконец, на постоялом дворе сына с незнакомым его приятелем. «Человек высокого роста, в длинном балахоне с кистями» не сразу подал «обнажённую красную руку» и представился: «Евгений Васильев, — отвечал Базаров ленивым, но мужественным голосом и, отвернув воротник балахона, показал Николаю Петровичу всё своё лицо. Длинное и худое, с широким лбом, кверху плоским, книзу заострённым носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум». На дружелюбное приветствие Николая Петровича «тонкие губы Базарова чуть тронулись; но он ничего не отвечал и только приподнял фуражку. Его тёмно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа»

2. Кирсанов Аркадий Николаевич, сын Николая Петровича. Отдельные черты его внешности также несколькими словами намечены при описании встречи отца и сына: «безбородая, запылённая и загорелая щека», к которой прильнул отец поцелуем, «сиплый от дороги, но звонкий юношеский голос», «весело» отвечал Аркадий на отцовские ласки. Определения «свежий», «румяный» так и будут сопутствовать появлению Аркадия на страницах романа.

В романе есть и другие персонажи, но отнести их к партии «отцов» или «детей» весьма и весьма сложно. Возраст вряд ли может служить здесь надёжным критерием. Вот и Базаров говорит Аркадию, солнечным жарким днем полёживая в тени стога: «Да... странное существо человек. Как посмотришь этак сбоку да издали на глухую жизнь, какую ведут здесь «отцы», кажется: чего лучше?» К «отцам» он причисляет без различия возраста всех обитателей Марьина и всех окрестных имений.

В имении Никольском живут Одинцова Анна Сергеевна, дворянка, вдова, и её младшая сестра Катя. Красивая, загадочная, одинокая, молодая Одинцова не случайно называет Аркадия с Катей «дети» («Дети! — промолвила она громко, — что, любовь чувство напускное?»). Одинцова, вышедшая замуж по расчёту, сломала свою женскую судьбу и полюбить уже никогда не сможет. Окружив себя роскошью и проводя жизнь в удобном смутном томлении, она не стоит того чувства, которое внушает Базарову, и, разбив его сердце, невольно служит косвенной причиной его гибели. Тётка Одинцовой — почти выжившая из ума княжна («И вдруг спросила хриплым голосом: — А что пишет кнесь Иван?» — единственная её реплика в романе) напоминает о мире Фамусовых, уводя читателя в глубь времён, и другой функции, кажется, в романе не имеет.

Также вне оппозиции «отцы» и «дети» пара провинциальных «прогрессистов» — Кукшина и Ситников. Это пустые пародии на глубокого в своих убеждениях, искреннего в чувствах Базарова, «фоновые» персонажи, типичные для описываемого времени. Этим роль их в романе исчерпывается. Из расстановки фигур на доске романа также явствует, что, стоит им прийти в движение — и в стройные ряды «партии отцов» устремятся все персонажи, оставив на поле одинокую фигуру Базарова. Нет тут той однозначной картины, которую хотелось бы видеть критикам — профессионалам и любителям литературы. Более того, когда передвижение фигур по сюжету романа, казалось бы, закончено, самыми «взрослыми» из всех, самыми достойными по глубине и искренности мысли и чувства нежданно оказываются две противоборствующие крайности. К одинокой фигуре разночинца Базарова присоединяется его прямая противоположность — утончённый аристократ Павел Петрович Кирсанов. Эти внутренне зрелые люди с оправданным чувством собственного достоинства скорее «отцы» для столпившихся напротив по-детски наивных, укрывшихся друг за другом от реальной жизни маленьких фигурок — «детей»!

Источник: Михальская, А.К. Литература: Базовый уровень: 10 класс. В 2 ч. Ч. 1: уч. пособие / А.К. Михальская, О.Н. Зайцева. - М.: Дрофа, 2018

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Тургенев И.С. | Добавил: katerina510 (17.06.2018)
Просмотров: 338 | Теги: Отцы и дети