Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Тургенев И.С.

Образ Павла Петровича в романе "Отцы и дети" Тургенева И.С.

В молодости Павел Петрович - типичный светский фат, любящий производить эффект на окружающих — "немного насмешлив", "как-то забавно желчен", "даже дурачился", "даже ломался", "славился ловкостью и смелостью". В результате в обществе "его носили на руках","женщины от него с ума сходили" и вообще "он не мог не нравиться", так как являл собой образчик блестящего светского льва.

Фатовство, избранное Павлом Петровичем в качестве модели поведения в петербургском свете, позже со всей очевидностью обнаружит себя в деревенском образе жизни героя, ознаменовав тем самым превращение светского льва в сельского льва.

Поселившись "в деревне, в глуши", Павел Петрович продолжает оставаться верным однажды выбранной жизненной роли. Отсюда его кабинет, привычки, манеры, туалет — это не что иное, как ролевые атрибуты. Хотя сам герой в разговоре с Базаровым настаивает на том, что так он в деревенской глуши исполняет свой долг дворянина, аристократа — "не ронять себя", "уважать в себе человека", сохранять чувство собственного достоинства как "основание" общественному... bien public.

Как можно расценивать деревенское поведение Павла Петровича. Кто перед нами — постаревший фат или человек, озабоченный упрочением общественного блага?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо углубить наше представление о главных ориентирах, которыми руководствуется герой-дворянин в своей жизни.

В системе жизненных ценностей передового русского дворянства определяющей была интенсивная духовность, составляющая внутреннее достояние личности и способная придать человеческому существованию в любых его проявлениях высокий смысл. Подтверждение этому — судьба Дмитрия Рудина, Федора Лаврецкого, Веры Ельцовой, Петра Васильевича, Леи... Как известно, одним из испытаний высоты духа в произведениях Тургенева становится любовь. Это испытание посылается и 28-летнему Павлу Петровичу, к тому времени счастливо шагающему по пути блестящей карьеры.

Как можно расценить отказ молодого дворянина следовать по карьерной стезе? Как поступок очень сильного человека, к тому же если учесть, что это произошло в николаевскую эпоху, когда карьера составляла существо жизни дворянского сословия. Вместе с тем отставка проявила способность Павла Петровича сполна отдаться любовному чувству, посвятить себя другому человеку, ничего не требуя от него взамен.

Кто же та женщина, что коренным образом изменила судьбу Павла Петровича? О такой говорят — "роковая". Хотя герой "скоро достиг своей цели", но только "легкость торжества не охладила его". "Напротив, он еще мучительнее, еще крепче привязался к этой женщине". И причиной этому являлось "что-то заветное и недоступное" в ее душе, "куда никто не мог проникнуть".

Наблюдая Павла Петровича в этом качестве, нетрудно заключить, что, помимо фата, светского льва, ему выпало сыграть еще и роль рокового любовника.

Из чего же складывается рисунок такой роли? Из любовных терзаний, страданий "после нежных свиданий", ибо в возлюбленной неизбывно живет тайна. Она и вынуждает Павла Петровича "чувствовать на сердце... разрывающую и горькую досаду".

Герой роковой любви также обречен на роль скорбной тени, таскающейся за своей хозяйкой и молящей ее о снисхождении — оставить подле себя.

Какой план изображения — внешний или внутренний — преобладает в истории княгини Р. и Павла Петровича?

По преимуществу внешний. Вспомним, как описывает Тургенев состояние Кирсанова, оставленного княгиней: "Как отравленный, бродил он с места на место", "он уже не ждал ничего... ничего не предпри­нимал. Он состарился, поседел. Сидеть по вечерам в клубе... скучать, равнодушно поспорить... стало для него потребностью". Как видим, автором акцентируется внешнее действие: поступки героя, а не его душевное переживание утраты любви. Хотя, безусловно, воспроизведенная "физическая" картина не лишена экспрессии. Но она также сопряжена и с ролевыми действиями рокового героя-любовника. В самом деле, что другое могло произойти с Павлом Петровичем, брошенным возлюбленной, кроме того, что он "состарился" и "поседел"?

Несомненно, история Павла Кирсанова несет в себе элемент драматизма. Однако его в значительной степени нивелируют романтические штампы и аффекты. Главное же, чего в ней нет, так это духовной потенции. Мы не знаем, как она отразилась на дальнейшей судьбе Павла Петровича, кроме того, что он стал "очаровательным меланхоликом" и "не знался с женщинами".

Состоялось ли воспитание чувств героя, пережившего роман с женщиной-тайной, который превратил его в седого, одинокого холостяка?

Другой принципиальный вопрос: что взял с собой из своей молодости Павел Петрович? — подводит нас к осознанию того, что перед нами человек ролей, т. е. твердо усвоивший модели светского поведения, светского этикета. А стало быть, примеривший на себя то, что можно назвать формальным аристократизмом, — вкусы, манеры, привычки, без его внутренней духовной сути, склонности к состоянию напряжения духа.

Чем мы можем подтвердить наши наблюдения? Той ролью провинциального фата, сельского льва, которую он с большим успехом демонстрирует своим "зрителям" — уездному дворянству и благодаря которой снискал себе шумный провинциальный успех, как когда-то в петербургском свете.

Как мы ответим на вопрос: почему Тургенев начал рассказ о Павле Петровиче с упоминания о- чтении ("Он стал читать")? Потому что хотел обратить внимание на очень нехарактерную для героя черту, ведь, как известно, в молодости он "прочел всего пять, шесть французских книг". Значит, "библиотека renaissance" в кабинете Павла Петровича является новой реалией в его сельской аристократической роли. В этом отношении немаловажно то обстоятельство, что в деревне Павел Петрович читает "все больше по-английски" и вообще "жизнь свою устроил на английский вкус".

Что бы это означало? По всему видно, в жизни героя появляется еще одна роль — этакого уездного Чайльд-Гарольда. Ее атрибутами являются отстраненность от мира ("редко виделся с соседями", на выборах, куда он изредка выезжал, чаще всего помалкивал) и оппозиционность (иногда пугал и дразнил помещиков старого покроя своими либеральными выходками, при этом не сближаясь с новым поколением). Во всем же остальном он продолжает следовать фатовской привычке производить впечатление: "прекрасно одевался", "всегда останавливался в лучшем номере лучшей гостиницы", "хорошо обедал", "мастерски играл в вист", хотя и "всегда проигрывал". Видимо, таких Павлов Петровичей Базаров не раз наблюдал в столичной жизни. Не этим ли обусловлена его абсолютно точная характеристика дяди Аркадия: "...это все самолюбие, львиные привычки, фатство".

Какой же "склад" у Павла Петровича? Сосредоточенность на внешнем, на форме. Отсюда у него заемные роли — фат, лев, Чайльд-Гарольд, усвоенные вследствие долгого и активного пребывания в светском обществе, всегда отрицающем подлинность.

Вспомним, как говорил Печорин: "во мне душа испорчена светом". Хотя, безусловно, Кирсанов в основе своей приличный человек. Недаром уездные дворяне "уважали его за безукоризненную честность". И "отличные" манеры, которыми славился Павел Петрович, не могут быть лишними в человеке, если, конечно, не становятся смыслом его жизни. А с Павлом Кирсановым случилось именно это, обусловив его тягу исключительно к внешнему, этикетному. И конечно же "думать о красе ногтей" вовсе не означает "исполнять долг", как бы на этом ни настаивал Навел Петрович.

Вместе с тем, когда Кирсанов в споре с Базаровым отстаивает "принсипы", он ведет себя абсолютно искренне, так как защищает убеждения своего поколения, видевшего в духовных ценностях то, что составляет внутреннее достояние и жизненный компас личности.

Однако тургеневский герой, увлекшись формой, не воспользовался этим "компасом" в полной мере, за что жизнь не преминула наказать его кризисом этой самой формы, обнаружившимся в привязанности в прошлом рокового любовника к простушке Фенечке.

В конечном счете аристократизм Павла Петровича, лишенный присущей ему содержательной — духовной — основы, вылился в гордыню и сословную спесь героя-дворянина, которые не позволили ему преодолеть социальную неприязнь к новому — демократическому — поколению. А потому Павел Петрович не в состоянии оценить его, проявить по отношению к нему отеческую заботу.

Источник: Тургенев в школе: книга для учителя / авт.-сост. Л.А. Капитанова. - 3-е изд, стереотип. - М.: Дрофа, 2010

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Категория: Тургенев И.С. | Добавил: katerina510 (16.09.2015)
Просмотров: 1195 | Теги: Павел Петрович, Отцы и дети
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar