Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Ахматова А.А.

Творчество Ахматовой А.А.: общий обзор

Именно Анне Ахматовой суждено было, пройдя через потери близких людей, муки унижения государственной системой, не терпящей чистоты и независимости, продлить в России звучание «серебряного» века. Не случайно в воспоминаниях современников о ней так часто звучит слово «царственная», «величественная». Ей удалось не подчиниться злобе дня и сохранить верность поэзии, сохранить «высокую русскую речь». Несмотря на материальные бедствия и нравственные страдания, она «научилась жить», а «окаменевшая» ее душа была открыта людям.

Раннее творчество Ахматовой представлено пятью поэтическими сборниками: «Вечер» (1912), «Четки» (1914), «Белая стая» (1917), «Подорожник» (1921), «Anno Domini» (1922). В первых же откликах на ее стихи было отмечено умение автора ново и остро говорить о знакомом. Как одно из главных достоинств утверждалась способность женское мироотношение поднять до общечеловеческого. Правда, звучали и опасения по поводу чрезмерной камерности А. Ахматовой. Были попытки (3. Гиппиус, Б. Эйхенбаум) увидеть в творческом мире поэтессы новеллистическую основу и даже «выход к романной форме».

В творчестве Ахматовой очень сильно лирическое начало, подчиняющее сюжетные детали эмоциональной характеристике героев. Их переживания — чаще всего мучительная страсть. Кризисность каждого мгновения дает основание исследователям проводить аналогии с Тютчевым. Однако, как пишет В. Мусатов, у Тютчева «виновником любовной трагедии становится демонизм самой стихии любовного чувства, делающий любящего палачом», а у А. Ахматовой поединок не с любимым человеком — они страдают оба. Но это именно поединок, — лирика живет по законам театрального искусства, ее внутренний драматизм звучит в любой бытовой мелочи, а каждая мелочь придает неповторимость как герою, так и любовной коллизии.

Все писавшие о лирике Ахматовой отмечали необыкновенную остроту восприятия, ясность и сдержанность в передаче чувств. Каждая встреча или «невстреча», прощание или предчувствие расставания воспринимаются как эпизод судьбы. Обратитесь к стихотворению 1909 года «Молюсь оконному лугу...». Внешние детали (луч на рукомойнике) помогают обнаружить чувство, скрываемое героем («сердце пополам»).

В работе начала 20-х годов В. Виноградов, изучая стилистику Ахматовой, показал удивительное богатство ее образной системы. Ученый сопоставляет зрительный и слуховой ряды:

При виде каждого случайного письма,

При звуке голоса за приоткрытой дверью.

(«Из памяти твоей я выну этот день...», 1915)

Голоса могут быть звонкими, звенящими. Картине бед сопутствуют крики — «резкие, острые». В сценах печали звучат излюбленные А. Ахматовой слова «тихий», «нежный».

Он тихий, он нежный, он мне покорился,

Влюбленный в меня навсегда.

(«Отрывок», 1912)

В. Виноградов обращал внимание на непривычное сочетание — по контрасту: «кликуша безголосая». Голос героини — это осуществление ее души. Мысль о смерти представляется как погребение не только тела, но и голоса («Умирая, томлюсь о бессмертье...», 1912).

В поэтическом сознании Ахматовой метафизические сущности и любые отвлеченные понятия овеществляются («Как соломинкой пьешь мою душу...» (1911),«Буду черные грядки холить...» (1916)). Душа воспринимается как вещь, приносимая в дар, поэтому может быть уподоблена любой вещи из обихода.

С одной стороны, исследователи говорят о творчестве Ахматовой как о поэзии намеков, эмоциональной недоговоренности. С другой — они выявляют ключевые, повторяющиеся образы, которые помогают понять намеки, цепочки ассоциаций и аналогий. Так, В. Виленкин обратил внимание на частоту использования и разные смысловые оттенки в образе ветра. В ранних стихах ветер «легкий и вольный». Он может стать «душным и суровым». Ветер — не только спутник жизни, но и творчества («М. Лозинскому», 1916). В поздних стихах ветер символизирует дыхание судьбы, становится связующим звеном для памяти. Героиня чувствует себя готовой к поединку с жизнью.

И встретить я была готова

Моей судьбы девятый вал.

(Из цикла «Шиповник цветет», 1956)

Образ сибирской вьюги помогает вызвать из небытия невольных подруг «осатанелых лет». Смерть тоже связывается с ветром — он становится «черным», «окаянно воющим».

В. Виленкин прослеживает эволюцию еще одного стержневого образа лирики Ахматовой — образа тени. Собственная тень лирической героини отделяется и начинает жить самостоятельно, становится ее двойником («Многим», 1922). Тень оказывается воплощением души, а именно душа страдает и не находит успокоения, блуждает «неоплаканной тенью».

Воспоминания материализуются именно как встречи с тенями. Это может быть «восставшая из прошлого» своя тень, могут быть образы тех, с кем свела жизнь, но развела смерть. Созданный А. Ахматовой «венок мертвым» оживляет тени родственных по духу М. Булгакова, Б. Пастернака, О. Мандельштама, М. Цветаевой.

«Внезапное и победное», как сказал Д. Самойлов, вхождение в литературу Ахматовой обернулось с середины 20-х годов долгим молчанием. Эти годы стали не только испытанием стойкости духа. А. Ахматова получила необыкновенной силы импульс и творческого, и жизненного плана. Она занялась серьезным изучением Пушкина. Как пишет В. Мусатов, она искала «опору и смысл, выверяла по нему свой путь». Пушкин помогал А. Ахматовой вырабатывать критерии оценки современной действительности и современного человека. Возникало чувство стыда от участия в зле, от молчаливого присутствия при том, что называется «тлетворным срамом».

Осознание судьбы человека в дегуманизированной действительности лежит в основе стихотворений конца 30-х годов, и прежде всего «Реквиема» (1935—1940). Не только собственная судьба и муки, связанные со страхом за арестованного сына, но вся жизнь видится тюрьмой, существование человека — стоянием в тюремной очереди, где неизвестно, возьмут ли передачу; если возьмут — дойдет ли она по назначению, и вообще — откроется ли «окошко», не оскорбят ли, не уничтожат?

«Реквием» написан на основе опыта, которого «не должно быть», целиком «отрицательного», по словам В. Шаламова. Ахматовский «Реквием» выполнял ту задачу, которую в другом жанре решал «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына.

Тюрьма стала олицетворением страны. Город — любимый, красивый — «ненужным привеском болтается возле своих тюрем». Не только город совершил столь разительную эволюцию, но и героиня. Даже посмотрев на себя со стороны, она с трудом верит превращению. Действительность рождает не только ужас — она стала и школой мужества. Силы дало ощущение общности судьбы с согражданами. Как клятва звучат слова о верности, о сохранении в памяти и запечатлении в слове общего несчастья.

Приняв от Пушкина мотив символического памятника поэту, А. Ахматова просит поставить его перед тюрьмой, чтобы даже в смерти не допустить забвения того, чего свидетелем и участником довелось ей быть вместе со своим народом.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь

Забыть громыхание черных марусь.

«Реквием» Ахматовой был опубликован в России в 1987 году, одновременно с поэмой А. Твардовского «По праву памяти». Оба поэта с бесстрашной правдивостью, не рассчитывая на публикацию, воссоздавали страшные страницы истории родины. Но между произведениями принципиальная разница. Поэма А. Твардовского - это покаяние автора, готового взять на себя ответственность за то, что «так это было». Поэма Ахматовой — это суд над действительностью, который автор совершает по праву причастности к общему страданию.

Одно из самых значительных произведений в творчестве Ахматовой и самых загадочных, трудных для интерпретации — это «Поэма без героя». Она создавалась в течение многих лет (1940— 1965).

А. Ахматова снабдила ее предисловиями, дополнениями, но принципиально отказалась упрощать свое произведение, делать его общедоступным. «Симпатические чернила» нужны поэту не для зашифровки недозволенного, но для воплощения сложной работы поэтической памяти, художественного воображения, сопрягающих частную жизнь с историей, события 1913 года с современностью.

Если в «Реквиеме» осуществлялся суд над действительностью, то в «Поэме без героя», по мнению В. Мусатова, реализуется «пушкинская способность суда поэта над самим собой». Ученый видит в поэме преодоление апокалипсиса, освобождение от атмосферы удушья. Страна становится не тюрьмой, а домом.

Жить — так на воле,

Умирать — так дома.

Любовь, измены, страсти, о которых первая часть поэмы, отступают перед историей. История же ощущается общей драмой. Собственная причастность к этой драме рождает не крик боли, а веру в «отмщения сроки».

Исследователи пытаются выявить возможных прототипов в поэме: актриса Глебова-Судейкина, мальчик-драгун, А. Блок, Петербург. Все они присутствуют в поэме, но нет среди них того героя, которого можно было бы считать центром произведения. Видимо, не случайно автор в названии подчеркивал именно отсутствие героя, отказался от персонификации.

В. Мусатов сопоставляет мотив очищения в поэме А. Ахматовой с финальными сценами «Мастера и Маргариты» М. Булгакова, а произведение в целом соотносит с «петербургской повестью» Пушкина — с «Медным всадником».

Судьба Ахматовой и ее поэзии была трудной. Она пережила репрессии 30-х годов, коснувшиеся самых близких для нее людей. Со всем народом разделила лишения и страдания военного времени. Через два года после возвращения в Ленинград — в 1946 году — вместе с М. Зощенко она оказалась основной мишенью для идеологической пальбы. Ждановские постановления, разоблачительные собрания в Союзе писателей, невозможность публикаций — все это воздействовало не только на житейские обстоятельства, но и на творчество Ахматовой («Все ушли, и никто не вернулся...», 1959)

Партийное постановление 1946 года, отлучавшее поэтессу от родной литературы («поэзия взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и моленной»), было лишь частично «поправлено» в 1958-м. Полное признание пришло лишь в последние годы ее жизни, и сначала за рубежом. В 1964 году ей была присуждена в Италии международная поэтическая премия «Этна Таормина», а в Оксфордском университете за научные работы о творчестве Пушкина она была удостоена почетной степени доктора литературы. К счастью, А. Ахматова избежала судьбы Б. Пастернака, которого вынуждали отказаться от Нобелевской премии. Признание Западом заслуг А. Ахматовой перед мировой культурой в ее судьбе сыграло положительную роль. На родине стали печатать ее стихи, хотя и мало, и с попытками «связать» ее с соцреализмом.

Ахматова в позднем творчестве продолжала осваивать пушкинскую «лабораторию человековедения». Ее мысли и стихи — о трагической судьбе художника и о его победе над собой, его творческой воле и самообладании.

Современные исследователи поэзии «серебряного века» много внимания уделяют творческим взаимоотношениям А. Ахматовой и О. Мандельштама («Советская библиография». — 1991, № 2), А. Ахматовой и М. Цветаевой («Нева». — 1992, № 9), А. Ахматовой и Б. Пастернака («Библиография». — 1995, № 2).

В год празднования столетия поэтессы прошли научные конференции, на которых творчество Ахматовой рассматривалось в контексте культуры XX века.

Источник: Гордович К.Д. История отечественной литературы ХХ века: Пособие для гуманитарных вузов. - СПб.: СпецЛит, 2000

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Ахматова А.А. | Добавил: katerina510 (02.04.2017)
Просмотров: 397 | Теги: творчество Ахматовой, Ахматова
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar