Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Анализ стихотворения Пушкина "Пророк" (9 класс)

Написание стихотворения «Пророк» совпало с окончанием ссылки Пушкина в Михайловском. Это программное для темы поэта и поэзии произведение Пушкина. Подобно тому как стихотворение «Я помню чудное мгновенье...» (1825) является важной вехой любовной лирики Пушкина и определяет её дальнейший характер, так и «Пророк» становится манифестом, задающим развитие темы в последующем творчестве поэта.

Композиционно «Пророк» разделяется на три части: экспозицию, основную часть и финал. В экспозиции обрисована «сцена», на которой разворачивается всё стихотворение, и представлена лирическая ситуация — встреча, явление лирическому герою Божьего посланника — Серафима. Экспозиция написана словами, которые дают возможность представлять описываемое в прямом и переносном значении. Например, слово «пустыня» вызывает в восприятии образ безлюдного места, иссушающей жары, бесконечных песков, но следует помнить, что в другом смысле «пустыня» — это, используя пушкинское же выражение, «пустыня мира», жизнь без любви, дружбы, творческого и душевного общения, пустое и унылое существование. В пустыне естественно томиться жаждой, то есть сильным желанием пить, но здесь жажда названа «духовной» — жажда знания, правды и откровения. Серафим является лирическому герою на «перепутье», это слово может обозначать и обыкновенное пересечение дорог, и ситуацию выбора, в которой оказался Пушкин в 1826 году и в которой оказывается рано или поздно каждый из нас.

Основную часть стихотворения можно назвать «преображением поэта». Она, в свою очередь, состоит из четырёх эпизодов: преображения зрения, слуха, языка и сердца. Эти преображения возвышают поэта над обычным человеком до высот знания Пророка. Серафим касается зениц героя, и «отверзается вещее зрение», словно спадает пелена с глаз:

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Серафим касается ушей героя, и ему открывается другой дар: он внял и «неба содроганье», и «ангелов полёт», и глубину и даль мира — то, что не ведает человек в обычной жизни. Пушкин употребляет глагол «внимать» вместо привычного «слышать», потому что «внимать» означает «слышать и понимать», что подсказывает однокоренное слово «внимательный». Эти два дара — зрение и слух (внимание) — связаны с восприятием мира человеком, следующие два преображения — с его деятельностью.

Преображение языка представляет собой развёрнутую метафору: язык — поэзия; «грешный», «празднословный и лукавый» язык — то есть лживая, зависимая от власти и конъюнктуры поэзия, и только «жало мудрыя змеи» бесстрашно вещает истину. Заметим, как возрастает болезненность каждого нового преображения, этим Пушкин подчёркивает неимоверную тяжесть ноши, возлагаемой на человека пророческим знанием. При описании изменения языка появляются мотивы смерти, сопровождаемые грубыми, резкими действиями Серафима: «вырвал» язык, «вложил десницею кровавой» и чертами умирающего человека — «уста замершие мои».

Последнее и самое значительное преображение — замена «трепетного сердца», означающая замену слабого земного чувства на тот пламень, что способен породить только «угль, пылающий огнём». Первая фраза после преображения сложна для понимания:

Как труп в пустыне я лежал.

Это можно понять буквально, то есть человек, прошедший сквозь подобные испытания, должен умереть. Однако значение этой фразы глубже: даже наделённый пророческим даром, человек «мертвее» пустыни без воззвания Бога, поднимающего из смерти для исполнения миссии:

Восстань, Пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Отметим, какой переворот произошёл в мировоззрении Пушкина за семь лет. В 1819 году Пушкин сетовал в стихотворении «Деревня»:

О, если б голос мой умел сердца тревожить! —

и сравним выражение «сердца тревожить» с повелением «жги сердца» в финальной строке «Пророка».

Художественный мир стихотворения — его структура и строй, словесно-образная система, возвышенная церковная лексика, аскетизм и строгие эпитеты — способствует выражению главной идеи. Произведение устроено так, что преображение поэта последовательно обогащается новыми, более сложными эпизодами, лирическое повествование развивается благодаря доминирующей роли союза «и», свойственного стилю изложения в святых древних книгах. Сравнительный союз «как» встречается три раза, но служит он не для образного сравнения, а для более точного выражения мысли. Например, «лёгкие как сон» персты, которыми Серафим касается зениц лирического героя, призваны отвлечь внимание от материального прикосновения и обратить его на духовное значение этого действия. И эпитеты привлекаются поэтом вовсе не для красоты, а для обозначения: если язык назван «лукавым», то это так и есть. Разная длина строк в стихотворении играет большую роль для понимания идеи «Пророка». Дело в том, что идея стихотворения имеет непрерывный восходящий характер, и если бы оно было разделено на строфы, то мысль о непрерывности восхождения человека была бы нарушена.

По удачному выражению русского поэта В.Я. Брюсова, в «Пророке» выражены «идеальные задачи идеального поэта». Однако, может быть, Пушкин имел в виду не только поэта, своё назначение, но и любого человека?

Источник: Москвин Г.В. Литература: 9 класс: в 2 ч. Ч. 2 / Г.В. Москвин, Н.Н. Пуряева, Е.Л. Ерохина. - М.: Вентана-Граф, 2016

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (23.11.2017)
Просмотров: 105 | Теги: пророк
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar