Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Островский А.Н.

Александр Островский: биография и творчество

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

В Москве, на Театральной площади, у входа в Малый театр на невысоком гранитном пьедестале — бронзовая фигура грузного человека. Наклонив тяжёлую голову, так что окладистая борода лежит на меховом вороте длиннополой одежды, в раздумье смотрит он скорее в себя, чем на входящих в театр. Малый — это его театр, театр Островского.

Два великих драматурга творили во второй половине ХIХ века: в середине столетия появились первые пьесы Александра Николаевича Островского, в конце века — Антона Павловича Чехова. Два драматических театра оставили они Москве и всей России  — Малый и Художественный (МХАТ, с чеховской чайкой на занавесе).

Александр Николаевич Островский — потомственный москвич. В Замоскворечье, между Большой Ордынкой и Пятницкой улицей, в Голиковском переулке сохранился одноэтажный дом с мезонином. На стене — мемориальная доска. Дом такой же, как все купеческие особняки Замоскворечья. Этот район — купеческая часть Москвы, и деловая жизнь там кипела испокон веков. Обитателем этой таинственной, во многом закрытой страны был Александр Островский.

Домик, в котором родился Островский, где провёл своё детство и юность, был низеньким, двухэтажным, с крохотными окошками. И стоял он во дворе церкви Покрова, и жили в нём и родители Александра (отец был частным ходатаем среди местного купечества), и дед — протоиерей, и бабка — просвирня. У отца была большая библиотека. Чиновничий быт и обычаи патриархального духовенства в семье Островского соединялись.

Островские жили во втором этаже (мы говорим сейчас «на втором этаже»), куда поднимались по узкой и шаткой деревянной лестнице и домочадцы, и клиенты отца — купцы разного достатка и разных привычек: кто, по русскому обычаю, в поддёвке и смазных сапогах бутылками, держа в руках снятый картуз, кто — в  европейском сюртуке (рединготе) и панталонах, с цилиндром.

А какая выразительная, меткая, красивая русская речь звучала в этом доме! Недаром писал А. С. Пушкин: «…Не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком». Возможно, именно бабушка-просвирня и привила будущему великому русскому драматургу тот безошибочный слух к русскому слову, то богатство коренной московской речи, неповторимый её звук и слог, которые восхищали прежде и Пушкина!

Особая страсть к театру появилась у Островского рано. Гимназию он закончил, но «за непонятие наук» из университета через три учебных года «получил увольнение». Комедии Гоголя, гениальные Мочалов и Щепкин в грибоедовском «Горе от ума» в Малом театре, мелодрамы, водевили — вот что стало его подлинным миром. Впрочем, на службу Островский поступил сперва в канцелярию Совестного суда, затем в Коммерческий суд, и привлекала его прежде всего возможность наблюдать в судебных тяжбах жизнь человеческих страстей и то, как они воплощаются в характерах и поступках. «Главное— что ни дело, то комедия», как говорит один из героев пьесы «Тяжёлые дни». Так, с детских впечатлений о купцах — посетителях отца, под чьими сапогами со скрипом скрипели ступени в родном домике во дворе Покровской церкви, познавался будущим драматургом купеческий мир Замоскворечья и всей России. В Совестном суде разбирались тяжбы между родителями и детьми, в Коммерческом — дела о торговой несостоятельности, так что многое можно было узнать и о скрытых пружинах семейной жизни, отношениях самых близких людей, и о хитрых способах банкротства, уловках должников, купеческих способах обойти законы.

Литературная деятельность А. Н. Островского началась на втором году службы в Коммерческом суде. Комедия «Свои люди — сочтёмся», до сих пор не покидающая сцены российских театров, была задумана им до осени 1846 года. Первые её сцены опубликованы в начале 1847 года. А уже 14 февраля 1847 года наступил тот день в его жизни, который сам А.Н. Островский всегда называл знаменательным: у профессора Московского университета С. П. Шевырёва, авторитетного знатока литературы, собрались известные литераторы, в том числе славянофил, поэт и философ А.С. Хомяков, поэт и критик Ап. А. Григорьев и другие. Островский читал свои драматические сцены. Чтецом он был прекрасным. Хозяин, обняв и поцеловав автора, назвал его талантом, призванным возродить русский национальный театр. С 14 февраля 1847 года Островский, по его собственным словам, стал считать себя русским писателем и поверил в своё призвание.

Над первой своей комедией — «Свои люди — сочтёмся» — Александр Николаевич работал почти три года. В это время он впервые посетил отцовское имение на Волге — Щелыко́во. Недолгая поездка оставила в его душе неизгладимый след: по дневниковым записям можно судить, как пробудилось в нём сладостное, необычайно сильное чувство природы, рождённое красотой приволжской земли и самой Волги, сколько людских характерных типов наблюдал он там. В дневниках находим описание вида на Волгу и оврага, возникающее спустя годы в знаменитой драме «Гроза».

Комедия «Свои люди — сочтёмся» (первоначально «Банкрот») читалась вслух по всей Москве: и в кабаках, и в литературных салонах. В последних читал сам автор или его друг, артист Пров Садовский. Но опубликована она была в журнале «Москвитянин» у М.П. Погодина только в 1850 году. Радость первого успеха была омрачена, и серьёзно. Сам Николай I препроводил пьесу в цензурный комитет, постановивший «вразумить» автора, разъяснив ему, что «злодеяния должны находить достойную кару ещё и на земле», а цель таланта не только в изображении дурного и в карикатуре, но и в их порицании, в противопоставлении пороку добродетели, в возбуждении «высшего нравственного чувства». «Вразумил» Островского попечитель округа, а царь поставил на заключении цензурного комитета свою резолюцию: «Совершенно справедливо, напрасно напечатано, играть же запретить, во всяком случае уведомя о том князя И. Волконского». Результатом всего этого было предложение властей оставить службу; более того, писатель был взят под надзор полиции. Комедия «Свои люди — сочтёмся» была поставлена только в 1861 году, и с изменённым концом: в последней сцене является квартальный и объявляет подлецу Подхалюзину о его ссылке в Сибирь.

Задолго до этого Островский вошёл в редакцию «Москвитянина» и вскоре стал центром кружка литераторов, составивших новую редакцию «Молодого Москвитянина». Напряжённая борьба за место своих комедий в журнале М.П. Погодина, за ничтожные гонорары привела к тому, что «Москвитянину» достались ещё только три пьесы Островского — «Бедная невеста» (1852), «Не в свои сани не садись» (1853) и «Не так живи, как хочется» (1855), а знаменитая «Бедность не порок» (1854) и другие были опубликованы в иных изданиях. Трудный и тяжёлый это был период в жизни драматурга. Пьесы А. Н. Островского появляются на сцене с 1853 года в Малом театре. И вот первый триумф — его принесла комедия «Бедность не порок». Поставленная сначала в Малом, а вскоре и в Александринском театре в Петербурге в 1854 году, она превзошла, как писал Островский Погодину, не только ожидания, но и мечты его. Впрочем, этот успех ждал комедию ещё в чтении, до театральной постановки. В дальнейшем Островский печатается уже не в «Москвитянине», а в «Русском вестнике» (редактор М.Н. Катков, влиятельный публицист правого толка), в этом журнале опубликована пьеса «В чужом пиру похмелье»; в «Русской беседе» (журнал славянофильского направления, редакторы А.И. Кошелев и А.С. Аксаков) и в основном — в некрасовском «Современнике» и «Отечественных записках» (редактор А. А.  Краевский).

Островский пробовал писать и рассказы, и повести, но повествовательные формы не соответствовали его дарованию. «Не сошлись характерами», задуманная в1856 году как повесть, всё же упрямо превращается в «Не сошлись характерами. Картины московской жизни» (1858)  — драматург в Островском побеждает, вновь обращаясь к столкновению дворянства, обедневшего и денежно, и духовно, и состоятельного практичного купечества.

В 1856 году пишется, а в 1857-м публикуется «Доходное место» — одна из самых известных пьес, рисующая нравы чиновничества. Середина 1850-х годов для А.Н. Островского была не только временем, творчески богатым. Случай привёл его к участию в так называемой «литературной экспедиции», организованной Морским министерством для обследования страны, и случай же выделил ему для исследования район верхней Волги от Твери до Нижнего Новгорода. Сколько творческих замыслов не родилось бы и не воплотилось, если бы не этот случай! Не было бы, вполне вероятно, блистательных драм Островского «Грозы» и «Бесприданницы». Драматург писал Некрасову о «целом ряде пиэс под общим заглавием “Ночи на Волге”», задуманном в путешествии.

В 1859 году появляется «Воспитанница», в 1860 году — «Гроза», самая знаменитая пьеса Островского, принёсшая драматургу Уваровскую премию и замечательный успех постановки, и «Старый друг лучше новых двух», а с 1857 по 1861 год — трилогия: три замечательные комедии о Бальзаминове, так полюбившиеся в экранизации современному зрителю, но чересчур строго оценённые и критикой, и театральными деятелями.

Островский писал также и драматические хроники, и исторические драмы, много переводил, будучи прекрасно знаком с европейской литературой и желая познакомить с ней русского читателя (перевод «Укрощение своенравной» Уильяма Шекспира опубликован в 1865 году). Среди привлекших его авторов были также Никколо Макиавелли (1469—1527), а из драматургов эпохи Просвещения конца XVIII — начала XIX века — блистательные Карло Гоцци (1720—1806) и Карло Гольдони (1707—1793). Никколо Макиавелли известен прежде всего как автор трактата «Государь», в котором излагаются основы управления. Трактат прославился в веках своим цинизмом — принципиальным отказом от всякой нравственности, когда все средства хороши для достижения поставленной цели. Но А. Н. Островского привлекла его лёгкая, весёлая, по-итальянски живая комедия «Мандрагора», построенная на любовной интриге и обмане. Её он и перевёл. Особенный интерес у драматурга вызвала итальянская комедия знаменитых Гоцци и Гольдони. Карло Гоцци создал новый, своеобразный жанр — трагикомическую театральную сказку — фьябу (итал. fiaba). С одной из них прекрасно знаком русский зритель, и на старинной улице Москвы, у известнейшего театра, подняв вверх указательный пальчик, перекинув ножку на ножку, смотрит со своего трона-постамента на театралов и прохожих золочёная принцесса — главная героиня знаменитой фьябы Гоцци. Карло Гольдони не менее известен во всём мире как создатель национальной итальянской комедии. Его «Лжец», «Кофейня», а особенно — искрящаяся весельем «Трактирщица» пользовались феерическим успехом.

Комедии Островского 1860—1870-х годов отражают обращение драматурга к истории. «На первый план вышла не описательная неподвижность быта, а его переменчивость», — пишет литературовед В.Я. Лакшин в статье под замечательным названием «Мудрость Островского». Новые люди, новые нравы соседствуют с уже знакомыми нам по прежним пьесам. Время стронулось и пошло. Но, к сожалению, театральная критика неверно оценила эти изменения, ожидая от драматурга привычного «штампа “купеческой пьесы”» (В.Я. Лакшин). «На всякого мудреца довольно простоты» (1868), «Бешеные деньги» (1870), «Волки и овцы» (1875), даже глубоко поражающая сердце современного зрителя «Бесприданница» (1879), «Таланты и поклонники» (1882), «Без вины виноватые» (1884) — жемчужины русской сцены во все времена — приняты были если не холодно, то и не так горячо. Редкими стали театральные триумфы Островского.

Особое место занимает среди 49 оригинальных пьес писателя «Снегурочка. Весенняя сказка в четырёх действиях с прологом», как называет её полностью автор. В этой нежной, как сама русская весна, сказке, основанной на фольклорных образах, народных обрядовых песнях, полностью проявился поэтический дар этого удивительного драматурга. Как поверить, что Снегурочка, Лель, Купава и Подхалюзин («Свои люди — сочтёмся!»), Глумов («На всякого мудреца довольно простоты») — образы, вышедшие из-под пера одного автора? «Снегурочка» и стала выражением той «хрустальной поэзии», которая крылась в самой глубине дара Островского, как на дне глубокого колодца вырастают прозрачные, как слеза, кристаллы горного хрусталя. Трагически высок конфликт этой сказки: всё живое должно любить, но пробуждение любви пресечёт жизнь Снегурочки. Зная это, она принимает вызов судьбы, мать Весна даёт ей способность к любви, и «за краткий миг любви» к Мизгирю Снегурочка погибает. Ничуть не удивительно, что Н. А. Римский-Корсаков — подлинно русский, национальный, народный композитор — был вдохновлён этой нежной сказкой так, что создал по ней оперу.

Как и большинство русских писателей, Островский жил не только творческой, но и напряжённой общественной жизнью. Одним из самых счастливых своих дней он считал 14 октября 1866 года — день открытия в Москве «Артистического кружка», который он организовал и в деятельности которого принимал самое активное участие. Этот «Кружок» стал позднее настоящей школой артистического мастерства, откуда начался творческий путь знаменитых артистов, например П. Садовского. Организовал Островский и Общество драматических писателей в Москве, а с 1885 года заведовал казённой частью московских казённых театров. Но в последние годы жизни все силы отдавал он Малому театру, известному нам теперь как театр Островского. У стены его в 1929 году и был поставлен памятник Александру Николаевичу Островскому (скульптор Н.А. Андреев).

Источник (в сокращении): Михальская, А.К. Литература: Базовый уровень: 10 класс. В 2 ч. Ч. 1: уч. пособие / А.К. Михальская, О.Н. Зайцева. - М.: Дрофа, 2018

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

Категория: Островский А.Н. | Добавил: katerina510 (05.06.2018)
Просмотров: 512 | Теги: Островский, Творчество Островского