Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Роман "Преступление и наказание", 4 часть: краткое содержание (сюжет 4 части)

Свидригайлов пришел просить Раскольникова об организации его свидания с Авдотьей Романовной. «Одного меня, без рекомендации, и на двор к себе не пустит». Он признался Раскольникову, что по-настоящему полюбил его сестру. «Вы просто-напросто мне противны, правы вы или не правы», — отвечал тот на попытку Свидригайлова представить себя жертвой неразделенной любви в истории с Авдотьей Романовной. О смерти своей жены (ходили слухи, что он виноват в ней) Свидригайлов сказал, что его совесть совершенно спокойна: «Медицинское следствие обнаружило апоплексию, произошедшую от купания после плотного обеда с бутылкой вина. Я ударил хлыстиком всего два раза, даже знаков не оказалось». Свидригайлов цинично утверждал, что Марфа Петровна была даже рада этому, потому что история с сестрой Раскольникова уже всем надоела, и ей не о чем было рассказывать, приезжая с город. А после побоев мужа она сразу же велела заложить карету и поехала в город с визитами.

Несмотря на довольно бесцеремонные вопросы Раскольникова, Свидригайлов был спокоен и сказал, что Родион кажется ему странным. Свидригайлов упомянул, что раньше был шулером, что сидел в тюрьме за долги, но Марфа Петровна его выкупила. Они поженились и уехали жить к ней в деревню. Она его любила, но держала документ против него на случай, если он решит взбунтоваться. Так он и прожил безвыездно в деревне 7 лет. Свидригайлов так часто упоминал в разговоре Марфу Петровну, что Раскольников прямо спросил, не скучает ли он по ней. «Право, может быть...».

Свидригайлов подробно рассказал о посещениях Марфы Петровны, которая является к нему после смерти. Потом признался, что ему являлась не только она, но и его дворовый человек, в смерти которого его тоже обвиняла молва. Раскольникова утомили рассуждения Свидригайлова, балансирующие на грани здравого смысла и бреда сумасшедшего. Он попросил Свидригайлова прямо сказать, что ему нужно. Тот сказал, что Авдотья Романовна не должна выйти замуж за Лужина. Свидригайлов задумал вояж, некоторое путешествие. Дети его обеспечены, они у тетки. Он хотел бы в присутствии Раскольникова повидаться с Авдотьей Романовной, объяснить ей, что от господина Лужина не будет никакой ей выгоды. Он его хорошо понимает, ссора с его женой произошла именно потому, что она состряпала эту свадьбу. Он хочет испросить извинения у сестры Раскольникова за все те неприятности, которые причинил ей, а затем предложить ей 10 тысяч рублей, чтобы облегчить разрыв с Лужиным.

Раскольников отказался передавать сестре это дерзкое предложение Свидригайлова. Но тот пригрозил, что в таком случае будет сам добиваться свидания с сестрой Раскольникова, и тот обещал передать сестре его предложение. В конце визита Свидригайлов сказал, что Марфа Петровна завещала Авдотье Романовне три тысячи рублей.

Далее в 4 части романа «Преступление и наказание» Достоевский рассказывает о том, что в дверях Свидригайлов столкнулся с Разумихиным. Раскольников и Разумихин отправились к матери и сестре Родиона на встречу с Лужиным. По дороге Разумихин рассказал ему, что попытался поговорить С Порфирием Петровичем и Заметовым об их подозрениях, но «они точно не понимают». В коридоре они столкнулись с Лужиным, и в комнату вошли все вместе.

Петр Петрович имел вид оскорбленного человека. Разговор поначалу не клеился. Потом Петр Петрович заговорил о Свидригайлове, считая своим долгом предупредить дам, что тот сразу после похорон жены оправился в Петербург. Он сообщил, что Марфа Петровна не только выкупила его в свое время из тюрьмы, но ее стараниями затушено было уголовное дело, за которое Свидригайлов мог бы попасть в Сибирь. Дуня попросила рассказать об этом поподробнее. Выяснилось, что Свидригайлов находился в близких отношениях с иностранкой Ресслих. У нее жила племянница, девочка лет 15-ти, глухонемая. Тетка обращалась с ней очень жестоко. Однажды девочка была найдена на чердаке удавившеюся. Официально было объявлено, что это самоубийство, но ходили слухи, что ребенок был жестоко оскорблен Свидригайловым. Лужин упомянул о смерти дворового человека Филиппа, в которой обвиняли также Свидригайлова. По поводу Филиппа Авдотья Романовна заметила, что слышала, будто этот Филипп был ипохондриком, домашним философом и удавился от насмешек окружающих, а не от побоев хозяина.

Раскольников сообщил присутствующим, что Свидригайлов был у него и просил передать сестре некоторое предложение. Что именно предлагал Свидригайлов, Раскольников говорить отказался, сообщил также, что Марфа Петровна завещала Дуне три тысячи рублей. Лужин собрался уходить, поскольку Раскольников не рассказал, в чем именно состоит предложение Свидригайлова и не была удовлетворена его просьба об отсутствии Раскольникова при их свидании. Дуня ответила, что специально пригласила брата, чтобы решить возникшее между ними недоразумение. Лужин считает, что Пульхерия Александровна и Дуня, которые бросили все и приехали в Петербург, сейчас находятся полностью в его власти. Раскольников уличил Лужина во лжи. Ведь он отдал деньги матери несчастной вдове, а не ее дочери, которую видел тогда в первый раз, писал об этом Петр Петрович.

Лужин был уверен в беспомощности своих жертв. Видя их независимость и спокойную уверенность в себе, он пришел в бешенство. От злости он пригрозил, что уйдет сейчас навсегда. Дуня ответила, что и не хочет его возвращения. Лужин, уже не владея собой, начал говорить, что сделал Дуне предложение, пренебрегая общественным мнением и восстанавливая ее репутацию, весьма надеясь на благодарность. «Теперь я вижу, что поступил опрометчиво!» После этих слов Разумихин хотел буквально выбросить его из комнаты, но Родион остановил его и спокойно сказал Лужину, чтобы он убирался вон. Тот несколько секунд смотрел на него с бледным и искаженным лицом, потом вышел из комнаты. Спускаясь с лестницы, он еще предполагал, что это дело можно поправить.

Придя домой Лужин чувствовал глубокое негодование против «черной неблагодарности» невесты. А между тем, сватаясь к ней, он был уверен в нелепости всех сплетен, ходивших о ней. Но он высоко ценил свою решимость возвысить Дуню до себя. Выговаривая об этом Дуне, он на самом деле высказал свою тайную мысль, что все будут им любоваться за этот подвиг. Дуня была ему просто необходима. Он давно с упоением помышлял о женитьбе на благонравной, но непременно бедной девице, хорошенькой и образованной, очень запуганной, много испытавшей в жизни, которая считала бы его своим благодетелем, подчиняясь беспрекословно ему и только ему. И вот эта мечта почти осуществилась. Явилась девушка гордая, добродетельная, воспитанная, развитием выше его. И над таким существом он будет безгранично владычествовать! Кроме того, он хотел сделать в Петербурге карьеру, а такая жена, как Дуня, могла бы привлечь в нему людей, создать ореол. И вот все это рушилось. Лужин решил завтра же все это исправить, уладить.

В комнате у Пульхерии Александровны все горячо обсуждали случившееся. Мать радовалась, что бог спас ее дочь от такого человека, как Лужин. Все радовались. Только Раскольников сидел мрачный и неподвижный. Его попросили рассказать о предложении Свидригайлова. Он коротко передал предложение денег и просьбу о свидании, заметив, что сам отказался за Дуню от денег. Ясно, что у него скорее всего нехорошие планы на уме. Родион признался, что Свидригайлов вел себя довольно странно, с признаками помешательства. Видимо, сказалась смерть Марфы Петровны. Разумихин пообещал следить за Свидригайловым, чтобы защитить Дуню от него. Пульхерия Александровна заговорила об отъезде из Петербурга, раз с Лужиным теперь порвано. Но Разумихин предложил им остаться в городе. На три тысячи Марфы Петровны и на его одну тысячу, которую обещал дядя, они могли бы организовать собственное издательство. Эта мысль всем очень понравилась.

Родион вспомнил об убийстве и собрался уходить. «Я хотел сказать, что нам лучше пока не видеться некоторое время. Я приду, когда можно будет. Забудьте меня совсем. Когда надо, я приду, а теперь, коли любите меня, забудьте совсем. Иначе я вас возненавижу!»

Родион ушел. Все страшно испугались этих слов. Разумихин побежал догонять Родиона. Оказалось, что Раскольников ждал его в конце коридора. Он попросил друга быть завтра у сестры с матерью. «Я приду... если можно будет. Прощай! Оставь меня, а их не оставь! Понимаешь меня?» Разумихин вернулся к Пульхерии Александровне, успокаивал обеих, клялся, что Родиону нужно отдохнуть, обещал сообщать им о его состоянии.

4 часть романа «Преступление и наказание» продолжается тем, что Раскольников отправился к Соне. Сонина комната больше походила на сарай. Раскольников заговорил с ней об отце, Катерине Ивановне. Вспомнил, что, по словам Мармеладова, Катерина Ивановна Соню била. Та прервала его. «Нет, что вы. Если б вы только знали. Ведь она совсем как ребенок. У ней ум помешался от горя». Раскольников заговорил о будущем Сони и других детей Катерины Ивановны. Ясно, что Катерина Ивановна тяжело больна и долго не протянет, сама Соня скоро может оказаться в больнице при ее работе и тоже умереть. Тогда у Поленьки будет только такой же путь, как у самой Сони, и такой же конец. Но Соня уверена, что бог не допустит такого ужаса.

Он заговорил с ней о Боге, что он ей делает за то, что она ему молится? «Все делает!» — быстро прошептала она. Раскольников все время ходил по комнате и видел книгу, лежащую на камине. Он взял ее посмотреть. Оказалось, что это «Новый Завет». Книга была старая. Соня рассказала, что эту книгу принесла ей Лизавета, и они вместе ее часто читали. Раскольников попросил Соню прочитать ему про воскрешение Лазаря. Закончив читать, Соня закрыла книгу и отвернулась от него. Родион сказал, что Соня загубила свою жизнь, чтобы спасти родных. Они вместе прокляты и теперь им идти по одной дороге. Он ушел. Соня провела эту ночь в лихорадке и бреду. Разные мысли роились у нее в голове. «Он, должно быть, ужасно несчастен!., бросил мать и сестру... говорил, что без нее жить не может. О господи!»

За дверью справа, которая отделяла квартиру Сони от квартиры Гертруды Ресслих, была промежуточная комната. Она давно пустовала, и Соня считала ее необитаемой. Однако во все время разговора у двери пустой комнаты стоял господин и внимательно все слушал. Этот разговор так понравился ему, что он принес даже стул и поставил его у двери, чтобы удобнее было слушать в следующий раз. Этим господином был Свидригайлов.

На другое утро Раскольников отправился в контору в Порфирию Петровичу. Он был готов к новому бою. Донес или не донес на него мещанин, бросивший ему в лицо слово «убивец»? Он ненавидел Порфирия и боялся этой ненавистью обнаружить себя. Раскольников думал, что его сразу пригласят в кабинет, но ему пришлось подождать. Он дал себе слово больше молчать, приглядываться и прислушиваться. В этот момент его позвали в кабинет.

Порфирий встретил гостя с самым веселым и приветливым видом. «Он, однако, мне обе руки протянул, а ни одной не дал», — подумал Раскольников. Оба следили друг за другом, но как только их взгляды встречались, тотчас отводили глаза. Раскольников сказал, что принес необходимую бумагу о часах. Порфирий начал говорить о том, что спешить некуда, что его квартира находится за перегородкой. Но его слова не соответствовали серьезному, мыслящему взгляду, которым Порфирий смотрел на Раскольникова. Это разозлило его. Он сказал, что у следователей есть такой прием — заговорить с подозреваемым о пустяках, а потом огорошить прямым и коварным вопросом. Порфирий начал смеяться, Раскольников было тоже рассмеялся, но потом прекратил. Получилось, что Порфирий смеется своему гостю прямо в лицо. Раскольников понял, что есть что-то, чего он еще не знает.

Порфирий говорил, что допрос в виде свободной, дружеской беседы может дать больше, чем допрос по всей форме. Как будущему юристу, он привел Раскольникову пример: «Считай я кого-то за преступника, зачем я раньше срока начну его беспокоить, хотя и улики против него имею? Отчего бы не дать ему погулять по городу? Посади я его слишком рано, так я этим ему нравственную опору дам. Вот вы говорите улики, да ведь улики о двух концах... Да оставь я иного господина совсем одного, не бери я его, не беспокой, но что б знал каждую минуту или подозревал, что я все знаю, денно и нощно за ним слежу. Так ведь он сам придет или наделает чего-нибудь, что уже точной уликой будет. Нервы-то... вы их забыли! Пусть он походит по городу, а я и так знаю, что он моя жертва. Куда ему бежать? За границу? Нет, за границу поляк бежит, а не он. В глубину отечества? Да ведь там настоящие русские мужики живут, ведь развитый, современный человек скорее острог предпочтет, чем с такими иностранцами, как наши мужики, жить! Он у меня психологически не убежит», — рассуждал Порфирий.

Раскольников сидел бледный. «Это уже не кошка с мышью, как вчера, он умнее. Но нет у тебя доказательств, пугаешь ты меня, хитришь!» Он решил молчать и дальше. Порфирий продолжал: «Вы, Родион Романович, — молодой человек, остроумный. Но действительность и натура есть важная вещь. Остроумие — великая вещь, где уж бедному следователю угадать все. Да ведь натура выручает. А вот об этом и не подумает увлекающаяся молодежь! Он, положим, и солжет удачно, наихитрейшим образом. Да в самом интересном, в самом наискандальнейшем месте и упадет в обморок… Да не душно ли вам, что вы так побледнели?»

Раскольников просил не беспокоиться и вдруг захохотал. Порфирий посмотрел на него и начал хохотать вместе с ним. Раскольников резко прервал свой смех и серьезно сказал, что теперь ясно видит, что Порфирий подозревает его в убийстве старухи и ее сестры Лизаветы. Если у него есть на то основание, то может арестовать его, а если нет, то смеяться над собой в глаза он не позволит. Его глаза загорелись бешенством. «Не позволю!» — кричал Раскольников. Порфирий сделал озабоченный вид, начал успокаивать Родиона. Потом приблизил свое лицо к Раскольникову и почти прошептал, что его слова могут услышать и что же тогда им сказать? Но Родион машинально повторял эту фразу. Порфирий Петрович предложил Раскольникову воды. Испуг и участие Порфирия были так натуральны, что Раскольников замолчал. Порфирий стал говорить, что у Родиона был припадок, а себя нужно беречь. Вот и вчера приходил к нему Дмитрий Прокофьевич (Разумихин) и такое говорил, что мы только руками развели. Уж из моих язвительных слов он такое вывел? Уж не от вас ли он приходил? Раскольников уже немного успокоился, сказал, что Разумихин приходил не от него, но он знал, зачем тот приходил к Порфирию.

«Я ведь, батюшка, и не такие ваши подвиги знаю. Я знаю, что вы ходили нанимать квартиру, в колокольчик звонили, про кровь спрашивали, работников и дворника с толку сбили. Я понимаю ваше тогдашнее душевное настроение, да ведь вы так себя с ума сведете. Негодование ваше от обид сперва, от судьбы, а потом от квартального уж очень кипит. Вот вы мечетесь, чтобы заставить всех заговорить, и скорее покончить с этим. Угадал я ваше настроение? Да ведь вы так не только себя, но и Разумихина закружите, потому что уж очень он добрый человек». Раскольников с удивлением рассматривал ухаживающего за ним Порфирия. Тот продолжал: «Да, был такой случай у меня. Один тоже наклепал на себя убийство, факты подвел, сбил с толку всех и каждого. Сам он неумышленно стал причиной убийства, как только узнал он, что убийцам дал повод, так затосковал, стало ему представляться, что это он убил. Но сенат это дело разобрал, и несчастный был оправдан. Так можно и горячку нажить, если по ночам ходить в колокольчики звонить, да про кровь спрашивать. Это болезнь, Родион Романович!»

Раскольников уже не понимал ход рассуждений Порфирия, в чем был подвох. Он настаивал, что ходил в квартиру старухи в полном сознании, а не в бреду. Порфирий утверждал, что Раскольников нарочно сказал, что знал о визите Разумихина к Порфирию и настаивает на сознательном приходе в квартиру старухи. Порфирий считал, что Раскольников ведет с ним тонкую игру. «Я не дам себя мучить, арестуйте меня, обыщите по всей форме, но не играйте со мной!» — в бешенстве кричал Родион. Порфирий на это ответил со своей лукавой улыбкой, что он пригласил Раскольникова по-домашнему, по-дружески. В исступлении Раскольников закричал, что не нужна ему эта дружба. «Вот возьму фуражку и уйду. Ну, что теперь скажешь?» Он схватил фуражку и пошел к двери. «А сюрпризик-то не хотите посмотреть?» — захихикал Порфирий, останавливая его около двери. «Сюрпризик, вот тут у меня за дверью сидит», — продолжал он. «Ты лжешь и дразнишь меня, чтобы я себя выдал!» — закричал Родион, пытаясь открыть дверь, за которой сидел «сюрпризик» Порфирия. «Да уж больше себя и выдать уже нельзя, батюшка. Ведь вы в исступление пришли!» — «Лжешь ты все! У тебя фактов нет, одни догадки!» — закричал Родион.

В этот момент послышался шум и произошло то, на что не могли рассчитывать ни Порфирий, ни Родион. В комнату ворвался после непродолжительной борьбы в дверях бледный человек. Он был молод, одет как простолюдин. Это был маляр Николай, который красил пол в квартире этажом ниже, в доме убитой процентщицы. Он сказал, что убил старуху и Лизавету. Это сообщение было совершенно неожиданным для Порфирия. Николай сказал, что на него нашло помрачение и он убил топором обеих женщин. А по лестнице он сбегал для отвода глаз после убийства. «Не свои слова говорит», —- пробормотал Порфирий. Он спохватился и, взяв Раскольникова за руку, показал на дверь. «Вы этого не ожидали?» — спросил Родион, который сильно приободрился после появления Николая. «Да и вы, батюшка, не ожидали. Ишь ручка-то как дрожит!»

Раскольников вышел, проходя через канцелярию, он увидел обоих дворников из дома старухи. На лестнице его остановил Порфирий, сказал, что им еще раз нужно будет поговорить по всей форме, и они еще увидятся. Родион отправился домой. Он понимал, что скоро выяснится, что Николай врет. Но его признание давало Родиону некоторую передышку в борьбе с умным Порфирием. Дома Раскольников все время думал о своем разговоре в конторе. Наконец, он встал, чтобы идти на похороны Мармеладова, и тут вдруг дверь в его комнату сама открылась. На пороге стоял вчерашний человек, словно из-под земли. Раскольников помертвел. Человек помолчал и потом молча поклонился Родиону. Он просил простить его за «злобные мысли». Оказалось, что этот мещанин стоял в воротах во время разговора Родиона с дворниками. После этого разговора он пошел за Родионом и узнал его имя и адрес. С этим он пошел в следователю и все ему рассказал. Он сидел за закрытой дверью во время беседы Родиона и Порфирия и слышал, как «тот его истязал». Мещанин и был тем сюрпризом, о котором говорил Порфирий. Услышав признание Николая, мещанин понял, что ошибался, считая Родиона убийцей, и пришел просить у него прощения. У Родиона отлегло от сердца. Это означало, что Порфирий по-прежнему не имеет никаких веских доказательств вины Родиона. Родион почувствовал себя увереннее. «Теперь мы еще поборемся!» — с усмешкой думал он, спускаясь по лестнице.

Источник (в сокращении): Большой справочник: Весь русский язык. Вся русская литература / И.Н. Агекян, Н.М. Волчек и др. - Мн.: Современный литератор, 2003

Краткие содержания других частей романа "Преступление и наказание": ЧАСТЬ 1     ЧАСТЬ 2     ЧАСТЬ 3     ЧАСТЬ 4     ЧАСТЬ 5     ЧАСТЬ 6     ЭПИЛОГ

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (08.10.2017)
Просмотров: 147 | Теги: преступление и наказание
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar