Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Горький М.

М. Горький в русской литературе 20 века

Среди больших людей в культуре XX века Максим Горький был одним из наиболее дисгармоничных. Он — великий художник и великий общественный деятель. Притом деятель нередко перевешивал в нем художника и подчинял его себе. Горькому, как давно замечено, не столько было необходимо высказаться, сколько — быть услышанным. Это привело его к поразительным противоречиям. Он был способен и на самые оппозиционные, и на самые конформистские лозунги и выступления (стоит вспомнить, с одной стороны, его «Несвоевременные мысли», где он спорит с «анархо-коммунистами из Смольного», и, с другой, его печально знаменитый афоризм: «Если враг не сдается — его уничтожают», широко использованный сталинизмом).

...Видимо, в отроческие, в юношеские годы Алексеи Пешков болезненно пережил драму разрыва со своей средой. Спустя годы он категорически заявил: «Человека создает его сопротивление окружающей среде» («Мои университеты»). Мысль, может, и верная, прекрасная, заряжающая нас духом антиконформизма, если бы не одно обстоятельство: в понятие «среды» Максим Горький включал порою многое, в том числе и вековые начала всей народной жизни, ее коренные духовные устои. Возможно, это объясняется ранней антимещанской и «ницшеанской» закваской молодого Горького, усвоившего идею «любви к дальнему» и страдавшего от явного духовного несовершенства «ближнего». Горьковский соцреализм в своем ядре, как известно, был насыщен энергией активности («Социалистический реализм утверждает бытие как деяние... »). Максим Горький ведь необычайно высоко ставил разум, он молился на культуру, называя ее «второй природой». Но культура для него была не просто "второй природой" рядом, так сказать, с первой: нет, это — антиприрода, орудие борьбы с природой, а разум должен предписывать жизни, какой ей быть.

Еще во времена первого хождения по Руси Максим Горький, как известно, невзлюбил русскую деревню. И впоследствии, с головой погрузившись в политику, в революционное движение, он всегда поддерживал те силы, которые безжалостным разумом и активной организованной волей «преодолевали» «темное», «косное» русское крестьянство, «учили» русскую жизнь и «перепекали» ее.

С юных лет Горький твердил: «Я в жизнь пришел, чтобы не соглашаться... », он с гневом обличал «свинцовые мерзости русской жизни», он полагал, что человек «вышел из грязи земной» (т. е. оторвался от нее, «отряхнул ее прах» со своих ног), чтобы страстно устремиться «вперед и выше». Феномен жизни для него отнюдь не был бесспорным и самоценным, не был главным чудом. Поэтому русский народ воспринимался им как хотя и прекрасный, но сырой «материал», нуждающийся в коренной переделке силами извне, а интеллигенция, перед которой он благоговел и всегда ее защищал, была для него своего рода умелым, эффективным инструментом для этой операции над народом, над природой, над жизнью.

Даже в годы самой активной полемики с большевиками, Смольным и Кремлем Максим Горький внутренне оставался им близким, ибо разделял главное в их программе: «старую» жизнь нужно разрушить, народную судьбу повернуть по-своему — разумеется, во имя народа и для его блага. Отсюда уже не так и далеко до знаменитого лозунга: "Железной рукой загоним человечество к счастью".

Люди деятельные, волевые, крепкие, готовые перешагнуть через любые препятствия — в жизни, в других, в себе — всегда были Горькому ближе мечтателей, рефлектирующих «интеллигентиков», созерцателей, «нытиков» и «мистиков».

А ведь, пожалуй, именно Горький, художник большой социальной и духовной психологической чуткости, одним из первых в литературе XX века исследовал страшное своей неотвратимостью расчеловечивание человека по имени Клим Иванович Самгин, попавшего под колесо истории, одинокого, лишившегося — и по своей вине тоже — естественной социальной и культурной «ниши», не защищенного «древним русским бытом». «Жизнь Клима Самгина» — это отнюдь не столько разоблачение «буржуазного интеллигента», как чаще всего толковали роман, сколько тревожное предостережение о новых и безжалостных испытаниях, в которые попадает обычный, «средних достоинств» человек, запутанный «системами фраз», живущий в тумане слов, — без Бога, без народа, без знаний, без талантов и привычки к труду... Что ему остается? И вот в тяжких муках одиночества, ущемленного самолюбия он томится своей мнимостью, выдумывает себя. Таков этот человек, жертва истории, — может, самое значительное открытие всего горьковского творчества.

Может, и вопреки собственным установкам, Максим Горький показал, что разрушение естественной среды становится и разрушением человека. Исторический процесс, в ускорении которого столь деятельно участвовал писатель, в конечном итоге стал силой распада, разрушения, причиной человеческих и народных драм и трагедий (в том числе и самгинской тусклой, серой муки). Вернувшись после эмиграции в СССР, Максим Горький поддерживал перемены, происходящие в стране. Правда, как свидетельствуют факты, ставшие известными в последнее время, он догадывался, к какому насилию приводило жестокое «преобразовательство» всех этих лет. Несомненно, насилие эпохи он старался смягчить, чему-то помешать. Похоже, он и сам не принимал иных, слишком уж нечеловеческих форм «активности» (не случайно на вопрос одного из близких людей о самочувствии он ответил: «Максимально горько! »). Стоит заметить, что при жизни Горького власти воздерживались от самых жестоких — смертельных! — репрессий в литературе.

Все же административно-командная система сумела рассечь его деятельный дух на части и — отбросив главное — использовать то, что ей годилось...

Источник: Акимов В.М. От Блока до Солженицына: Путеводитель по русской литературе XX в. - СПб.: "Искусство-СПБ", 2010

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Горький М. | Добавил: katerina510 (22.12.2016)
Просмотров: 86 | Теги: Горький, творчество Горького
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar