Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Другие авторы

Творчество Паустовского: периоды, особенности и герои

  • Статья
  • Еще по теме
  • Книги

Константин Георгиевич Паустовский (1892-1968) начал свою творческую деятельность еще до революции, наиболее яркие и значительные свои книги написал в 30-е годы. Однако и в 50—60-е годы Паустовский очень многое сделал для демократизации литературы, но, главным образом, потому, что все творчество Паустовского пронизано нравственными исканиями, овеяно атмосферой высокой и прекрасной поэтичности и внушает читателю возвышенный идеал.

По сущности своего взгляда на жизнь и по своей творческой манере Паустовский — романтик. С момента возникновения советской литературы в ней мощно звучат романтические голоса: великим романтиком был Максим Горький, различные романтические течения выразились в книгах А. Грина, И. Бабеля, В. Луговского, Э. Багрицкого, А. Гайдара и многих других, в том числе и К. Паустовского — писателей с романтическим восприятием жизни.

Приходится удивляться, как в суровую эпоху эти люди с нелегкой, часто трагической судьбой сохранили и подарили читателям детское, радостное, праздничное восприятие жизни.

Первый период творчества Паустовского

На фоне трагических судеб многих писателей жизнь Паустовского выглядит сравнительно благополучной, и все же она была достаточно сложна. Кажется странным и неожиданным, что человек такого раннего, сурового и разнообразного опыта трудовой жизни, человек, знающий тяжелый физический труд, кровавую реальность войны, начал свой писательский путь с экзотических, пылко и книжно романтических книг «Романтики», «Блистающие облака» и др.

Герои этих произведений, равно как и сам писатель, воспринимают мир как бы через призму великих книг, картин, музыкальных пьес; они видят мир преображенным духовной деятельностью человека. Паустовский и его герои постоянно цитируют Пушкина и Батюшкова, Беранже и Киплинга, вспоминают Лермонтова и Гофмана, Гончарова и Метерлинка, Франса и Бабеля, читают Диккенса и Чехова и сами похожи то на чеховских персонажей, то на портреты Ренуара... Читатель целиком погружен в ноосферу (термин академика Вернадского, т.е. вторую природу, созданную мыслью и чувством человека). Этот высокий романтический отлет от бедного и сурового быта в мир прекрасных чувств, надежд, мечтаний был очень характерен для революционной молодежи 20-х годов; он отразился в книгах великого романтика А. Грина, в произведениях Ю. Олеши, И. Бабеля и др.

Второй период творчества Паустовского

От экзотики Паустовский ушел очень скоро, но романтиком остался навсегда. «Истинное счастье — это прежде всего удел знающих, удел ищущих и мечтателей...» — этими словами открывается второй период творчества К. Паустовского, когда в самом начале 30-х годов он с головой погружается в кипучую жизнь страны, становится журналистом, мобильным, вездесущим, неутомимым. Он стремится все объехать, все узнать, все увидеть и описать. В начале 30-х годов пафос строительства охватил всю страну и очерк стал вообще чуть ли не основным видом литературы. Вместе с замечательными публицистами и очеркистами М. Лоскутовым, М. Кольцовым, М. Ильиным, К. Паустовский разъезжал по стране и писал о преобразовании жизни страницы, полные экспрессии и пафоса. Из очерков выросли знаменитые повести «Кара-Богаз» (1932) и «Колхида» (1933) - талантливое выражение той эпохи, когда советский народ был полон энтузиазма, высокой (и наивной) мечты о переделывании Природы.

В 30-е годы идея поставить природу на службу человеку захватила умы и отразилась в книгах. М. Ильин написал увлекательный «Рассказ о великом плане», а К. Паустовский книгу «Кара-Богаз», где сплелись история и естественные науки, прошлое, настоящее и будущее, научно-популярное изложение теории и художественные образы людей.

Это было в 1932 г. В дальнейшем, как ни заклинала критика, Паустовский не писал книг о торжестве социалистического строительства.

В середине 30-х годов он продолжил тему интеллигенции, ее духовного подвижничества, т.е. самоотверженного служения Добру и Человеку.

В трагические 1937—1938 гг. К. Паустовский пишет повести о художниках и поэтах: «Орест Кипренский», «Исаак Левитан», «Тарас Шевченко», «Маршал Блюхер», в последующие годы галерея образов замечательных людей встает перед нами в повестях — «Жизнь Грина», «Черное море», «Поручик Лермонтов», в пьесах — «Наш современник» (о Пушкине), в рассказах — «Старый повар» (о Моцарте), «Ручьи, где плещется форель», «Ночной дилижанс» (об Андерсене), «Корзина с еловыми шишками» (о Григе) и, среди многих других, в замечательном эссе «Золотая роза».

Только на первый взгляд кажется, что в трагические годы писать о прекрасных людях, о прекрасных мыслях и чувствах, — это своего рода бегство от действительности. На самом деле Паустовский делал очень важное дело: спасал идеалы Добра, Красоты, человечности, воспевал интеллигенцию, которую так безжалостно порой уничтожали, порой недооценивали. На возможные упреки писатель как бы ответил первой новеллой «Золотой розы», давшей название всей книге, новеллой о старом парижском мусорщике Шемете, который во имя любви к своей маленькой воспитаннице Сюзанне долгие годы собирал пыль в ювелирных мастерских провеивал ее, копил крупинки золота, чтобы в конце концов ювелир отлил прекрасную Золотую розу, приносящую счастье, согласно старинному преданию. По-видимому, Паустовский считает, что писатель тоже должен из пыли и мусора повседневности отбирать крупинки золотых человеческих чувств, мыслей, поступков и ковать свою розу, создавать прекрасные человеческие характеры.

Писатель старался всеми силами способствовать воспитанию нового человека, он мечтал теперь не о преобразовании природы, а о преобразовании души человеческой. Он создал в своих книгах атмосферу редкостного доброжелательства к людям. Его герои — тонкие, благородные, великодушные люди, они глубоко чувствуют природу, книги, музыку, сердца их открыты навстречу каждому, они откликаются на все доброе, склонны к дружбе, бережны и чутки ко всякому горю, страданию, им враждебны жестокость и пошлость. Таковы не только интеллигенты, не только поэты и художники. В рассказах и повестях Паустовского сотни людей из народа: пастухи, деревенские мальчики и девочки — друзья писателя. Ленька с Малого озера, Аннушка, старые мудрые крестьянки и молодые женщины, застенчивые и обаятельные.

Как истинный романтик, приподнято и взволнованно рисует Паустовский женские образы. Он преклоняется перед женщиной, ее обаянием, одухотворенностью, чуткостью и нежностью. В его произведениях чаще всего встречаются два типа женщин: одна — мягкая, сдержанная, целомудренная, всепрощающая; другая — порывистая, пылкая, увлекающаяся... Но обе женственны и равно прекрасны. Бледное, как бы от скрытого волнения, лицо, легкие тонкие волосы, неожиданно темнеющие глаза, тонкие руки, стройный стан, легкая летящая походка... Высшее назначение женщины в мире Паустовского — одаривать ожиданием счастья, облагораживать обаянием улыбки, голоса, самого присутствия, вносить благоухание юности и тайны.

А как удивительно рассказывает Паустовский о любви: юношески бережно и целомудренно, восхищенно и восторженно. Чаще всего у него не столько сама любовь, сколько ее предчувствие, ее ожидание, страстная надежда. А если уж перед нами любовь, она безоглядна и самозабвенна.

В мире нет ничего выше любви, выше тонкого сродства людей — утверждает Паустовский, имея в виду и влюбленных, и любовь к родителям и детям, и любовное родство между всеми людьми, которое должно быть. Его мир — это жизнь, какой она иногда бывает, какой может быть и более всего — какой должна быть. Это словно храм невраждебной природы, искусства и красоты, где мирно и дружелюбно соседствуют времена, народы, культуры.

Всякое отступление от высоко гуманных, тонких и бережных отношений между людьми Паустовский рассматривает как нарушение общечеловеческих норм и… не жестоко карает, нет, но осуждает, во всяком случае, призывает нас задуматься над извечными этическими проблемами.

В рассказе «Телеграмма» мы видим две поэтические струи — нравственную и пейзажную. Перед нами встает трогательно прелестная природа среднерусского края, любовь к которой с середины 60-х годов победила в сердце Паустовского все прежние экзотические привязанности и овладела им безраздельно. «Я не променяю Среднюю Россию на самые прославленные и замечательные красоты земного шара... Всю нарядность Неаполитанского залива с его пиршеством красок я отдам за мокрый от дождя ивовый куст на песчаном берегу Оки или за извилистую речонку Таруску, на ее скромных берегах я теперь часто и подолгу живу. . . Самое большое, простое и бесхитростное счастье нашел я в лесном Мещерском краю.»
С этим краем связана большая часть произведений Паустовского, в том числе и рассказы «Телеграмма», «Летние дни» (цикл), «Дождливый рассвет», «Кордон 273» и др. Пылко, влюбленно, нежно рассказывает писатель о любимой земле. Кажется, что он знает о природе все. Он и стремится к этому.

Третий период творчества Паустовского

Последний, третий период жизни и творчества К. Паустовского связан с большим трудом - шеститомной «Повестью о жизни», куда вошли рассказы о замечательных людях, с которыми был знаком Паустовский, о событиях, встречах, наблюдениях всей большой жизни. Многое пересмотрел и переосмыслил писатель и, рассматривая свою жизнь, не раз ловил себя на желании уйти, спрятаться от ужасов действительности — не только из страха перед ними, но из отвращения, от сознания их нелепости, бессмысленности.

В 50-е годы Паустовский, как и Твардовский, Симонов, другие честные писатели старшего поколения, делал все, чтобы восстановить черты справедливости в литературной жизни. Он выпустил два сборника — альманаха «Тарусские страницы», где впервые, «без разрешения» официальных инстанций опубликовал стихи Марины Цветаевой, раннюю повесть Булата Окуджавы «Будь здоров, школяр», очень рассердившую эти инстанции трагическим изображением войны. За дерзость на Паустовского обрушилась сокрушительная и разносная критика, другие номера альманаха уже не появлялись, а первый был убран с библиотечных полок.

Паустовский стал вести семинар в Литературном институте, помогать молодым писателям; его не просто уважали, его почитали и любили; он создал особое направление лирической прозы. Талантливые писатели Ю. Нагибин, Ю. Казаков, Ю. Яковлев, Р. Погодин — это ученики и последователи Паустовского.

В 50-е—60-е годы К. Паустовский был одним из самых уважаемых и любимых писателей, рыцарем и совестью литературы.

Однако наряду с горячими поклонниками, были у Паустовского среди читателей и критики. Его упрекали в уходе от суровой правды жизни, от будней, от жестокости и лишений. Говорили, что романтическая его проза с ее легкостью, нарядностью как бы приподнимается над действительностью, не умея и не желая поступиться своей поэтичной праздничностью. Замечали (не без основания), что романтика иногда становится мелкой и слащаво-сентиментальной, что элементы сентиментальности не так уж редки...

Заметим, что не очень удачные произведения есть у каждого писателя, но романтический взгляд на действительность органически присущ Паустовскому, это его натура, он не может быть одновременно и романтиком, и суровым реалистом. Паустовский приобщает читателя к огромной общечеловеческой культуре с помощью могучей силы воображения. К. Паустовский, несомненно, был абсолютно искренен как писатель, он стремился отдать читателям все самое дорогое в своей душе. Этот человек прошел по эпохе странником зеленых джунглей Мещоры, скитальцем Причерноморья, гражданином «страны поэзии». Он умыл лицо студеной водой лесных речушек, росами вешних лугов и, проделав тысячекилометровые путешествия, встретившись с великим множеством хороших людей, жалел лишь о том, что все-таки видел мало. Нет, он многое видел, многое знал и очень много прекрасного сказал людям. Это честный, чистый и добрый писатель. Читайте его!

Источник (в сокращении): Р. Глинтерщик. Русская литература. Уч. пособие для XII класса. - КАУНАС "ШВИЕСА", 1991

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (28.02.2019)
Просмотров: 71 | Теги: Паустовский, творчество Паустовского