Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Жуковский В.А.

Анализ баллады Жуковского "Светлана"

Произведение "Светлана" (1812) представляет собой обращение к уже известной читателю по балладе "Людмила" балладе Г.-А. Бюргера "Леонора", только здесь автор еще более обширно использует русский фольклор и изменяет финал, делая его счастливым для героини. Такая переработка сюжета баллады, изменение её поэтики могут рассматриваться как определённый шаг вперед в сторону оригинального творчества, как сознательный отход от заграничного источника с целью "приближения" русского романтизма к отечественному читателю.

Баллада "Светлана" Жуковского, анализ которой нас интересует, начинается с описания традиционного народного обычая, связанного с "крещенскими" гаданиями девушек, которые пытаются таким образом определить своего "друга". Этот обычай связан в верой в то, что судьбу можно угадать по приметам, и "девушки" с удовольствием "пытают долю". Но героиня баллады "Светлана" не принимает участия в общем веселье, она "молчалива и грустна". Её грусть вызвана тем, что ей не нужно узнавать, кого именно она любит, она тоскует от того, что "год промчался - вести нет, Он ко мне не пишет..." О силе и глубине чувства героини говорят её слова "Ах! а им лишь красен свет, Им лишь сердце дышит..." Здесь используются фольклорные элементы для изображения чувства глубокой привязанности к любимому человеку. О силе чувства героини говорит и то, что она готова преодолеть свой испуг ("тайную робость") для того, чтобы с помощью гадания узнать судьбу не только свою ("Ты узнаешь жребий свой"), но и любимого, которая волнует её ещё больше, чем собственная судьба.

Жуковский тонко передаёт страх и одновременное горячее желание героини узнать правду: "Робость в ней волнует грудь, Страшно ей назад взглянуть…", - она боится, но и не отступает от задуманного. При описании того, что же увидела Светлана в зеркале, Жуковский использует прием, который в романтической поэзии применялся довольно часто: он рисует картину, абсолютно реальную, предельно достоверную, в которой читатель узнает мир фольклора, однако в конце концов выясняется, что все происходящее - это только сон героини. Такая "игра" с читателем держит его в постоянном напряжении, он с большим вниманием следит за сюжетом произведения, сочувствует героям, переживает вместе с ними обстоятельства, в которых они оказываются, и тем самым становится как бы участником действия, лично заинтересованным в его исходе. Поскольку Жуковский был талантливым поэтом, прекрасно знал русский фольклор, его стих был лёгким и звучным, описанный им сон Светланы захватывает читателя, и он просто не в состоянии сообразить, что это все происходит во сне.

Путь к храму, который вроде бы должен был соединить любимых, на самом деле оказывается путем ложным: вместо венчания "девица" слышит от попа: "Буде взят могилой!" (о своём милом, который всю дорогу молчит, "бледен и унылый" - дважды подчёркивает автор эти слова), и они проезжают мимо. О том, что их ожидает несчастье, говорят и карканье ворона ("Ворон каркает: печаль..."), и пейзаж, и гнетущее "девицу" молчание её спутника, который в конце концов исчезает, оставив героиню одну "в страшных... местах..." Жуковский с большой изобразительной силой передаёт душевное состояние героини, оказавшейся в "хижине пустой", в которой "гроб, Накрыт белою запоной". Однако здесь на помощь героине приходит сам Бог (образ его посланника – "Белоснежный голубок"), который охраняет Светлану от смерти. Однако "Милый друг ее –мертвец!", это становится для героини самым страшным, она просыпается в ужасе "У зеркала, одна Посреди светлицы...", и только тут читателю становится понятно, что все происходящее - это всего лишь ее сон... Но ведь сон этот должен быть сном вещим, значит, "ужасный, грозный сон. Не добро вещает он - горькую судьбину; тайный мрак грядущих дней..."? Однако в действительности все происходит по-другому: утро приносит с собой светлое возвращение любимого, которое должно закончиться в "божьем храме" венчанием. Описание того, как встречаются Светлана и её "друг" также дано в традициях русского фольклора, можно говорить, что Жуковский рисует в балладе "Светлана" народные представления о счастье любящих, которые сумели преодолеть все препятствия на пути в этому счастью.

Заканчивается баллада изложением ее "толка" (так автор называет иносказательный смысл своего произведения): "Лучший друг нам в жизни сей Вера в провиденье. Благ зиждителя закон: Здесь несчастье - лживый сон; Счастье – пробужденье". Такая трактовка счастья и несчастья вполне оригинальна для русской литературы того времени, Жуковский подготавливает ее всем ходом действия баллады, логикой раскрытия художественных образов. Несмотря на то, что в основе баллады Жуковского "Светлана", анализ которой мы провели, лежит заимствованный сюжет, его оригинальная переработка, насыщенность произведения русским фольклором, национальный колорит его делают "Светлану" подлинно русской романтической балладой, которая по праву пользовалась огромным успехом у современников и заняла достойное место в истории русской литературы первой трети XIX века.

Источник: Гладышев В.В. Краткий справочник по литературе. - М.: ФЛИНТА, 2014

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Жуковский В.А. | Добавил: katerina510 (07.07.2017)
Просмотров: 668 | Теги: Светлана
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar