Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Толстой Л.Н.

Константин Левин в романе "Анна Каренина". Образ Левина

Левин Константин Дмитриевич — дворянин, помещик. Сильного сложения, широкоплечий, с курчавой бородой. Добрый и упрямый человек с неспокойной совестью. Нравственные и хозяйственные искания приводят его к отрицанию зла цивилизации: городской светской жизни, пореформенных буржуазных преобразований в России и к утверждению добра природы, явленного в деревенской семейной жизни, крестьянском и помещичьем совместном труде. Константин Левин — автобиографический герой. Толстой образовал его фамилию от своего имени «Лев», которое он произносил как Лёв.

В начале романа герой приезжает из деревни в Москву, чтобы просить руки младшей дочери князя Щербацкого, семью которого он знает со студенческих лет. Ее отказ становится для него тяжелым ударом, усиливающим его отдаление от света и побуждающим искать утешения в повседневных деревенских заботах помещика и неистовых хозяйственных проектах. Дорожа своим аристократическим происхождением, настаивая на необходимости для дворян созидательных трудов по приумножению своего имущества и доходов, негодуя на беспечных и проматывающих состояние аристократов, Константин Левин в романе «Анна Каренина» ощущает себя частью народа и бывает счастлив, когда имеет возможность удостовериться в этом, как, например, на покосе, где, работая, он упивается энергией коллективной деятельности и полной самоотдачей общему делу.

Левин убежден во вредности привнесенных с Запада, прежде всего из Англии, буржуазных форм хозяйствования, негативно сказывающихся на жизни крестьянина. Это относится к фабричному производству, сети банков и бирж, к новой форме коммуникаций — железной дороге. С точки зрения героя, все эти экономические установления — помехи в развитии крестьянских хозяйств, виновные в кризисе аграрной сферы производства. Помимо западных нововведений, неудовольствие и протест Константина Дмитриевича вызывают также земские учреждения: мировой суд, больницы, школы. Он не видит толку в просвещении крестьян, которое только усложняет их жизнь и мешает им работать как следует. Константин Левин в романе «Анна Каренина» полагает, что нужно полнее учитывать национальное своеобразие русского крестьянства, которое заключается в призвании заселять и обрабатывать огромные незанятые пространства с помощью традиционных и в своей традиционности ставших естественными способов хозяйствования. Приоритетом в крестьянском хозяйствовании герою видится личная, собственническая заинтересованность крестьян. Предоставляя крестьянам пай в предприятии, перераспределяя собственность, можно добиться, считает Левин, увеличения доходов и крестьян, и помещиков.

Практические инициативы Константина Дмитриевича встречают весьма умеренный интерес крестьян в Покровском, любящих своего барина, но не доверяющих ему до конца как помещику и желающих работать так, как им удобно. Константин Левин не теряет надежды перебороть их глухое нежелание улучшить хозяйство, уговаривает, добивается уступок и надеется на лучшее. Он пишет экономический трактат, в котором излагает свои взгляды, вдохновляясь мечтой о «величайшей бескровной революции», начинающейся в его замыслах локальным поместным экспериментом.

Свою позицию он проверяет и укрепляет в спорах с гостящими у него братьями Сергеем Ивановичем Кознышевым и Николаем — несносным, неизлечимо больным человеком, а также с предводителем дворянства Николаем Ивановичем Свияжским, искушенным в сложных и безрезультатных полемиках. Брат Николай уличает проекты Левина в близости коммунистическим утопиям. Кознышев и Свияжский заставляют его осознать свою недостаточную образованность. Эти обстоятельства побуждают Константина Левина отправиться за границу для учебы.

Но в момент полной захваченности его хозяйством автор возвращает своего героя на путь любви и к вопросу о семье. Константин Дмитриевич навещает в соседней деревне Ергушево, принадлежащей Облонским, Долли, приехавшую на лето с детьми. Беседа с ней о Кити бередит рану Константина Левина. Он уверяется в невосполнимой утрате, а потому намерен погрузиться в хозяйственные занятия и даже всерьез относится к мысли о женитьбе на крестьянке — мысли, которую ранее отверг. Но, случайно встретив Кити на дороге, когда она едет к сестре, вернувшись после лечения, Левин приходит, в восторг, забывает свою недавнюю программу семейного опрощения и осознает, что только с ней он может быть счастлив. Момент озарения героя изображен Толстым в соотнесении с меняющимся обликом неба: перламутровая раковина превращается в «ровный, расстилающийся по целой половине неба, ковер все умельчающихся и умельчающихся барашков».

По приезде из-за границы Константин Левин встречается с Кити у Облонских. Они понимают друг друга меньше чем с полуслова, объясняясь с помощью игры в secretaire — угадывая слова по начальным буквам. Симпатическая близость превращается в этот момент в телепатическую проницательность. Левин прощает Кити и на следующий день обручается с ней. Простив и сам желая быть прощенным, этот герой романа «Анна Каренина» показывает невесте свой дневник — свидетельство «неневинности и неверия». Его неверие ее не смущает, а «неневинность» оскорбляет и ужасает. Она находит в себе силы простить жениха, желающего стать перед нею таким образом совершенно открытым, но этого оказывается недостаточно. От опьяненного счастливого состояния Левин переходит внезапно к отчаянию и, обуреваемый сомнением в своей способности сделать Кити счастливой, предлагает расторгнуть помолвку. Ей, проникшейся сочувствием и пониманием к болезненным пределам нравственных исканий своего жениха, удается успокоить его.

Исповедь перед венчанием обостряет для Левина вопрос о вере и смысле жизни, и, счастливый, он обязуется перед самим собой позднее основательно продумать этот вопрос. Обвенчавшись, Левин и Кити уезжают в деревню. Семейная жизнь их складывается нелегко. Они медленно и трудно привыкают друг к другу, то и дело ссорясь по мелочам. Смерть брата Николая, у одра которого Левин и Кити проводят несколько дней, придает новую меру серьезности их отношениям. Вид брата наполняет душу Константина Левина гадливостью, ужасом перед непостижимой тайной конечности человека, а уход Николая повергает его в оцепенение. Только беременность жены, о которой объявляет доктор, отвлекает его внимание от сосредоточенности на «ничто», возвращает к жизни. Изображением близости жизни и смерти затронута важнейшая проблема романа — вопрос о границах бытия и небытия. Супруги возвращаются в Покровское дожидаться времени родов. Идиллическое пребывание там в окружении родственников и друзей: Щербацких, Облонских, Кознышева, Вареньки — для Левина омрачается только вспышкой ревности к жизнерадостному Васеньке Весловскому — его гостю, вздумавшему флиртовать с Кити. Левин попросту выгоняет его.

Приходит время родов, и супруги перебираются в Москву. Они стараются занять свое время, отвыкнув от столично-светской жизни. Константин Дмитриевич особенно сближается здесь со своим бывшим товарищем по университету, теперь профессором, Федором Васильевичем Катавасовым — ученым-позитивистом, с которым он часто спорит о смысле жизни. Рождение сына Дмитрия потрясает героя вновь открывшейся ему тайной гранью бытия и небытия, как и во время смерти брата. Левин неправильно понимает слово доктора «кончается» во время родов Кити. Доктор имеет ввиду окончание родов, а Левину слышится смертный приговор жене. Он огорчен тем, что к своему сыну он не испытывает любви, а только гадливость и жалость. Вопрос о вере, о поиске своего места в жизни встает перед героем в полный рост. Вернувшись в деревню с женой и сыном, Константин начинает основательно продумывать проблему.

Он разочаровывается во всех известных ему философских и богословских мировоззрениях, отчаивается и подумывает о самоубийстве, однако постепенно приходит к выводу, что искомое им знание добра является врожденным и постольку непознаваемым. Левин считает, что в мучительной бесплодности его исканий повинен разум, который из «гордости» и «плутовства» заставляет его искать ответы на неразрешимые вопросы, провоцирует уныние и отчаяние. Это заключение приводит героя к отрицанию прав разума решать вопрос о смысле жизни и к утверждению законов любви и совести, данных человеку с рождения.

Охваченного энтузиазмом Левина ненадолго отвлекают приехавшие в Покровское Катавасов и Кознышев, сочувствующие начавшемуся движению добровольцев сербской войны. Старый князь Щербацкий и Левин высказываются в споре с ними против национально-конфессиональных спекуляций. Константин Дмитриевич видит в аргументации Катавасова и Кознышева ту самую «гордость разума», которая чуть было не довела его до самоубийства, и еще раз убеждается в своей правоте.

Роман «Анна Каренина» Толстого завершается лирической сценой грозы и восторженно дидактическим монологом Левина. Герой, испытав страх за Кити и Дмитрия, захваченных короткой летней грозой врасплох, радостно начинает чувствовать долгожданную любовь к сыну, которая тотчас же находит ответ у ребенка: мальчик начинает узнавать своих. Это обстоятельство придает интонации финального монолога героя почти одическое звучание. Левин радуется своей открытости добру, любви к ближним и миру. Его слова кажутся, по замечанию В. В. Набокова, «скорее дневниковой записью самого Толстого». Так завершается «обращение» героя.

Источник: Энциклопедия литературных героев: Русская литература 2-й половины XIX в. - М.: Олимп; ООО "Издательство АСТ", 1997

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Толстой Л.Н. | Добавил: katerina510 (30.05.2017)
Просмотров: 157 | Теги: Левин, Анна Каренина
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar