Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Общие статьи

Литература николаевской эпохи: общая характеристика

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Декабрьское восстание было подавлено, и наступил, как пишут в учебниках истории, «период николаевской реакции». Чем же он характеризуется в смысле борьбы идей и в литературном отношении?

Конечно, одной лишь военной победы над заговорщиками было недостаточно, чтобы николаевский режим смог утвердиться в России на долгих три десятилетия. Необходимо было предложить новую идеологическую доктрину, другими словами, распространить лозунг, который стал бы идеологическим оправданием административных мер и государственных решений. Столь быстрый разгром движения декабристов показал, что народ в целом представления не имеет о своих нравах, и несколько десятков дворян были народом не поняты. Правительство предложило лозунг, который должен был бы всех сплотить. Он состоял из трёх слов: «Православие, самодержавие, народность». Автор этого лозунга — граф С.С. Уваров, который считается отцом доктрины официальной народности. И многие видные интеллектуалы той эпохи действительно сплотились под этим лозунгом: для кого-то он стал поводом пристроиться к государственным шеренгам, для кого-то не нашлось иного выхода, а иные искренне поверили, что официальная доктрина отвечает духу российской жизни в XIX веке. Всегда находятся мыслители, которые ищут опору для мировоззрения не в заимствовании идей, а в истории своего народа, и эти поиски не менее ценны, чем попытки скрестить национальные идеи с иностранными прогрессивными веяниями.

Помимо политических и мировоззренческих перемен, происходят и собственно литературные изменения: на книжном рынке появляются романы Вальтера Скотта, которые с конца 20-х годов XIX века переводятся очень активно. Пушкин всеми признан в качестве безусловного поэтического лидера. В 1831 году умирает Дельвиг — поэт и любимец русских поэтов, прекрасный критик, подлинный литературный авторитет эпохи. В том же году Пушкин женится на Наталье Гончаровой.

Молодые интеллектуалы ждут новых веяний в литературе. Романтики неожиданно осознают, что их великолепная поэтическая техника, разнообразие интонаций, богатство метафор вскоре не смогут привлечь читателей. В 30-х годах золотой век русской поэзии преодолевает зенит на небосклоне русской литературы. Появляется Белинский, чья первая статья (1834 год) ознаменовала собой новую ступень в развитии не только литературной критики, но и эстетики.

В 1836 году в журнале « Телескоп» было напечатано первое «Философическое письмо» Петра Яковлевича Чаадаева. Оно стало одним из важнейших интеллектуальных событий середины николаевского периода, хотя Чаадаева почти никто не поддержал. Всего писем должно было появиться шесть, но николаевское время отличалось жесточайшей цензурой, и они остались в рукописи на долгие десятилетия. Вообще публикации стали проблемой: очень трудно было учредить новые газеты и журналы, а старые могли быть закрыты за малейшие нарушения устава.

Письмо Чаадаева оказалось весьма острым по форме выражения. Он увидел в современном состоянии народа темноту и невежество: «Мы существуем как бы вне времени, и всемирное образование человеческого рода не коснулось нас... Отшельники в мире, мы ничего ему не дали, ничего не взяли у него, не приобщили ни одной идеи к массе идей человечества; ничем не содействовали совершенствованию человеческого разумения и исказили всё, что сообщило нам это совершенствование». Причину этого горестного состояния Чаадаев видел в византийском влиянии, в то время как западные народы, по его мнению, расцвели под сенью католицизма.

Сейчас нам кажется странным это преклонение перед католичеством в России: ведь Россия пошла по пути православия, а затем стала многоконфессиональным государством, официально декларируя свободу вероисповедания и равенство всех религий. Однако в первой половине XIX века влияние католической культуры было велико: образованное дворянство разговаривало на французском языке, французские писатели Жозеф де Местр, Франсуа-Рене Шатобриан и другие проповедовали католицизм. Братья-иезуиты повсюду открывали свои учебные заведения, славившиеся передовой методикой. Например, де Местр был иезуитом и через А.К. Разумовского влиял на учебную программу Царскосельского лицея. В результате многие известные люди в России приняли католичество — княгиня Зинаида Волконская, Иван Гагарин, Григорий Шувалов, Фёдор Голицын...

Заканчивалось письмо Чаадаева призывом как можно скорее присоединяться к европейской цивилизации и европейской культуре. Он даже предложил перейти на французский язык, чтобы ускорить процесс культурного приобщения к европейским ценностям. Разразившийся скандал правительство решило закончить тем, что объявило Чаадаева сумасшедшим, на что сам «больной» ответил новым блистательным сочинением «Апология сумасшедшего».

Личность Чаадаева и его работы соединили александровскую эпоху и николаевскую, напомнили в тяжёлое для свободной мысли время, как ещё совсем недавно русские писатели могли надеяться на преобразование России, на то, что европейские либеральные ценности, дух равенства и братства изменят Родину. Однако это был глас вопиющего в пустыне, хотя даже противники признавали в Чаадаеве человека незаурядных дарований и абсолютной искренности перед собой и читателями.

После гибели Пушкина в 1837 году его друзья и собратья по поэтическому перу: А.Е. Баратынский, Н.М. Языков, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский — остаются живыми легендами золотого века русской поэзии, великой эпохи изящной литературы.

А.И. Герцен сказал как-то, что «Пётр Великий бросил вызов России, и она ответила ему Пушкиным». Пушкин был поэтом русского духа (помните — «здесь русский дух, здесь Русью пахнет!»), но он же был и поэтом человеческих чувств и страстей, человеческой земной любви. Его лирический герой готов принять все вызовы, не только вызовы прошлого, Петровской эпохи, но и современности. Пушкин был певцом «свободной личности», но это не была только романтическая свобода. Романтизм и реализм в одно и то же время уживались в его творчестве. Мы видим гордых героев, возвышающихся над толпой. Однако часто персонажи его поэм брошены в гущу социальной жизни. Реализм Пушкина выражался еще и в том, что человек был иногда беспомощным перед всесильным государством. Символы власти оказывались сильнее человеческого разума, как, например, в «Медном всаднике», где бунт несчастного Евгения заканчивается ничем. В обычном дне обычной жизни он умел разглядеть «поэзию действительности». Русским интеллектуалам ещё только предстояло познакомиться с Гегелем, а Пушкин уже выражал в своём творчестве примирение с действительностью, гармонию с ней.

Литературные кружки николаевского времени были очень важной формой знакомства с западной (в основном классической немецкой) философией. Коль скоро нельзя было изменить настоящее — не лучше ли заглянуть в прошлое и в будущее, чтобы осмыслить, как устроен и куда движется этот мир?

Профессора Московского университета М.Г. Павлов, Н.И. Надеждин, С.П. Шевырёв и М.П. Погодин были поклонниками Шеллинга.

Фридрих Вильгельм Шеллинг (1775-1854) — немецкий философ и эстетик. По мысли Шеллинга, только искусство соединяет царство природы и царство человеческого духа. Произведение искусства рождается в результате сознательной деятельности человека, его воли и разума и бессознательной потребности к выражению, к творчеству, которая заложена в нём самой природой. Музыка, живопись, поэзия подобны радуге, морозным узорам на стекле, птичьему свисту. В искусстве гений, словно сама природа, выражает невыразимое, разрешая вечные противоречия бытия.

Шеллинг попытался осмыслить всю существующую жизнь, все её формы. Поэзию он ставил чрезвычайно высоко, называя момент вдохновения «откровением абсолюта», взглядом в «святая святых». Он считал, что поэты наделены божественной силой. Шеллинг считал варварством настаивать на том, что поэт должен служить каким бы то ни было интересам — государственным, материальным, моральным. Поэт, по мнению Шеллинга, свободен от всякого служения. Наконец, смысл прогресса для философа заключался в том, что «царство судьбы» сменится «царством предопределения», когда гармонично соединятся свобода человека и необходимость каких-то его поступков, восторжествует истинно религиозное миросозерцание, а поэзия и философия сольются воедино.

Натурфилософию Шеллинга развивали, в частности. П.Я. Чаадаев и «Общество любомудрия», к которому был близок и Ф.И. Тютчев.

Однако ещё больше мыслящую русскую молодёжь захватила философия Гегеля, обобщившего и развившего диалектические идеи Канта, Шеллинга в универсальную систему. Он видел во всём проявления «мирового разума», который и был, по Гегелю, «абсолютом». Сначала абсолют существует как система понятии. Затем он выражается в природе. После появляется человеческое самосознание. Затем мы видим проявления абсолюта в сфере общественных отношений. Наконец, точка возврата к абсолюту — искусство, религия и наука, а цель всего мирового процесса — философия. Картина мира, нарисованная Гегелем, была грандиозной, захватывающей. В основе всего — эволюция, мировой разум, которые развиваются «диалектически», противоречиво, но по законам разума. История человечества — это создание разумного государства, а нации бывают «историческими» и «неисторическими». Но главное: история — это прогресс в осознании свободы. Сначала свободу ощутила одна личность, затем многие, наконец все почувствовали себя свободными. Всё действительное, по Гегелю, разумно, а всё разумное — действительно.

Искусство Гегель подразделял на три формы: 1) символическую, 2) классическую, 3) романтическую; соответственно, он говорил об искусстве: 1) восточном, 2) греческом, 3) христианском.

Эта система была гораздо подробнее продумана, чем натурфилософия Шеллинга. В России увлечение Гегелем стало культом. Одним из тех философских сообществ, в котором идеи Гегеля разрабатывались весьма тщательно, стал кружок Станкевича. Кружок был создан Н.В. Станкевичем, К.С. Аксаковым и В.Г. Белинским, потом к ним присоединились М.А. Бакунин, М.Н. Катков, В.П. Боткин и Т.Н. Грановский. Душой кружка был сам Станкевич, человек безупречный в моральном отношении и пользовавшийся исключительным авторитетом.

Вскоре Герцен и его друзья, в первую очередь Огарёв, вернулись к реальным проблемам современности, как бы тяжело это ни было в условиях николаевской эпохи. Их интересовали не идеи, а человек, не отвлечённый абсолют, а проблемы крепостного землевладения, стало быть, не Гегель, а французский социалист-утопист Сен-Симон, проповедник «нового христианства». Как устроить жизнь на справедливых началах, как дать образование миллионам простых людей, как спасти закабаленных от рабства - вот какие вопросы ставили перед собой Герцен, который вскоре станет первым русским политическим эмигрантом, и его друзья.

Что же касается чисто литературных вопросов, то новые литературные критики всё реже будут обращать внимание на «изящество» литературы: связь литературы с жизнью общества, способность литературы «правдиво отображать жизнь» будет гораздо больше волновать их. Конечно, для многих писателей такой подход был непривычным. Белинский и люди его круга очень высоко ценили Гоголя, однако сам Гоголь гораздо больше тяготел к братьям Аксаковым и славянофилам. После успеха комедии «Ревизор» Гоголь вскоре уехал за границу, в Рим, лишь изредка приезжая в Россию в течение ближайших 12 лет.

Смерть Пушкина стала трагедией для Гоголя, как и для всей России. Гоголь почувствовал в себе призвание стать во главе русской литературы. Пушкин никогда не «учил» своего читателя — наоборот, читатель учился у него широте взглядов, любви к родине, интересу к русской старине, открытости миру. Гоголь впервые попытался сделать из себя русского писателя, проповедника морали, учителя нации. Литературное творчество поначалу шло своим чередом, освещённое гениальной пушкинской фантазией, но постепенно Гоголь превращается в проповедника и даже в пророка, публицистика занимает всё больше места в работе писателя и постепенно становится его главным делом. В этом смысле преемники Гоголя — будущие писатели-проповедники (Достоевский, Толстой), действительно нашедшие десятки тысяч учеников и последователей по всему миру.

Многие годы Гоголь был захвачен книгой, которая должна была стать не просто новой «энциклопедией русской жизни» (отчасти сатирической), она должна была стать художественной проповедью новой жизни, проповедью, построенной по модели «Божественной комедии» Данте, в трёх частях: первый том — ад, второй — чистилище, третий — рай.

Гоголь обладал потрясающим воображением, великолепно владел приёмами создания произведений сатиры и фантастики, сочетая в стиле высокую риторику и гротеск, неподражаемо имитируя разговорную речь, он первым заговорил о теории реалистической литературы, об особенностях реалистического письма. Его воспринимали сатирическим писателем, а он чувствовал, что ему суждено стать пророком и учителем нации...

Глубокий духовный кризис привёл Гоголя к трагической смерти в 1852 году. Белинский назвал его открывателем нового, гоголевского, периода в русской литературе.

Источник: Ланин Б.А. Русский язык и литература. Литература: 10 класс / Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова, В.М. Шамчикова. - М.: Вентана-Граф, 2016

Понравился материал?
4
Рассказать друзьям:

Категория: Общие статьи | Добавил: katerina510 (04.03.2018)
Просмотров: 1035 | Теги: Литература 19 века, литература 1 половины 19 века