Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Некрасов Н.А.

Подробная биография Некрасова Н.А.

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Детство и юность Николая Алексеевича Некрасова (1821-1878) трудно назвать счастливыми. Детские годы, проведённые в усадьбе Грешнево — мрачном сером доме (с окнами на печально известную Владимирку), где деспотичный отец за малейшую провинность наказывал как крепостных, так и собственных детей, которые спасались от отцовского гнева у нежно любимой матери, — он никогда не вспоминал с умилением. Разве что кроткую и нежную матушку, с которой они вместе читали Данте и Шекспира, да крестьянских ребятишек, никогда не считавших его барином и охотно принимавших его в свои игры.

Серо и монотонно протекли пять лет в скучной Ярославской гимназии, но Некрасов проводил свободное время с книгой, открывая для себя Байрона, Жуковского, Пушкина. По его словам, тогда же он «начал почитывать журналы» «Московский телеграф» и «Телескоп», где уже печатались статьи В.Г. Белинского и А.И. Герцена. Именно в это время у пятнадцатилетнего гимназиста возникла потребность сочинять стихи, «фразировать», как позже называл это Некрасов, и мечта — увидеть свои творения в журналах и прочитать благосклонные отзывы лучших современных критиков.

Планы отца, Алексея Сергеевича, в отношении сына были другими. Забрав его в 1837 году из гимназии, он решил дать Николаю военное образование и, несмотря на уверения матери будущего поэта, Елены Андреевны, что настоящие знания можно получить только в университете, настаивал на том, чтобы сын поступил в Дворянский полк, элитное учебное заведение для дворянских детей. Будущий поэт вроде бы согласился с условиями отца, взял деньги на первое время, документы об окончании гимназии и тетрадку стихов и поехал в Петербург. Однако он не собирался посвятить себя военной карьере — Некрасов мечтал об университете.

Петербург встретил юношу неприветливо: деньги быстро разошлись, в университет поступить не удалось, отец, узнав о своеволии сына, отказал ему в помощи. Юноша скитался по чердакам и подвалам, снимая угол за копейки, жил на хлебе и воде — позже он признавался, что в течение трёх лет каждый день постоянно чувствовал себя голодным. Но упорство и сила воли помогали ему преодолеть эти трудности. Он брался за любую работу: писал письма за неграмотных крестьян на Сенной площади, переписывал бумаги, давал частные уроки, помещал коротенькие заметки в газеты - всё за копейки или даже за кусок хлеба. Университет он некоторое время посещал в качестве вольнослушателя. В 1838 году знакомые привели Некрасова к редактору журнала «Сын отечества» Н.А. Полевому, который согласился опубликовать его первые стихотворения. Публикация не принесла молодому поэту денег и известности, но его мечта начала осуществляться.

В 1840 году вышел первый сборник Некрасова «Мечты и звуки». По совету В. А. Жуковского автор скрыл своё имя под псевдонимом («Н.Н.»). Сборник был принят критикой в целом сочувственно, но для молодого автора был важен только тот отзыв, который дал его стихам В.Г. Белинский: «Вы видите по его стихотворениям, что в нем есть и душа, и чувство, но в то же время видите, что они и остались в авторе, а в стихи перешли только отвлечённые мысли, общие места, правильность, гладкость, и — скука...» Суровый отзыв расстроил Некрасова, но он был вынужден признать его справедливость, и когда спустя два месяца обнаружил, что книга не покупается, то уничтожил большую часть экземпляров.

Отказавшись на время от поэтического призвания, Некрасов попробовал себя в качестве прозаика и драматурга: так появились его повести, рассказы, романы и водевили, которые печатались в «Литературной газете» и журнале «Пантеон». Позже поэт признавался, что многие из этих произведений очень плохи, он был вынужден писать их ради денег.

В июле 1841 года Некрасов вернулся в Грешнево на свадьбу сестры Елизаветы, а попал на похороны матери. Теперь ничто не связывало его с родным домом, но он задержался там на несколько месяцев, бродил по знакомым местам, беседовал с выросшими товарищами детских игр, ездил на охоту и очень много работал. Жизнь перестала быть нищенской, но ему всё ещё приходилось очень трудно. И в это время, в начале 1840-х годов, произошло событие, которое сам Некрасов обозначил в набросках к автобиографии как «поворот к правде». Прежде всего этот поворот был связан со знакомством и крепкой дружбой поэта с В.Г. Белинским, оказавшим на Некрасова огромное влияние.

Критик познакомил молодого поэта с литераторами, которые сотрудничали в «Отечественных записках»: с И.И. Панаевым и его женой А.Я. Панаевой, П.В. Анненковым, В.П. Боткиным и др. Он всячески поддерживал в Некрасове талант критика и издателя, убеждал его в том, что настало время отойти от «Отечественных записок» и создать новый журнал, который отражал бы взгляды демократически настроенных литераторов. С помощью Белинского Некрасов подготовил к изданию два альманаха: «Физиология Петербурга» (1844-1845) и «Петербургский сборник» (1846). По названию альманахов видно, что они прежде всего о Петербурге, о «маленьких людях», о чердаках, углах и подвалах, хорошо знакомых самому Некрасову. В «Петербургском сборнике» была напечатана известная вам повесть Ф.М. Достоевского «Бедные люди».

Альманахи стали главными изданиями «натуральной школы». «Натуральная школа» оказала влияние и на поэзию Некрасова: в начале 1845 года на вечере у Панаева он прочитал стихотворение «В дороге». По воспоминаниям Ивана Ивановича Панаева, Белинский со слезами на глазах обнял Некрасова и сказал: «Да знаете ли вы, что вы поэт — и поэт истинный?» Первое антикрепостническое стихотворение Некрасова, написанное в виде бесхитростного рассказа ямщика, было необычно для тогдашней поэзии, а горькое «погубили её господа» прозвучало неожиданно смело.

Это и последующие стихотворения Некрасова о крестьянской жизни с восторгом были встречены Белинским, Герценом, Тургеневым, мощное и самобытное дарование молодого автора стало очевидным.

Кроме поэтического таланта, Белинский высоко ценил практичность Некрасова и его организаторские способности, проявившиеся при издании альманахов. Идея нового передового журнала уже давно занимала критика, но в 40-е годы XIX иска учредить новое печатное падание было практически невозможно. Тогда в 1846 году Некрасов и Панаев после долгих размышлений и поисков денег взяли в аренду пушкинский «Современник», который по наследству перешёл к профессору Петербургского университета П.А. Плетнёву.

1 января 1847 года вышел первый номер обновленного «Современника». Среди прочих произведений в нём был напечатан рассказ И.С. Тургенева «Хорь и Калиныч» и стихотворение Некрасова «Тройка», а также знаменитая статья Белинского «Взгляд на русскую литературу 1846 года».

Издание журнала требовало огромных моральных и физических сил: на поиск денег, на изматывающую борьбу с цензурой, на переписку с авторами, на чтение рукописей. Кроме того, Некрасов возглавлял поэтический отдел и писал рецензии на издаваемые произведения. В первые годы существования журнала он почти не сочинял стихов, что дало основание недоброжелателям распустить слухи, что Некрасов как поэт изжил себя, что «Современник» издается им ради денег, что он не допускает в соредакторы Белинского. Эти слухи преследовали Некрасова всю жизнь и больно ранили его, особенно то, что касалось Белинского, благоговейную память о котором поэт хранил всю жизнь. Смерть друга в 1848 году была тяжёлым ударом для Некрасова и большой потерей для «Современника». Впрочем, 1848 год во многом был роковым для России.

Общественный подъем, вызванный событиями в революционной Франции, сменился годами реакции. «Тёмная семилетняя ночь пала на Россию», — писал Герцен. Ночь эта продлилась до самой смерти Николая I и вошла в историю под названием «мрачное семилетье». Начали преследоваться наука и просвещение, ходили слухи о скором закрытии университетов. Множество образованнейших людей оказалось в тюрьме и ссылке — к этим годам относится знаменитое дело Петрашевского. Была ужесточена цензура: запрещены темы крестьянства и крепостного права, не допускалось обсуждение других острых проблем, ограничено издание иностранной литературы, а переводы с французского запрещены категорически. «Современнику» пришлось очень трудно, Панаев и Некрасов были вызваны к шефу жандармов Орлову и получили строгое предупреждение о возможном закрытии журнала.

В этих условиях, по воспоминаниям А.Я. Панаевой, в редакции «Современника» остался только один человек, который не опускал руки и не впадал в уныние. Это был Некрасов — его энергия, непреклонная воля и сила духа спасли журнал и удержали его на плаву. В период «мрачного семилетья» в «Современнике» печатались И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, Я.П. Полонский. А.А. Фет. В 1850 году вышла статья «Русские второстепенные поэты», в которой Некрасов процитировал двадцать четыре стихотворения Ф.И. Тютчева, впервые появившиеся в «Современнике» в 1836 году, то есть, по сути дела, тютчевская поэзия была вновь открыта для русской литературы. В одном из номеров появилась повесть «Детство», подписанная «Л.Н.»: это был первый писательский опыт Л.Н. Толстого, и именно Некрасов поддержал молодого автора и заставил его поверить в свои силы. В 1853 году критический отдел обрёл нового автора: в «Современник» пришёл Н.Г. Чернышевский.

Совместная работа над журналом сблизила поэта с Авдотьей Яковлевной Панаевой. Еще при первом знакомстве с ней поэт был очарован её умом, красотой и обаянием, спустя несколько лет симпатия превратилась в глубокое и сильное чувство.

Авдотья Яковлевна не сразу ответила ему взаимностью, да и Некрасову долгое время приходилось скрывать свою любовь к ней, ведь Иван Иванович Панаев был его близким другом и соредактором журнала. Однако в 1848 году Панаева решилась оставить мужа и стала гражданской женой Некрасова. Это был исключительно смелый поступок, который также породил массу сплетен и слухов. Авдотья Яковлевна была несчастлива в браке: её муж был добрым, отзывчивым, но очень легкомысленным человеком, очень много времени проводившим вне дома.

Тем не менее дом Панаевой был одним из самых известных литературных салонов, или «литературных подворий», 10-х годов XIX века. Будучи образованной и умной женщиной, она дружила с Белинским, Герценом, Тургеневым, была прекрасной хозяйкой и обаятельной собеседницей. Кроме того, она пробовала свои силы в писательстве: её рассказы под псевдонимом Н. Станицкий печатались в «Современнике», она вела в журнале раздел моды и сочиняла фельетоны, принимала начинающих авторов, читала корректуры. Прав был К.И. Чуковский, назвавший союз Некрасова и Панаевой «труженическим», у них было много общего: и несчастливое детство, и близость духовных интересов.

Семейный союз с Панаевой, по воспоминаниям современников, — это «самые светлые страницы в мрачной жизни» Некрасова. Отношения в их семье не всегда были ровными и спокойными из-за тяжёлого, раздражительного характера поэта, его болезни, двусмысленности положения самой Авдотьи Яковлевны, смерти их детей. В итоге в 1863 году они расстались, а в память об этой любви остался замечательный «панаевский цикл», своеобразный лирический дневник отношений Некрасова с женой.

«Без клятв и общественного принуждения я всё сделала во имя любви, что в силах сделать любящая женщина», - вспоминала Панаева. Несмотря на ссоры, обиды, ревность, взаимные упреки и охлаждения, их брак продлился 16 лет, и, расставшись, они всегда вспоминали друг о друге с теплотой и участием.

1855 год был ознаменован смертью императора Николая I, гнёт цензуры ослаб. В одном из своих обзоров Некрасов отмечал, что «оживление русской литературы... продолжается. Лучшие современные таланты, как бы соревнуясь друг с другом, дарят публике произведения, которые обещают сделать нынешний год памятным в русской литературе». В этой благоприятной атмосфере Некрасов впервые после сборника «Мечты и звуки» решил выпустить книжку своих стихов. Уверенность в скорой близости смерти из-за тяжёлой болезни лёгких — так сказались на здоровье поэта годы полуголодной нищей юности, лишь усилила решимость Некрасова подвести итог поэтическому творчеству. Сборник «Стихотворения Н.А. Некрасова», вышедший в 1856 году, стал настоящим событием в литературной жизни России.

Открывался сборник стихотворением «Поэт и гражданин», которое сразу заявляло гражданское звучание некрасовской поэзии и определяло общественную позицию автора и его взгляд на роль литературы. Когда сборник, достаточно легко пропущенный цензурой, появился в печати 19 октября 1856 года, он произвёл ошеломляющее впечатление. «А Некрасова стихотворения, собранные в один фокус, — жгутся», — восхищённо-недоумённо отзывался о нём в одном из писем И.С. Тургенев.

Сборник состоял из четырех разделов. В первый вошли стихотворения, посвящённые изображению жизни русского крестьянства и городской бедноты («В дороге», «Тройка», «Забытая деревня», «На улице» и др.). Второй раздел содержал преимущественно сатирические стихотворения, посвящённые «хозяевам жизни» («Нравственный человек», «Современная ода», «Псовая охота» и др.). Низменность и пошлость норм жизни, принятых в современном обществе, самодовольство людей, считающих себя благородными и честными, едко высмеиваются автором. В третий раздел сборника вошла поэма «Саша» — рассказ о современнике с ленивой душой и о любознательной умной девушке с чистым и добрым сердцем. Со своей юной героиней связывает автор надежды на будущее и не сомневается в том, что Саша найдёт своё место в жизни и будет полезной людям. В последний раздел Некрасов включил стихотворения, различные по тематике. Четвёртая часть сборника показывает, насколько разноплановой была лирика Некрасова. Это и «Несжатая полоса», посвящённая жизни народа, и автобиографическое стихотворение «Старые хоромы», и стихотворения, содержащие отклик на политические события, происходящие в мире («Внимая ужасам войны...»), и стихотворения о поэзии («Муза»), и лучшие образцы интимной лирики. Завершало сборник обращение поэта к Музе.

Во время выхода сборника Некрасов был за границей, куда уехал лечиться. Почти год он жил во Франции и в Италии, любовался красотами Рима, Венеции и Флоренции. Вести об успехе сборника его необыкновенно воодушевляли. «О книге моей пишут чудеса, — голова могла бы закружиться», — радовался он. Однако в России «Современнику» грозили крупные неприятности. Дело в том, что Чернышевский на свой страх и риск перепечатал в очередном номере несколько самых острых с политической точки зрения стихотворений, и среди них — «Поэт и гражданин» и «Забытая деревня». В своё время сам Некрасов не стал печатать их в журнале — он боялся за «Современник», книга была иное дело. Чернышевский оправдывался тем, что сделал это не нарочно, по неопытности, но скорее всего, он сознательно решил довести до читателей самые яркие стихи некрасовского сборника. Панаева вызвал к себе министр просвещения и сделал ему строжайший выговор за «неуместное и неприличное перепечатывание стихотворений г. Некрасова», цензор, пропустивший крамольный номер, был отстранён от службы. До Некрасова доходили слухи, что ему грозят крупные неприятности, вплоть до заточения в Петропавловскую крепость.

Стремление Некрасова сделать «Современник» органом борьбы за социальные преобразования привели к расколу внутри журнала. Особенностью характера Некрасова было то, что он охотно учился у тех, кто превосходил его по знаниям, и впитывал новые убеждения, если был уверен в человеке, который эти убеждения отстаивал. Бывший саратовский учитель Н.Г. Чернышевский обладал энциклопедическими знаниями в разных областях, его убеждения отличались твердостью. Несмотря на то что резковатый и категоричный новый сотрудник не слишком нравился авторскому коллективу, сложившемуся вокруг журнала, Некрасов не поддался на уговоры и не указал Чернышевскому на дверь. Более того — опасаясь, что в его отсутствие некоторые писатели могут покинуть журнал, он составил своеобразный договор, по которому ведущие авторы «Современника» обязывались публиковаться только в этом журнале.

Однако, несмотря на все старания Некрасова, разногласия между писателями и редакцией становились всё более очевидными, и по возвращении из-за границы «обязательное соглашение» было расторгнуто. Последней каплей послужила статья Добролюбова о романе Тургенева «Накануне» «Когда же придёт настоящий день?». Ознакомившись со статьёй, Тургенев просил Некрасова её не печатать — уж очень смелой она была. Добролюбов, в свою очередь, тоже не пошёл на уступки и не стал переделывать статью. Некрасову предстояло сделать выбор: с незначительными сокращениями статья вышла. Тургенев, Толстой, Гончаров покинули «Современник» (правда, Тургенев ещё напечатал в нём «Асю» и «Дворянское гнездо»), только А.Н. Островский продолжал публиковаться вплоть до закрытия журнала. Состав «Современника» обновился: молодые писатели-разночинцы, мечтающие об общественных преобразованиях, заняли место маститых авторов. Некрасову тяжело дались борьба и разрыв с бывшими друзьями и единомышленниками, однако он поступил так, как диктовала ему совесть. Чернышевский всегда отмечал, что всем, что он успел и сумел сделать, он обязан благородству Некрасова и твёрдости его характера.

«Занятия мои - сон, еда да карты», — писал Некрасов Фету по возвращении на родину. Поэт лукавил, дел у него было достаточно. Он готовил литературно-критический сборник памяти Белинского, отбирал произведения для сборника «Лёгкое чтение», вёл переговоры по организации сатирического журнала «Искра», работал над изданием полного собрания произведений Шекспира, привлекая к делу лучших переводчиков. «Жизнь моя въехала в обыкновенную колею, — целый день чем-нибудь полон — хандрить некогда», — признавался он.

И конечно, много времени и сил отнимала поэзия. В предреформенные годы тема крестьянства оставалась самой важной в творчестве Некрасова. Мысли о смирении и покорности народа мучили поэта. Горечью, но и надеждой и глубокой верой в народные силы проникнуто одно из самых знаменитых его стихотворений «Размышления у парадного подъезда» (1858). «Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить» — с таким примечанием стихотворение было напечатано в герценовском журнале «Колокол», что лишний раз показывает значительность этого факта литературной жизни.

В 1861 году надежды передовой части русского общества, казалось, оправдались: было отменено крепостное право. Зашедший в день объявления манифеста к Некрасову Чернышевский был потрясён волнением поэта. «Да разве это настоящая воля? — негодовал Некрасов. — Нет! Это чистый обман, издевательство над крестьянами!» Либеральная пресса восхваляла императора, «Современник» ограничился перепечаткой манифеста и весьма сдержанными комментариями. Половинчатость реформы привела к крестьянским бунтам, по стране прокатились студенческие волнения. Журналу было сделано очередное предупреждение.

В середине 1861 года был арестован один из молодых сотрудников журнала Михаил Михайлов за составление прокламации «К молодому поколению», а спустя несколько месяцев — молодой гвардейский офицер Владимир Обручев, автор статьи «Невольничество в Северной Америке». В ноябре 1861 года от туберкулёза умер Добролюбов — и это было тяжёлым ударом как для «Современника», так и для Некрасова, который был к нему искренне привязан.

Круг сотрудников «Современника» редел: в начале 1862 года умер друг и единомышленник Некрасова Иван Панаев, в июле - вслед за молодым критиком «Русского слова» Д.И. Писаревым был арестован Н.Г. Чернышевский. Издательская деятельность «Русского слова» и «Современника» была приостановлена на восемь месяцев. Некрасов был потрясён потерей друзей и любимого детища — журнала...

В памятное лето перед закрытием «Современника» была задумана и написана поэма «Коробейники», строки из которой «Ой, полным, полна коробушка, / Есть и ситцы, и парча...» вмиг стали народной песней. Поэт успел напечатать ее в одном из последних номеров журнала, а также издать в виде тоненькой дешёвой книжечки в серии «Красные книжки». Таким образом, поэма «Коробейники» была первым произведением, которое не только посвящено народу, но и написано для народа.

Одним из самых светлых стихотворений, созданных в го же время и посвящённых крестьянской жизни, стало стихотворение «Крестьянские дети», но даже и в нём писатель говорит о честных, гордых мыслях, «в которых так много и злобы и боли, / В которых так много любви».

Некрасов всё реже посещал Грешнево, летом 1861 года поэт в последний раз надолго задержался в родительском доме. Годом ранее Некрасов осуществил свою мечту — купил имение Карабиху в пятнадцати верстах от Ярославля. Здесь были написаны поэмы «Мороз, Красный нос» (1864), «Русские женщины» (1872-1873), главы из «Кому на Руси жить хорошо». В последний раз Некрасов приезжал в Карабиху за два года до смерти.

Как только в 1863 году возобновилось издание «Современника», в нём тотчас был напечатан роман Чернышевского «Что делать?», произведение, которое было написано в Петропавловской крепости. Цензоры были обмануты формой сентиментально-семейного романа и после поверхностной проверки передали рукопись издателю. По дороге в редакцию Некрасов по рассеянности обронил где-то рукопись. Три дня прошло в мрачном и нетерпеливом ожидании: Некрасов дал отчаянное объявление в газету о потере и вознаграждении.

...Немолодой бедно одетый чиновник принёс драгоценную рукопись, подобранную на мостовой.

Роман появился в первых трёх номерах вновь открывшегося журнала. Поэмы «Рыцарь на час» и «Мороз, Красный нос» также появились в печати.

4 апреля 1866 года студент Дмитрий Каракозов стрелял в Александра II. Покушавшимся был схвачен, была создана следственная комиссия, начались повальные обыски и аресты. Некрасов понимал, что над журналом снова нависла опасность: «Современник» всегда был рупором свободомыслия. Кроме того, у журнала было уже два предупреждения, в том числе совсем недавнее за «Железную дорогу», одно из самых сильных гражданских стихотворений Некрасова. Чтобы обмануть цензуру, поэт обозначил год создания стихотворения как 1855-й. Стихотворение вызвало широкий резонанс в читательских кругах и смятение в цензурном комитете. «Нельзя без содрогания читать эту страшную клевету», — возмущённо писал один из чиновников.

Понимая, что третье предупреждение будет означать конец всему, Некрасов совершил отчаянную попытку спасти журнал.

На торжественном обеде в честь председателя следственной комиссии по делу Каракозова графа М.Н. Муравьёва, за свою исключительную жестокость названного «вешателем», Некрасов прочитал хвалебные стихи в его честь («Ликует враг...», 1866), воспринятые, впрочем, очень холодно и неприязненно. Поступок Некрасова вызвал бурю возмущения: враги злорадствовали, многие друзья отвернулись от него, резкими и язвительными упрёками разразился бывший лучший друг поэта Тургенев, но ничто не ранило Некрасова сильнее собственной совести. До конца жизни он мучился этим «неверным звуком», который исторгла его лира.

Жертва, принесённая Некрасовым своим убеждениям и идеалам, оказалась напрасной: 1 июня 1866 года высочайшим повелением «Современник» был закрыт навсегда.

Некрасов не собирался долгое время оставаться в тени: в течение года он вёл переговоры по аренде давно пришедших в упадок «Отечественных записок» с редактором Краевским. Был заключён договор, согласно которому имя Некрасова не значилось на обложке (этого ему не разрешили власти), но он становился «гласно ответственным» редактором и получал полную свободу. Вместе с Некрасовым редакционную коллегию составили пришедшие из «Современника» М. Е. Салтыков-Щедрин, отвечавший за отдел беллетристики, и Г.З. Елисеев, вставший во главе публицистического отдела. Активное участие в возрождении журнала приняли А.Н. Островский и Г.И. Успенский; появился и новый критик — Д.И. Писарев. Некрасов умело привлекал молодых авторов, у него было чутьё на дарования: так, в журнале начали печататься критик Н.К. Михайловский, поэты А.Н. Плещеев и С.Я. Надсон, писатели В.М. Гаршин. Д.Н. Мамин-Сибиряк и многие другие. «Отечественные записки» продолжили линию «Современника» — журнал довольно быстро стал интересным и популярным изданием, отражавшим самые важные общественные проблемы и знакомившим читателей с лучшими произведениями своего времени.

Некрасову приходилось соблюдать осторожность и — как и раньше — выдерживать постоянную борьбу с цензурой. Некрасов не только занимался издательской деятельностью — он ещё и много писал. В 70-е годы им были созданы множество лирических стихотворений, исторические поэмы о декабристах «Дедушка» (1870) и «Русские женщины» (1872-1873), сатирическая поэма «Современники» (1875-1876). Наконец, поэт продолжал работу над поэмой «Кому на Руси жить хорошо» (1863-1877) — произведением, которое сам автор назвал «эпопеей современной крестьянской жизни».

В 1870 году Некрасов встретил девушку, которая стала его последней любовью и женой. Девятнадцатилетняя Фёкла Викторова, девушка из «простого звания», необразованная, но чрезвычайно милая, добрая, весёлая и обаятельная, стала верным другом поэта. Некрасову не понравилось имя избранницы — он звал её Зиной, Зиночкой, Зинаидой Николаевной. Он приохотил её к театру, нанял учителей музыки и языков, был к ней внимателен и нежен.

С 1874 года Некрасова мучили постоянные недомогания, но он продолжал работать, пока сильные боли не заставили его отказаться от активного образа жизни. С декабря 1876 года он писал и редактировал, не вставая с постели. Некрасов знал, что умирает, страдал от невыносимых болей и создавал свои предсмертные стихи — «Последние песни».

Когда Некрасов умер, более пяти тысяч человек собрались проводить поэта в последний путь, — его смерть многие переживали как личную утрату. «О Некрасове я рыдал, просто рыдал по целым часам каждый день целый месяц...», — писал в письме из ссылки Чернышевский.

Я лиру посвятил народу своему.

Быть может, я умру неведомый ему,

Но я ему служил — и сердцем я спокоен...

эти строки считают поэтическим завещанием Некрасова и ключом к пониманию его поэзии.

Источник (в сокращении): Ланин Б.А. Русский язык и литература. Литература: 10 класс / Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова, В.М. Шамчикова. - М.: Вентана-Граф, 2016

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:

Категория: Некрасов Н.А. | Добавил: katerina510 (25.04.2018)
Просмотров: 380 | Теги: творчество Некрасова, Некрасов