Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Лермонтов М.Ю.

Анализ "Песни про купца Калашникова" Лермонтова М.Ю.

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Работу над этим произведением полезно начать с уточнения его жанра, который, казалось бы, указан в самом названии. Для современной молодёжи песня — один из самых популярных жанров. Школьники слушают песни, исполняют, сочиняют их. Неожиданным может оказаться соответствующий настрой при виде слова «песня» в названии произведения.

На самом деле, жанр этого лермонтовского творения — поэма. Так почему же автор свою поэму назвал песней? Понадобится разъяснение.

Лермонтов создал произведение близкое к фольклорным историческим песням (которые постепенно обогащались приёмами характерными для былин и лирических песен). Историческим песням была свойственна сосредоточенность на одном драматическом эпизоде. Они воспроизводили, сохраняли особенности народной речи.

Лермонтов — поэт, воспитанный на достижениях мировой культуры. Широк круг его чтения, куда входили отечественные, зарубежные, античные авторы. Обширна сфера творчески освоенных поэтических систем самого различного происхождения. Тем более поражает, насколько естественно и органично воспринял поэт стилистику, мелодику, образы, созданные народом, предназначенные для устного бытования, как сумел проникнуться самим духом русской народной поэзии. В дневниковых юношеских записях Лермонтова встречается, например, такое суждение: «Если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде больше не буду её искать, как в русских песнях» (1830).

В заглавии лермонтовской поэмы представлены её основные герои. Первый из них — царь. Может быть, желая подчеркнуть, что он тоже человек, автор называет его, как и купца Калашникова, по имени и отчеству: «Иван Васильевич», а не «Иван IV (как принято было величать царей) и не «Иван Грозный» (как молва его позднее прозвала)?

Прочитав только первую часть поэмы, мы можем выразить сочувствие опричнику Кирибеевичу, который влюблён так сильно, что даже на царском пиру не в состоянии скрыть своей печали. В те далёкие времена, когда происходило становление русской государственности, такое поведение приглашённых в гости к самому царю считалось более чем неприличным. Оно могло быть истолковано как нежелание оценить высокую честь, оказанную в этом случае не заслуженному государственному деятелю, а совсем молодому «слуге». Мрачный вид опричника мог быть расценен даже как опасное недовольство. Понятны поэтому гневные упрёки хозяина пира. В его вопросах — желание узнать причину недовольства, направленного, как он предполагает, против него.

После первого ответа опричника Кирибеевича царь меняет своё отношение к нему, стараясь угадать истинную причину его кручины-огорчения («Да об чём тебе, молодцу, кручиниться?..»).

Во втором ответе — признание «молодца» в своём чувстве к Алёне Дмитревне, что вызывает у царя (и у читателей) понимание и сочувствие, особенно после слов:

Отпусти меня в степи приволжские,

На житьё на вольное, на казацкое,

Уж сложу я там буйную головушку...

Узнав о влюбленности своего слуги, царь Иван Васильевич сменил гнев на милость и стал предлагать ему дары драгоценные, советуя послать их красавице. Может показаться, что помощь не столь велика, как хотелось бы влюблённому, ведь царская власть безгранична, так неужели глава государства не может вмешаться в события и вместо одних только даров взять да и устроить эту свадьбу?

Но Иван Васильевич, даже не зная ещё (вместе с читателями) об основном препятствии — о замужестве Алёны Дмитревны — так напутствует своего слугу:

«... Как полюбишься — празднуй свадебку,

Не полюбишься — не прогневайся».

Его решение не применять свою власть тем более остаётся в силе после признания Кирибеевича:

Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!

Обманул тебя твой лукавый раб,

Не сказал тебе правды истинной,

Не поведал тебе, что красавица

В церкви Божией перевенчана,

Перевенчана с молодым купцом

По закону нашему христианскому.

Таким образом, сказывается сближение замысла поэмы с фольклорными источниками. Царь ведёт себя как мудрый правитель, действуя в духе народных представлений о справедливости, что будет проявляться и в дальнейшем развитии сюжета.

Автор погружает читателя в процесс соприкосновения трёх эпох: эпохи царя Ивана IV, затем — эпохи Лермонтова и, наконец, (неизбежное воздействие) той эпохи, в которую живёт читатель, т. е. нашей современной. Что было отрицательного в первую или вторую эпоху, от чего смогли избавиться, а что было утрачено, потеряно такого хорошего, ценного, нужного сейчас?

Как создавался поэтом образ царя? Безусловно, он знал отечественную историю и русский фольклор. Историческое значение деятельности русского царя оценивалось не однозначно, а порой прямо противоположно. Его заслугой признавали создание могущественного русского государства, международное значение которого он отстаивал. Другие историки делали упор на внедрении им опричнины, на казнях и называли такое правление деспотическим. Советник царя митрополит московский Макарий приветствовал централизацию Московской Руси и прилагал усилия к обоснованию такой политики. В то же время он стремился смягчить царские репрессии против боярства, сопротивлявшегося единению Руси.

Но это — большая политика глобальных масштабов. А купечество, с его мирным занятием, репрессиям не подвергалось, а, напротив, было поощряемо. (Можно обратить внимание на значащую фамилию Степана Парамоновича: был в старину «калашный ряд», где торговали калачами).

Чем же продиктовано грозное решение царя — казнить Калашникова? Ведь царь на смертную казнь осуждает Степана Парамоновича — единственного заступника жены-сироты Алёны Дмитревны и кормильца всей семьи с «малыми детушками»; он опора и для младших братьев, которые ещё «не встали на ноги».

Допустим, главное для царя месть за гибель любимого слуги — молодого опричника. Но тогда не стал бы он, скорый на расправу, ни о чём Калашникова спрашивать. Однако Ивану Васильевичу важно доискаться истинной причины убийства, совершённого во время состязания. Обнародовать её Степан Парамонович не может. Жена у него защиты просит. Как расскажет он, что Кирибеевич опозорил её: целовал на виду у соседей? Слишком суровы были нравы того времени.

На всём поведении Степана Парамоновича сказалось и запечатлённое в фольклоре народное понимание чести, достоинства каждого человека.

И в деяниях царя проявляются народные представления о его предназначении. Царь должен судить по закону. Он вынужден был вынести тяжкий приговор, ведь противник Кирибеевича после кулачного боя признался, что убил не случайно:

«...Я убил его вольной волею,

А за что про что — не скажу тебе,

Скажу только Богу единому.

Прикажи меня казнить — и на плаху несть

Мне головушку повинную...»

«Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» — один из лучших в русской литературе образцов поэтического произведения в народном духе. Подтверждение тому мы находим и в фольклорном складе, и в основном идейном пафосе поэмы — в прославлении сильной и прямой натуры, способной постоять «за святую правду-матушку» в народном её понимании, дать отпор обидчику, не дрогнуть, не склонить головы перед самим гневным царём, ценою жизни утвердить свой идеал.

Что касается образа Алёны Дмитревны, то ее красота, прельстившая опричника, желающего купить её благосклонность щедрыми посулами, отступает перед главными её достоинствами — благородством, супружеской верностью (которую так трудно бывает сохранить другим героиням мировой литературы при столь привлекательной внешности).

Создавая поэму, Лермонтов сумел сочетать фольклорность с психологической многогранностью разработки образов; наметить сложные, противоречивые ситуации.

По-своему интересны и порой вызывают сочувственный отклик и царь Иван Васильевич, и молодой опричник. Читатель не может примириться с трагедией, изображённой в поэме. Но ему так понятна художественная логика образов: и государственная мудрость Ивана Васильевича, и налагаемая на него царским саном обязанность следовать долгу, судить по закону; нельзя (вначале) отнестись безучастно и к пылкой страстности теряющего голову влюблённого — молодого опричника. И невольно жаль его, поверженного, такого молодого, красивого.

Но над всеми героями возвышается колоритная, из недр Руси вышедшая фигура Калашникова. Ему поют славу гусляры. Чтобы помочь понять этот образ, ощутить его эмоциональную насыщенность, можно отметить, что проблематика произведения лежит не только в области фольклорно-исторической. Поэма стала своеобразным откликом на социальные проблемы, выдвигавшиеся русской действительностью 30-х гг. XIX в.

Важно отметить, что позиция автора поэмы объективна. Читатель невольно сочувствует всем участникам трагедии. И самому её виновнику — молодому опричнику — в начале поэмы и в сцене его гибели. Определение «молодой» повторяется постоянно, словно для оправдания его действий неопытностью, непониманием, каковы могут быть последствия необдуманного поступка. Не менее объективна и картина этих тяжких последствий.

Светлое чувство любви воспевается поэтами. И в школе изучают любовную лирику. Можно вспомнить такие имена, как Тристан и Изольда, Данте и Беатриче.

Молва о такой любви передаётся из поколения в поколение. «Вот и Кирибеевич влюблён, и тоже очень сильно», — так могут подумать некоторые юные читатели. И в этом случае можно их спросить: «Он любит так же, как Тристан или Данте?», обратив их внимание на то, что оба они любили «её» до самозабвения, ради «неё» многие влюблённые готовы были на подвиг, на любые жертвы. А Кирибеевич, объятый губительной страстью, о «ней» вовсе не думает, не щадит ни любимую, ни всё её семейство (даже детей малых обездолил, правда, не умышленно, не желая того).

Он говорит об Алёне Дмитревне:

В церкви Божией перевенчана <...>

По закону нашему христианскому.

«Нашему» означает, что он тоже христианин и, следовательно, знает христианские заповеди. Да они во всех религиях сходны.

О поступках героев можно судить по-разному. Царь продолжает считать Кирибеевича «верным слугой». А что вы об этом думаете? Ведь опричник именем царя прикрылся, домогаясь любви Алёны Дмитревны, совершая тяжкий, особенно по тем временам, проступок. Может быть, он решил, что ему как слуге самого царя всё дозволено, и никто не отважится перечить, возражать? Но царь-то иначе об этом думает и не знает, что опричник бросил тень на его высокое имя.

И еще: не сразу, но всё же сознался Кирибеевич, что сказал не всю правду, слукавил, после чего объявил, что «она» обвенчана. Можно задать вопрос: «А теперь можно назвать его правдивым, честным?»

Вероятно, вы бы сняли с него прежнее обвинение. Но как быть, если в своём греховном деянии он так и не признался, снова слукавил?

Можно указать на то, что всей правды не говорит царю и Калашников. С этим нельзя не согласиться. Однако он открыто заявляет об этом, без лукавства. «Ответ держал ты по совести», — так оценил его речь царь Иван Васильевич, которому пришлось вершить справедливый суд на основе того, что стало известно о поединке. Купец, человек мирной профессии, был предан лютой казни, вступившись за свою жену, сохраняя в тайне трагедию своей семьи.

Полезно обратить внимание на разнообразие песенно-народных ритмов поэмы, её языковых средств. Среди них такие, как постоянные эпитеты («золота казна», «солнце красное» — в значении «красивое»...), повторения («диво дивное»). Для произведения характерны синонимы («одеть-нарядить», «наточить-навострить»), краткие прилагательные («молода жена») и т. д.

Можно отметить и фольклорность композиции произведения: припевки гусляров, зачин, концовка.

Использованы материалы книги: М.Б. Ганженко, Ж.Н. Критарова, А.Д. Жижина. Литература. 7 класс. Методическое пособие. - М.: Дрофа, 2014

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

Категория: Лермонтов М.Ю. | Добавил: katerina510 (26.12.2018)
Просмотров: 78 | Теги: песня про купца Калашникова