Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Гоголь Н.В.

"Ревизор" (Гоголь): описание и анализ пьесы из энциклопедии

«Ревизор» — комедия Н.В. Гоголя. Написана в Петербурге осенью 1835 г. — зимой и весной 1836. Начата после 23 октября 1835: в этот день Пушкин возвратился в столицу из Михайловского и вскоре, встретившись с Гоголем, передал ему сюжет будущей комедии. Закончена в основном к началу 1836, однако дополнения и поправки Гоголь вносил чуть ли не до самой премьеры, состоявшейся в Петербурге, в Александринском театре 19 апреля того же года. Одновременно в Петербурге «Ревизор» вышел отдельным изданием (цензурное разрешение подписано А.В. Никитенко 13 марта). В конце 1838 г. в Риме Гоголь приступил к доработке комедии: было изменено начало IV действия, открывавшегося не монологом Хлестакова (как в первом издании), а сценой совещания чиновников. В 1841 г. в Москве вышло «издание второе, исправленное с приложениями». Исправленная редакция «Ревизора» вместе с сокращенным разделом приложений (остались только «Отрывок из письма...» и «Две сцены...») и с эпиграфом «На зеркало неча пенять, коли рожа крива...» вошла в «Сочинения Николая Гоголя» (СПб., Т.4, 1842 г.). Окончательный текст комедии был подготовлен автором для издания, вышедшего посмертно: «Сочинения Гоголя. Том четвертый. М., 1855» (здесь в приложениях были помещены «Отрывок из письма...» и «Две сцены...»).

Позднее появилось еще несколько текстов, относящихся к «Ревизору»: «Сцена из «Ревизора» Гоголя, не напечатанная автором» («Хлестаков и Гибнер»; опубликована впервые П.А. Кулишом в «Библиографических записках», 1859, №7). Кроме того, в упомянутом выше посмертном издании «Сочинений Гоголя» появилась «Развязка Ревизора»; это произведение, примыкавшее к комедии, было создано в 1846 г. Вторая редакция окончания «Развязки Ревизора», написанная в следующем году, опубликована впервые Н.С. Тихонравовым и В.И. Шенроком в шестом томе десятого издания «Сочинений Гоголя» (1896 г.). В том же издании (т.2,1889 г.) Тихонравовым было напечатано «Предуведомление», написанное Гоголем в связи с предполагавшимся изданием «Ревизора» в пользу бедных. Современные собрания сочинений Гоголя обычно, наряду с «Ревизором», помещают все или большую часть относящихся к нему текстов.

Фабулу «Ревизора» (так же как и «Мертвых душ») Пушкин подсказал Гоголю, основываясь на происшествиях, случившихся с тем или другим реальным лицом: с журналистом и писателем П.П. Свиньиным, с вологодским помещиком и поэтом П.Г. Волковым и многими другими, в том числе и самим Пушкиным (в бытность свою в Нижнем Новгороде в 1833 г. он возбудил у тамошнего губернатора М.П. Бутурлина подозрения, что является тайным ревизором). Подобные происшествия были знакомы Гоголю и по личному опыту: так в августе 1835 г. во время поездки из Киева в Москву он мистифицировал станционных смотрителей, выдавая себя и своих спутников А.С. Данилевского и И.Г. Пащенко за лиц, выполнявших инспекционные функции.

Факты должностного и чиновничьего qui pro quo, то есть обмана или подстановки, получили отражение и в художественной литературе; после появления «Ревизора» критик О.И. Сенковский даже утверждал, что анекдот, взятый в основу комедии — «тысячи раз напечатанный, рассказанный и отделанный в разных видах». Особенно часто обрабатывался этот «анекдот» в сценических произведениях, как зарубежных (в частности «Лекарь поневоле» Мольера), так и отечественных («Урок дочкам» И.А. Крылова, «Воздушные замки» Н.И. Хмельницкого и др.), многие из которых были хорошо известны Гоголю (например, в спектакле «Урок дочкам» он участвовал, еще будучи учеником Нежинской гимназии высших наук). Тем не менее пушкинский совет сыграл, очевидно, решающую роль, поскольку обращал внимание Гоголя на еще не использованные возможности эстетического освоения этой темы (аналогичную роль сыграла и пушкинская подсказка Гоголю сюжета «Мертвых душ»).

Выбор персонажей социально репрезентативен: каждый из них представляет определенную сторону общественного бытия и административное управления — суд, просвещение почтовое дело, здравоохранение и благотворительность, полицию и, сверх всего, высшую власть в лице Городничего (но в отступление от реальной номенклатуры российского уездного города, в котором городничий осуществлял лишь полицейские функции). Подчеркнуто широк» в «Ревизоре» и сословный диапазон: дворяне как служащие, так и отставные, образующие своего рода городской бомонд, а также находящиеся вообще вне службы — «городские помещики»; затем купечество, мещане и т.д.; к этому надо добавить женскую половину общества, также разделенную по социальным группам.

В соответствии с универсальным заданием перестраивается и характер комедийной интриги, приводимой в движение не любовным, а общественным в даже иерархически-административным импульсом — прибытием «высокого лица». Переживания по поводу этого события захватывают всех обитателей уездного города, причем не только находящихся на сцене, но и внесценических персонажей, создавая центральное действие и «общую» завязку. Гоголь программно противопоставлял «общую» завязку традиционной «частной завязке», лежащей в основе любовной интриги. Поэтические традиции своей пьесы Гоголь непосредственно возводил к древнегреческому драматургу Аристофану, комедии которого были «общественным, народным созданием»: «после уже она вошла в узкое ущелье частной завязки, внесла любовный ход и одну и ту же любовную завязку».

Необычной в новой комедии оказались не только общее действо гоголевской пьесы, но и главный персонаж. Вместо сознательного обманщика-авантюриста или же случайного лица, по недоразумению попавшего в ложное положение, но не извлекающего из этого никаких выгод (два наиболее характерных варианта ситуации qui pro quo как в реальной жизни, так и в сценических интерпретациях), был выбран простодушный и недалекий человек, не руководствовавшийся каким-либо планом, не способный к продуманным действиям и вместе с тем блестяще выполнивший роль, которая была ему подсказана обстоятельствами. В такой трактовке центрального персонажа Гоголь, по-видимому, отступил и от пушкинского плана: упоминавшееся в последнем имя Криспин означало устойчивое амплуа хвастуна и плута во французской комедии. Отступал гоголевский персонаж и от типологии хвастуна, ведущего свою игру вне какого-либо корыстного и продуманного плана. Таков, в частности, Альнаскаров в упомянутой выше комедии Хмельницкого; по контрасту с этим персонажем Гоголь объяснял (в связи с премьерой «Ревизора») характер своего героя.

Изменение коллизии qui pro quo повлекло за собой перестройку всего плана комедии. Герой, который по видимости управляет событиями или, по крайней мере, инициирует их, на самом деле, подчинен им не в меньшей мере, чем другие персонажи. Таким образом интрига из активной превращается в пассивную — ее источник перемещается за пределы субъективных намерений и объективных поступков всех персонажей, которые одинаково подчиняются обстоятельствам и полностью уравниваются в отношении знания, точнее незнания, реального хода вещей (некоторое исключение составляет, пожалуй, один Осип, который, в отличие от всех других, знает, кто таков Хлестаков, и в отличие от последнего, с самого начала сознает, что того приняли за другого). При этом наибольшую степень заблуждения — опять-таки в нарушение комедийной традиции — обнаруживает тот, кто обладает наибольшей степенью хитрости и практического смысла, то есть Сквозник-Дмухановский, чьи мошеннические способности, прежде чем подвергнуться роковому испытанию, словно получают высшую аттестацию («Мошенников над мошенниками обманывал. <...> Трех губернаторов обманул...»). Таким образом возникает типично комедийная ситуация «обманутого мошенника», но с принципиальным отличием — поражение он претерпел не от еще более искусного противника, а от человека, не прилагавшего к тому никаких сознательных усилий и недостойного своей «победы». Предельная активность одного персонажа сталкивается с мнимой активностью другого; при этом носитель мнимости сохраняет статус центрального лица или, по определению Гоголя, исполнителя «главной роли», поскольку именно такой статус преобразует всю комедию.

Действие «Ревизора» Гоголя увенчивалось столь же новаторской по своей сути заключительной «немой сценой». Внешне она казалась довольно традиционной (появление жандарма с известием о прибытии настоящего ревизора), поскольку для комедии XVII— XVIII вв. характерно было разрешение коллизии посредством вмешательства высокой инстанции — часто самого монарха. Однако Гоголь пренебрег важнейшим условием такого финала — определенностью результата, при котором носители порока и преступники строго наказывались.

Появление «Ревизора» на сцене и в печати стало крупным общественным событием. Первые рецензенты Ф.В. Булгарин в «Северной пчеле» и О.И. Сенковский в «Библиотеке для чтения» обрушили на Гоголя упреки в отсутствии «правдоподобия», «невероятности» фабулы, искажении жизненной правды, хотя и не отказывали автору в комическом даровании. Более резкими были некоторые устные и эпистолярные отклики на комедию. Так чиновник Ф.Ф. Вигель в письме к писателя М.Н. Загоскину от 31 мая 1836 г. называл ее «клеветой в пяти действиях», а о самом Гоголе заметил, что «это юная Россия во всей ее наглости и цинизме». В защиту «Ревизора» выступили П.А. Вяземский в пушкинском «Современнике» и В.П. Андросов в «Московском наблюдателе», их статьи содержали глубокие эстетические разборы комедии. В ряду первых откликов на «Ревизора» выделялась рецензия в московской газете «Молва» (1836 г.); ее автор критик, журналист и ученый Н.И. Надеждин, скрывшийся под псевдонимом A.Б.В., отметил глубину гоголевского комизма. Обстоятельный анализ композиции и характеров «Ревизора» был дан B.Г. Белинским в статье «Горе от ума» (1840 г.) на основе сопоставления с названной комедией А.С. Грибоедова.

Вскоре после премьеры «Ревизор» Гоголя занял прочное место в репертуаре как в столице, так и в Москве (первое представление 25 мая в Малом театре с участием М.С. Щепкина в роли Городничего) и в провинции. Яркие вехи сценической истории комедии: постановки в Московском Художественном театре (1921 г.; режиссер К.С. Станиславе кий, Хлестаков — М.А. Чехов), в московском Государственном театре В. Мейерхольда (1926 г., режиссер В.Э. Мейерхольд); в московском государственном Малом театре (1938 г., режиссер Л.А. Волков, И.В. Ильинский в роли Хлестакова); в Ленинградском Большом драматическом театре (1972 г., режиссер Г.А. Товстоногов); в московском Театре Сатиры (1972 г., режиссер В.Н. Плучек); в московском Театре на Покровке (1993 г., режиссер С. Арцыбашев) и др.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Гоголь Н.В. | Добавил: katerina510 (12.05.2017)
Просмотров: 177 | Теги: Ревизор
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar