Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Тютчев Ф.И.

"Тени сизые смесились" (Тютчев): анализ стихотворения

В стихотворении «Тени сизые смесились…» (Тютчев), анализ которого мы проведем, возникает картина ночной природы. Форма исповедального излияния способствует тому, что в каждой подробности очевидна специфика лирического восприятия. Темнота скрывает цвета предметов, в ночной тишине кажется, что звуки уснули, движение замерло, вся жизнь приостановила свой ход:

Тени сизые смесились,

Цвет поблекнул, звук уснул —

Жизнь, движенье разрешились

В сумрак зыбкий, в дальний гул...

Однако это обманчивая видимость, в природе ничего не исчезает, хотя и может стать незримым, неслышным. Благодаря тому что чувства лирического героя становятся необыкновенно обостренными, изощренными, ему доступны и такие впечатления:

Мотылька полет незримый

Слышен в воздухе ночном...

Такая чуткость вызывает к нему доверие, и к выводам его размышлений хочется прислушиваться с повышенным вниманием.

Философская наполненность характерна для первого же образа: тени вокруг созерцателя не просто черные, но сизые, то есть темные с синевой, с голубоватым отливом. В эпитете подчеркнуто смешение, слияние цветов, возможность разрешения противоречий, контрастов.

Но не умиротворенностью наполняет душу такой вывод, в ней пробуждается «тоска невыразимая», свидетельствующая о том, что достижение гармонии сопряжено с мученьем. Во второй строфе стихотворения (восьмистишие четырехстопного хорея) выражено смятение, возникшее из-за предчувствия смерти. Действительно, слияние с миром — это самозабвенье, уничтожение личностных особенностей. И все же, определяя уже в конце первого восьмистишия свое состояние в час ночной тишины и сумрака, лирический герой выражает его с помощью восклицаний, в которых слышится восторг. Его идеал осуществился, и цена за это, оказавшаяся невыразимо высокой, подтверждает значение личности, отдающей все земные блага за верность своим стремлениям:

Час тоски невыразимой!..

Все во мне, и я во всем!..

Восклицания во второй строфе продолжают приветственный клич миру. Лирический герой не только согласен с правотой жизни, специфика его позиции состоит в том, что он возвышает способность человека совершить сознательный выбор.

Оба полюса в восприятии жизни обрисованы как тихая созерцательность и самозабвенная жажда слияния с миром. В глубине души он чувствует созвучие двух впечатлений, переход от одного к другому понятен ему, они не отделены непреодолимой преградой. Ему понятно счастье, состоящее в умиротворенности и покое:

Сумрак тихий, сумрак сонный,

Лейся в глубь моей души,

Тихий, томный, благовонный,

Все залей и утиши.

Однако такое существование похоже на сон, а он жаждет «жизни, движенья». Его душа стремится к предельному напряжению — но не воли, не бунтарской активности (мысль о том, что духовная жизнь «тиха», повторена три раза во втором четверостишии), а мысли. Романтический конфликт, в который вступает личность,— это попытка человека приблизиться к пониманию своего предназначения, смысла бытия. Для того чтобы сосредоточиться на нем, нужны тишина, сумрак, а главное, решимость шагнуть за грань земного, забыть о себе:

Чувства — мглой самозабвенья

Переполни через край!..

Абсолют «самозабвенья» — это смерть, но лирический герой готов принять ее, отдавая жизнь за исполнение своей мечты, даже призывая «уничтоженье», позволяющее слиться «с миром дремлющим» (на этот аспект его настроения указывают формы повелительного наклонения: лейся, залей, утиши, а затем с восклицательным знаком — переполни, дай вкусить, смешай). Таков его выбор слияние с миром в наслаждении природой предстает иллюзией, он ищет гармонии в другом:

Дай вкусить уничтоженья,

С миром дремлющим смешай!

Последнее требование обращено к «сумраку», так как в ночной природе ему слышатся страшные, но любимые песни «Про древний хаос, про родимый!» («О чем ты воешь, ветр ночной?», 1836). Как и лирический герой Лермонтова, он «даром славы не берет» («Я жить хочу! хочу печали...», 1832). Сходство в мироощущении двух поэтов-романтиков в 1830-е годы свидетельствует об усилении трагических тенденций в осознании неразрешимости противоречий между идеалом и действительностью. У Тютчева не отвергается безысходность (в стихотворении «Тени сизые смесились...», анализ которого мы провели, она внушает «тоску невыразимую»), но личности вступающей, невзирая на нее, в конфликт с судьбой, адресован восторг лирического героя, благодаря чему пафос его стихотворений приобретает жизнеутверждающую окраску.

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Тютчев Ф.И. | Добавил: katerina510 (23.02.2017)
Просмотров: 336 | Теги: Тени сизые смесились
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar