Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Тютчев Ф.И.

«Последняя любовь» (Тютчев): анализ стихотворения

В продолжение пушкинской мысли об «улыбке прощальной» жизни, которая ощущается в поздней любви на «закате печальном» существования человека на земле (А.С. Пушкин. «Безумных лет угасшее веселье...»), лирический герой стихотворения «Последняя любовь» (Тютчев), анализ которого мы проведем, видит в чувстве, посетившем его «на склоне... лет», зарю, вечерний свет. Фрагмент состоит из трех четверостиший четырехстопного метра. Это не ямб, хотя некоторые стопы напоминают ямбический ритм. Однако в нем присутствуют ритмические перебои, выделяющие особые, неповторимые черты «любви последней».

О, как на склоне наших лет

Нежней мы любим и суеверней…

Сияй, сияй, прощальный свет

Любви последней, зари вечерней!

На фоне четырехстопного ямба в первой и третьей строчках в четных строках появляются лишние слоги на слабых местах: после второго сильного места. Благодаря этому выделяются слова «любим» и «последней». Перед вами рождение русского дольника, принципиально нового метра, своеобразие которого в полной мере выявится позже, в поэзии Серебряного века. Но уже в его первых образцах заметно, что он предоставляет возможность для внесмыслового подчеркивания определенных аспектов. В стихотворении «Последняя любовь» (Тютчев), анализ которого нас интересует, двенадцать строчек, и в пяти из них наличествуют стопы, где промежуток между сильными местами является вариативным (1—2 слога). Помимо отмеченных, выделяются перебоями слова «на западе», «помедли», «блаженство», что концентрирует внимание на нежелании лирического героя расставаться с редким, необычным, как зрелище рассвета на западе, явлением, чувством, невзирая на его безнадежность, доставляющим блаженство.

Метрическое своеобразие, являясь сквозной особенностью текста, придает ему цельность. Есть и другая художественная черта, свидетельствующая о единстве замысла,— это богатая фоническая палитра, в которой выделяется как тоника ассонансный звук «е». Он слышен в рифмах всех трех четверостиший (1 — лет-свет, суеверней-вечерней; 2 — тень-день; 3 — нежность-безнадежность), а также во внутренних рифмах: «Помедли, помедли, вечерний день...» «Но в сердце не скудеет нежность...» (строфы 2,3). Основной ассонанс перекликается с другими звуковыми повторами («а», «и», «у»), все они сочетаются с певучим полугласным и аллитерациями на сонорные «л», «н», «м». В первой строфе в связи с этим выстраивается стилистика песни без слов («О, как на склоне наших лет / Нежней мы любим и суеверней...»). Это пение продолжается и в дальнейшем, достигая особой выразительности в строчках с повторами мелодичных форм глаголов («Сияй, сияй», «Помедли, помедли», «Продлись, продлись»).

Чтобы почувствовать своеобразие инструментовки стихотворения «Последняя любовь» Тютчева, попробуйте прочитать его вслух, обращая внимание на отмеченные фонические особенности. Анализ начинается с них не случайно, так как предметом стихотворения становится явление, которое трудно обрисовать только с помощью слов. Любовь — это свет, заря, сиянье. Она воспринимается лирическим героем на фоне физического угасания как последняя вспышка (повторяется пушкинский эпитет — «прощальный свет») жизни. Метафорическое сближение с солнечным блеском на закате во второй строфе позволяет создать образ «вечернего дня»:

Полнеба охватила тень,

Лишь там, на западе, бродит сиянье,—

Помедли, помедли, вечерний день,

Продлись, продлись, очарованье.

На основе параллелизма природного и человеческого возникают картины заката в пейзаже и в земном существовании личности. В них соединяются свет и тень, дневные и ночные черты (оксиморон «вечерний день»), что обостряет ощущение неповторимости и таинственности жизни. Вследствие того что стихотворение содержит психологическую конкретику («наших лет», «мы любим»), образ лирического героя обладает субъективной достоверностью. Романтическая антитеза между вечной юностью души и физическим угасанием передается как волнующее переживания. В ощутимой характеристике чувства выделяется стремление к умиротворенности. Восхищение «зарей вечерней» (в закате подчеркивается светлая, солнечная окраска, побуждающая воспринимать его как начало нового, вечернего дня) свидетельствует об обретенной на склоне лет гармонии, преодолении мучительного раздвоения. В третьем четверостишии обрисована специфика внутренних ощущений. Противоречие умирания («скудеет в жилах кровь») и наслаждения пробудившейся, благодаря любви, нежностью разрешается в стихотворении в возвышении духовного блаженства, позволяющего преодолеть скорбь, воспринимая безнадежность как подарок судьбы (противопоставлением подавленности от сознания конца жизни становится возвышение «последней любви», переданное восклицанием и эмоциональным междометием). Это последний, прощальный дар, позволяющий познать правоту жизни.

В связи с важностью для лирического героя раздумий о ее глубинной сущности, грусть в его эмоциональном состоянии сочетается с победным чувством. В его настроении «Полнеба охватила тень», но с ней контрастирует сиянье истины, соединение одинаково важных для него переживаний создает неподдельное «очарованье». Оно является смысловой доминантой стихотворения, в котором разнообразие частностей не нарушает благозвучия целого. Тоникой становится звук «е», которым заканчивается (как последним гласным) текст, напоминающий многоголосное музыкальное произведение. На этом завершим анализ стихотворения Тютчева «Последняя любовь».

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Тютчев Ф.И. | Добавил: katerina510 (04.03.2017)
Просмотров: 129 | Теги: Последняя любовь
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar