Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Подробный анализ стихотворения "Во глубине сибирских руд" Пушкина

Стихотворение «Во глубине сибирских руд...», анализ которого представлен в этой статье, обращено к тем из друзей, кто были единомышленниками лирического героя, «горевшего» желанием освободить родину от «гнета власти роковой». Послание «К Чаадаеву» (1818), содержавшее эти образы, становится реминисцентным фоном для него. 

Временная дистанция, возникающая при сопоставлении двух посланий, важна для выявления постоянства в отношении к друзьям, верности идеалам юности. Новым аспектом является стремление подвести итог деятельности поколения, вписать современные, животрепещущие события в историю, показав значительность вклада единомышленников в развитие цивилизации. Они «братья» всех борцов за свободу, на их долю выпало принять «меч» у предшественников (образы из последней строфы послания «Во глубине сибирских руд...»), чтобы вступить в поединок с теми, кто обрекает людей на участь рабов, влачащих жизнь в «оковах», заключенных в «темницы» (там же).

Как и раннее стихотворение, послание к пребывающим в «каторжных норах», за «мрачными затворами» друзьям написано четырехстопным ямбом. За образом реальной неволи просвечивает обобщенный смысл. Она становится ценой за «дум высокое стремленье», конкретные проявления которого можно восстановить, прислушавшись к откровенным признаниям лирического героя вольнолюбивой поэзии Пушкина. Он одушевлен просветительскими идеалами, согласившись с тем, что свобода — естественное право каждого, соблюдать которое призван закон. Его попрание власть имущими воспринимается им как личное оскорбление.

Новаторством Пушкина является ощутимость в передаче бедственных обстоятельств, в которых оказались наследники радищевского «мстителя» (строфы 13, 16). Как и в оде Радищева, в послании «Во глубине сибирских руд...» Пушкина превалирует жизнеутверждающий пафос, возвышаются непримиримость к пороку и злу, бунтарство, готовность отдать все силы и саму жизнь за наступление желанной поры. Лирический герой стремится утвердить единомышленников в вере в то, что она придет, и ничего из нравственных и действенных проявлений их мировоззрения не пропадет даром:

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье.

Придет желанная пора!

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут...

Однако вход в царство свободы — это абстрактный образ, «братья меч... отдадут», возвращая его тем, кто первым поднял оружие против власти, в воображении, виртуально (слово «виртуально» существовало еще в античности, происходило от лат. «возможный, появляющийся при определенных условиях»). В реальности новые «мстители» (образ из оды Радищева) в Сибири, на каторге, в «мрачном подземелье», погружены в тяжкие, скорбные переживания. Перед ними выстроены «затворы», препятствующие тому, чтобы им были доступны выражение привязанности, эстетическое наслаждение. Свободный голос поэта может пробиться сквозь препятствия, и в нем узники должны услышать подтверждение своей правоты, признание высокого смысла своих страданий. Он может донести «любовь и дружество», пробудить бодрость духа, напомнить о надеждах юности:

Несчастью верная сестра,

Надежда в мрачном подземелье,

Разбудит бодрость и веселье...

Любовь и дружество до вас

Дойдут сквозь мрачные затворы,

Как в ваши каторжные норы

Доходит мой свободный глас.

Друзья снова вместе, общность мироощущения остается важнейшим фактором, позволяющим не чувствовать себя одиноким. Однако судьба единомышленников лирического героя оказалась отличной от его свободного будущего, они пострадали за свои убеждения, переживают «несчастье», объединившее их (для лирического героя, не отделяющего себя от единомышленников, важно подчеркнуть, что никто не в праве присоединять свое имя к братству мучеников — «Не пропадет ваш скорбный труд...», «ваши каторжные норы», «...и свобода/Вас примет радостно у входа...»). Делом они доказали могущество духа, преодолевающего слабости, побеждающего судьбу. До прекрасного будущего остался шаг, их победа несомненна: «оковы... падут», «темницы рухнут», нужно лишь сохранить «гордое терпенье». Но жизнь человека коротка, и не всем удастся войти в царство свободы.

Трагический отсвет падает и на предшественников, все борцы против неволи — герои, сознательно выбравшие скорбную судьбу. Трагический герой — особое понятие, термин, акцентирующий, что главным в участи персонажа становятся не положение жертвы обстоятельств, а волевое усилие, направленное на борьбу с ними, хотя ему известно об их силе, о том, что она превосходит возможности человека. Вступая в безысходный конфликт с судьбой, герой демонстрирует исключительность натуры. В стихотворении Пушкина «Во глубине сибирских руд...», анализ которого мы проводим, участники политических возмущений имеют характеристику трагических героев. В отличие от романтических произведений, максимализм, «дум высокое стремленье» каждого из них не превращает его в одинокого мечтателя или бунтаря. Это общее для всех «братьев» настроение, разделяемое единомышленниками в прошлом, настоящем и будущем, оно становится основой для создания образа, продолжающего представление Радищева о единстве «рати... бранной», поднимающейся на борьбу с «пороком, лжой и клеветой» (строфа 16 в его оде «Вольность»).

В послании «Во глубине сибирских руд...» Пушкина приметы «желанной поры» обрисованы обобщенно, как отсутствие насилия, неволи. Конкретику вносят переклички с другими произведениями — одой «Вольность» Радищева и вольнолюбивой лирикой самого автора. Они вызывают ассоциации (от лат. «соединение», связь между образами, понятиями, качествами, возникающая при определенных условиях, в искусстве по воле автора), способствуют появлению аллюзий (от лат. «намекать», соотнесение с известным литературным, историческим, мифологическим явлением), реминисценций (от лат. «смутное воспоминание», отзвук образа другого автора, вызывающий сопоставление). Автореминисцентный фон послания 1827 г. составляет стихотворение, написанное почти за десять лет до этого,— «К Чаадаеву» (1818).

Лирический герой послания «К Чаадаеву» также обращается к друзьям-единомышленникам, утверждая необходимость веры в будущее торжество прекрасных идеалов. Но в раннем стихотворении многие аспекты конкретизированы: поколение «любовников» свободы настолько остро воспринимает общественную несправедливость, что она вызывает потребность мести за поруганные идеалы; кроме этого, для него любовь к родине затмила все человеческие привязанности, оно слышит только ее «призыванье», стремясь освободить ее от «гнета власти роковой»; наконец, радость и наслаждение молодые бунтари находят только в борьбе, душа каждого из них нетерпеливо жаждет столкновения, томится в предчувствии победы, которая видится как «сладкое свиданье» с осуществленной мечтой. В послании «К Чаадаеву» проясняется и вопрос, какой награды за свой отказ от личных устремлений ждут борцы с самовластьем: «минута вольности» сама по себе станет «святым», сокровенным переживанием, а кроме того, в памяти потомков они останутся навсегда, так как именно им принадлежит честь («Пока сердца для чести живы...» — «К Чаадаеву») разрушения твердыни самовластья, на обломках которой будут означены их имена.

Связь между двумя посланиями выявляется не только на содержательном уровне (сходство в проблематике, обращенность к представителям одного поколения, близость мотивов самоотверженного служения и радости борьбы), но и в связи с фоническими (звуковыми) соответствиями. Эта поэтическая особенность придает сходству характер органичной, непосредственной, внутренней близости. Достигается впечатление с помощью одинаковых ассонансов. В послании «К Чаадаеву» основным звуковым повтором был звук «а» (на нем построены рифмы и первых трех четверостиший, и пятистрочного финала): славы, обман, забавы, туман, желанье, призыванье, упованья, свиданья; она, снаг, имена. В стихотворении «Во глубине сибирских руд...» он слышен во второй и третьей строфах: сестра, пора, до вас, глас. Ассонанс выделяет слова, значимые в создании эмоционального настроя.

Однако обращение к декабристам проникнуто не только радостной жаждой борьбы, но и скорбным переживанием. Поэтому звуковой повтор "а" сочетается с другим ассонансом. Мрачные эмоции передаются звуком «у» (руд, труд — первая строфа). Однако у него есть и другой смысл, так как из каторжных застенков совершается прорыв к неземному счастью, которое приносит вера в осуществление прекрасной цели (в послании 1827 г. ответом на «прекрасные порывы» юности, которые лирический герой посвящает освобождению отчизны — «К Чаадаеву», становится радостная встреча победителей: свобода «примет радостно» своих защитников у входа в отвоеванное ими для нее царство).

Внимательно вслушиваясь в звучание стихотворения «Во глубине сибирских руд...», вы заметите, что на фоническом уровне проявляется динамика чувств лирического героя: от скорби к уверенности в правоте дела, которому он и его друзья отдали молодость. Во второй и третьей строфах послания «Во глубине сибирских руд...» ударный «у» акцентирует те слова, где смыслом является вера в будущее (разбудит, дружество, дойдут). В четвертом четверостишии слова с ассонансом на «у» выделяются в сознании читателя, в связи с тем что составляют опоясывающую рифму. Это не случайно, так как они важны, выражая в полной мере исторический оптимизм лирического героя (падут, отдадут). Их дополняет еще одно слово, где звучит «у», находящееся на интонационно значимой позиции — на нем завершается восходящая интонация перед выводом (рухнут). В отличие от стихотворения «К Чаадаеву», заканчивающегося восклицанием («напишут наши имена!»), в послании «Во глубине сибирских руд...» последняя строчка, также имеющая значение желаемого итога, эмоционально нейтральна, в конце стоит точка («И братья меч вам отдадут.»). Волнение лирического героя обрывается на утверждении, которое передается словом с ассонансом на «у», звучащим в последней мужской рифме. Он неожиданно становится выражением не мрачных ощущений, а «бодрости и веселья» от предчувствия «желанной поры». Так на фоническом уровне появляется возможность зафиксировать мысль, кажущуюся преждевременной и неоправданно оптимистичной в скорбной действительности: декабристы войдут в историю не как преступники, обреченные закончить жизнь в темницах, а в образе героев, смысл бытия которых — в прорыве через борьбу и бедствия к победе и счастью. Наступит день, когда падут оковы неволи, пусть это будут не реальные цепи, не ощутимая весть освобождения для попавших в сибирские тюрьмы, но тем, чьи думы всегда имели «высокое стремленье», этот день принесет осуществление заветной мечты:

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Последняя строчка послания — свидетельство восстановления исторической справедливости: для потомков битва за свободу будет восприниматься как единый процесс. Еще долго будет сверкать меч в руках тех, кто не может смириться с властью порока и зла, но взойдет «Звезда пленительного счастья» («К Чаадаеву»), наступит «избраннейщий» день (образ из оды Радищева «Вольность»), и оружие вернется к первым мстителям. Такова историческая миссия необыкновенного поколения, из которого вышли борцы за честь родины и свободу мира («Хочу воспеть свободу миру...» — Пушкин. «Вольность»).

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (22.02.2017)
Просмотров: 541 | Теги: Во глубине сибирских руд
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar