Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Подробный анализ стихотворения Пушкина "Зимнее утро"

В стихотворении «Зимнее утро» (Пушкин), анализ которого мы проведем, мотив движения передается в первую очередь с помощью временных подробностей. Вечор (вчера вечером) мела вьюга, носились тучи, луна выглядела «бледным пятном», едва «желтела» на фоне «мутного неба», все печалило и удручало, не хотелось и глядеть в окно.

Прошла ночь — и пурга утихла. Стихотворение начинается с наступления чудесного утра, когда воспоминания о непогоде кажутся сном, от которого «пора» очнуться.

Еще одним художественным средством, придающим динамичность лирическому излиянию, является диалог. Пейзаж возникает в разговоре с возлюбленной — красавицей, другом прелестным, другом милым. Она еще дремлет, но близка встреча, похожая на свидание с богиней («звезда севера» сравнима с самой Авророй — в римской мифологии богиней утренней зари). Лирический герой обращается к ней с комплиментами (от франц. «лестное замечание»), называя сон негой, глаза взорами, прелесть земной женщины божественной красотой.

Оба плана, и возвышенный, и бытовой, равнозначны, они до завершения присутствуют в тексте. Покой богини — в действительности комната с натопленной печью, ложе неги — лежанка, нетерпеливый конь, бегу которого собираются «предаться» герои,— это кобылка бурая, колесницей оказываются русские санки. Да и разговор с северной Авророй, может быть, является вымыслом лирического героя, которому «Приятно думать у лежанки». Но его воображение способно совершить чудеса: в бытовом эпизоде открыть красоту и многообразие, озарить «всю комнату» блеском божественного огня, деревенскую кобылку превратить в сказочного коня, переносящего в поля, леса, на дальний берег. В контексте анализируемого стихотворения «Зимнее утро» Пушкина эпитет «чудесный» получает расширенное толкование. С обыденной похвалы погожему дню начинается произведение, но в дальнейшем появляются доказательства того, что среди современной для автора русской зимней природы (снег, иней, ель, речка, затянутая льдом) происходят сказочные события. В самом начале открывается возможность слияния в реальности противоположностей, полюсов:

Мороз и солнце; день чудесный!

Присутствуют и другие контрасты (вечор — нынче, луна — солнце, мутность — прозрачность, мгла — свет, бледность — яркость, печаль — веселье), но они не становятся антитезами. Гармония природы обусловлена вечной сменой закатов и восходов, ночи и дня, времен года («Леса, недавно столь густые...»). Мотив бега коня становится третьим из художественных средств, позволяющих придать динамичность изображению. Зимний пейзаж конкретен, виден «в окно» («А нынче... погляди в окно...») и в то же время в нем есть обобщенность. Призывая вглядеться в то, как ровно лег снег, как заиндевели ветки ели, как блестит речной лед на фоне теней от деревьев в лесу, лирический герой включает эти детали в узорную картину, похожую на сложный орнамент (от лат. «украшение», узор, состоящий из упорядоченных компонентов). В нем использована богатая палитра цветов (франц., подбор, совокупность выразительных средств): черный («мгла носилась», «тучи мрачные»), бледно-желтый, их «мутная» смесь, характерные для вечера; днем яркие тона, создающие впечатление великолепия,— голубой, белый, зеленый.

Все они появляются в сочетании («Прозрачный лес один чернеет», «ель сквозь иней», «речка подо льдом»), переливаются, блестят в свете солнца, контрастируя с ночной мрачностью. Статичность (от греч. «стоящий») дневного пейзажа дает возможность рассмотреть его красоту в подробностях. Мотив «мутного» вечера, когда все смешивалось в злом вихре, развивается в стихотворении Пушкина «Бесы» (1830), где вьюга превращается в адский хоровод. Это противопоставление добавляет еще один оттенок в оценку чудесного дня, так как он знаменует победу добрых, светлых сил.

Тепло и свет солнца находят соответствие в «янтарном блеске» огня в печке, озаряющем комнату. На картине появляются новые краски — янтарно-желтая, огненно-красная:

Вся комната янтарным блеском

Озарена. Веселым треском

Трещит натопленная печь.

Заключительные слова первой и второй строчек четвертой строфы выделяются благодаря переносу (несовпадению конца фразы и стиха, что выделяет оказавшееся на стыке строчек слово). Это не случайно, так как привлекает внимание к еще одной особенности стихотворения «Зимнее утро» (Пушкин), анализ которого нас интересует. Не только цвета составляют «великолепный ковер» текста — фонические контрасты позволяют представить гармонию как согласованность различных впечатлений и эмоций. В звучании нет доминирующей аллитерации, глухие и звонкие, певучие и раскатистые согласные чередуются. Их сочетание в цельных по смыслу группах слов, например в комбинациях определяемого и определения (существительного и прилагательного), способствует проявлению, усилению эффекта. Уже в названии стихотворения, помимо содержательного оксюморона (от греч. «остроумно-глупое», стилистический оборот, выражающий неожиданное смысловое единство; употр. также в звучании «оксйморон»), состоящего в сочетании слов, называющих зимнее умирание природы и пробуждение нового дня, есть и звуковой контраст: зимнее утро». Сходное впечатление оставляют комбинации «л» и «р» в выражениях: «великолепными коврами», «прозрачный лес», «янтарным блеском», «веселым треском», а также «н» и «р» — «утреннему снегу» и др. Все три звука разной эмоциональной окраски встречаются в слове «нетерпеливого», выделяющемся в пятой строфе из-за того, что его объем (6 слогов) нарушает размеренность четырехстопного ямба, которым написано стихотворение (такой же эффект производит задерживающее внимание в третьей строфе благодаря ритмической паузе слово «великолепными», содержащее также 6 слогов).

Композиция стихотворения, как и образный, звуковой, визуальный (от лат. «зрительный») уровни, играет важную роль в достижении художественной цели. В тексте пять строф (шестистрочных, схема рифмовки: аабввб), из которых первая сходна по значению с экспозицией, обрисовывая место и участников действия (лирический герой, «красавица», природа). Во второй приводится недавняя предыстория, в третьей и четвертой характеризуются чудеса наступившего дня, которых для лирического героя оказывается недостаточно. Не только из замкнутого пространства теплой комнаты, но даже из великолепной панорамы зимнего пейзажа он стремится вырваться. Противительный союз «но», отделяющий картину, видную «нынче... в окно», от выражения заветного желания, странного, непонятного для окружающих, показывает, что незамкнутость внутреннего мира ощущается как индивидуальное своеобразие:

Но знаешь: не велеть ли в санки

Кобылку бурую запречь?

В пятой строфе душа лирического героя открывается в полной мере, так как в ней выражены сокровенные желания («предадимся бегу», «навестим»), в последней строчке оценивается эмоциональное впечатление, связанное с пейзажем.

Бег в контексте стихотворения — и перемещение в пространстве, и ход времени. От воспоминаний о милом бреге, о вчерашнем ненастье лирический герой обращается к созерцанию красоты природы, понимая и ее вечный смысл, и мгновенную прелесть, видя явления одно «сквозь» («ель сквозь иней зеленеет») другое, открывая тайники («речка подо льдом блестит»), стремясь преодолеть ограниченность, односторонность времени и чувства. В пейзажной картине, в действительности напоминающей эмблему (от греч. «рельефное украшение», условное изображение понятия, идеи) гармонии его мироощущения, он находит и философский аспект. Его выражением становится образ «поля пустые».

Параллелизм (художественный прием, позволяющий выявить сходство или тождественность элементов произведения; от греч. «рядом идущий») природного и человеческого, намеченный во второй строфе («мгла носилась» — «И ты печальная сидела...»), претворяется в метафоре «навестим поля пустые». Человек может восполнить пустоту в природе, черпая из сокровищницы своей личности. При этом важна не ее исключительность, а присущее чуткому и благожелательному «другу» (обращение к спутнице, повторенное в строфах 1, 5) внимание к индивидуальным чертам, среди которых главной является способность вглядеться в окружающее, открыв в привычном красоту, многообразие, полноту жизни. Ее изменчивость по сравнению с незыблемым романтическим идеалом предстает не только приметой реальности (вечор-нынче), но и философским выводом, дающим надежду на перемены и грядущую победу света и добра. В ней тоже нет оттенка окончательности, движение продолжается. Для лирического героя, «нетерпеливо» стремящегося освободиться от всего, что он испытывал «недавно», что было «приятно» вчера, важно, что наряду с динамикой в жизни есть постоянство. Если в природе времена года чередуются, то в душе впечатления сохраняются («леса, недавно столь густые» — «берег, милый для меня»), приобретая со временем новое значение, становясь предметом размышлений и обобщений. Внутренний мир не только отражение внешнего, но и целая вселенная, они сосуществуют, действительно параллельны, располагаются рядом, влияя, завися друг от друга. Идея мировой гармонии получает развитие, выражаясь не в умозрительных рассуждениях, а в образном, фоническом, живописном своеобразии стихотворения «Зимнее утро» Пушкина, анализ которого мы провели.

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (23.02.2017)
Просмотров: 481 | Теги: Зимнее утро
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar