Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

"Арион": анализ стихотворения Пушкина (подробный)

В стихотворении «Арион», анализ которого нас интересует, художественной целью является оценка действий тех из ровесников лирического героя, кого он может объединить в понятие «мы» («Нас было много на челне...»). Создается образ, являющийся аллегорией. Аллегория (от греч. «иносказание») — это развернутое уподобление примет реальности деталям картины, имеющей переносное значение, причем в ней важны не индивидуальные характеристики лиц, а обрисовка отвлеченных понятий, идей, качеств.

 Предметный план, находящийся перед глазами воспринимающего, в действительности не так важен, хотя может быть обрисован с ощутимостью и конкретизацией (вспомните героев басен И.А. Крылова, у которых изображены внешние признаки и манера поведения, например, Лиса в басне «Ворона и лисица», 1808, выглядит как «плутовка», приближается к жертве «на цыпочках», говорит «чуть дыша», а ворона, неуклюже «взгромоздясь» на ель, простодушно вслушивается в ее «сладкие» похвалы, готовая каркнуть во все горло и выронить кусок сыра, который ей «Бог послал», лишь бы подтвердить, что она и вправду «хороша» и обладает «при красоте такой» певческим дарованием).

В стихотворении Пушкина «Арион» зримо видится плывущий в море челн, т. е. лодка, идущая на веслах и под парусом. На ней большая команда: «Иные парус напрягали,/Другие дружно упирали/В глубь мощны веслы...» Работой руководит «кормщик умный», в молчании, сосредоточенно сидящий у руля. Находится место и беспечному сладкогласному певцу — он поет для пловцов (так названы моряки на «грузном челне»). Занятые делом, они не замечают надвигающегося вихря. Он нежданно, «с налету», прерывает путь, сметая с корабля «и кормщика, и пловца». В буре пострадал и певец, его «риза влажная» (риза — верхнее облачение священника, показатель возможности для него служить в храме), он сушит ее «на солнце под скалою».

В каждой детали полотна содержится обобщенный смысл: дело поколения — это плавание по бурному, грозящему непогодой морю, где их корабль похож на маленький, беззащитный перед «вихрем» челнок. В бедствиях моряков нельзя обвинять ни море, ни бурю, т. е. в целом законы мирозданья, они сами выбрали свою судьбу, стремясь к неведомой, манящей издали цели. Особое внимание уделяется месту художника среди пловцов — он вместе с ними, но не должен отказываться от своего предназначения. «Таинственный певец» — образ, имеющий автобиографическую основу: он «пел» для единомышленников, «разбив изнеженную пиру» и вслушиваясь в грохот «грозы» (образы из оды Пушкина «Вольность»), а после кораблекрушения остался жив, «На берег выброшен грозою». Потеряв товарищей, сподвижников, он не утратил веры в идеалы, его гимны остались прежними.

Эти особенности мироощущения легко восстанавливаются из контекста, однако сопоставление предметного и переносного планов стихотворения «Арион» Пушкина при анализе порождает и множество вопросов, ответы на которые превращают аллегорическую картинку в обрисовку индивидуальной трактовки событий, присущей лирическому герою. Возникает многозначность, не характерная для аллегории, показывающая, что среди образов стихотворения появляются символы. Символ (греч.) в литературе — это вид иносказания, где сквозь предметный план «просвечивает» переносное значение, допускающее разные толкования, зависящие от субъективного восприятия. Так, символом является центральный образ стихотворения, певец Арион, имеющий такие характеристики: он один из пловцов: у него на челне несвойственное другим занятие — он «пел», а не «напрягал» парус, не принимал участие в «дружной» работе, которая совершается другими «в молчаньи» (несмотря на то что эта форма в современной орфографии выглядит по-другому — «в молчанье», менять окончание при написании цитаты нельзя, так как в стихотворении важно сохранить все звуковые особенности; если пренебречь одной этой буквой, не будет слышно фонического повтора, организующего поэтическую речь: упирали, молчаньи правил). Кроме этого, если для кормщика его вера в успех — плод раздумий, он «умный» глава команды «грузного челна», это его основная характеристика, то Арион беспечен, полон эмоциональных впечатлений от пути по волнам. Его участь «таинственным» образом отличается от доли остальных: он остался жив, хотя и пострадал от «грозы». Наконец, в его мироощущении (оно обрисовано конспективно, только намечен контур, но от этого повышается значение каждой подробности) важна преданность «гимнам прежним».

Необходимо вспомнить и о том, что Арион — герой античного мифа, поэт и художник, спасенный от гибели в море дельфином. В стихотворении «Арион» Пушкина, анализ которого нас интересует, из всех мифологических мотивов выбирается один: герой таинственным образом спасается от смерти в волнах. Каждая из черт Ариона может доминировать в восприятии читателя, которому будет важно провести аналогии между реальными обстоятельствами и поэтическим образом. Нельзя сказать, какая из них является главной, в многозначности и состоит суть символического (в отличие от аллегорического) обобщения. В контексте пушкинских раздумий о судьбе поколения, о его вкладе в историю, несомненно, является важной аналогия с древними преданиями. Молодые борцы, современники автора, оказавшиеся за «мрачными затворами» (послание «Во глубине сибирских руд...») ставятся в один ряд с мифологическими героями, что способствует возвышению их роли. Они, пострадав от могущественного «вихря шумного», доказали способность человека противостоять судьбе, двигаться вперед, не боясь своенравия волн, полагаясь на «мощны веслы», дружные усилия, ум и волю.

Стихотворение строится как лирический монолог от имени одного из «нас», певца, который не только может воспроизвести свое ощущение общей «дружной» работы, видя ее изнутри, но и обобщить, оценивая последствия шторма, где погибли друзья (в стихотворении единственное восклицание передает эмоциональное потрясение от того, что «Погиб и кормщик, и пловец!..»). Единство лирического излияния подчеркнуто отсутствием деления текста, написанного четырехстопным ямбом, на строфы. В нем пятнадцать строчек, рифмуются все из них, для чего используются параллельные рифмы (строчки 6, 7, 8; 10, 11; 13, 14), а также знакомая подругам произведениям опоясывающая рифмовка (первое и последнее четверостишия, не выделенные строфически, но очевидные в связи с метрическими особенностями, т. е. из-за того, как группируются строчки по ритму и рифмовке).

Благодаря такой особенности, как перенос, некоторые строчки не завершены, требуют продолжения, оставляют впечатление вынужденной остановки из-за того, что взволнованному человеку не хватает дыхания (строчки 4,5, 7, 8,11,14). Перенос способствует также выделению слов, находящихся на границе поэтических строк, но входящих в предложение, смысл которого выясняется только после знакомства с последующим текстом, являющимся продолжением этих строчек. Особое значение имеет строчка 11, расположенная перед последним четверостишием и рифмующаяся с восклицанием. В ней содержится расшифровка образа лирического героя, он «таинственный певец», внимание к которому привлекают его «гимны», являющиеся выражением общих для «пловцов» чувств:

Погиб и кормщик, и пловец!..

Лишь я, таинственный певец,

На берег выброшен грозою,

Я гимны прежние пою

И ризу влажную мою

Сушу на солнце под скалою.

Гимны тоже становятся символом (слово "гимн" происходит от греч. «хвала, торжественная песнь»), выражающим суть отношения к идеям, одушевившим деятельность декабристского поколения. Под заслугой певца понимается в контексте стихотворения воспевание свободолюбия и самоотверженности, помогающее движению «челна» вперед. Он выполнил задачу, которую ставил в первых «гимнах». Вспоминая о том, что началом вольнолюбивой лирики Пушкина считается ода «Вольность», где обозначение жанра перекликается со смыслом термина «гимн», так как «ода» — это произведение торжественного характера, греч. «песня», в которой воспеваются общественные и нравственные идеалы, а также образы других стихотворений, например, «К Н.Я. Плюсковой», где лирический герой называл содержанием своего «гимна простого» прославление свободы («Свободу лишь учася славить...»), можно сказать, что автобиографический план стихотворения «Арион» включает еще одну цель. В нем подводится итог целого периода в творчестве, завершается развитие образа лирического героя, чьи черты продолжали друг друга, формируя внутренний облик одного из новых героев, борца и «мстителя» за поруганные общественные идеалы. Однако политический оттенок был одним из аспектов в понимании свободы. Выдвижение на первый план битвы за приход «вольности святой» (образ присутствует в оде «Вольность» и в послании «К Чаадаеву», являясь сквозным для свободолюбивой лирики Пушкина) роднило стихотворения поэта с основными мотивами декабристской лирики.

В начале 1820-х годов тема свободы у Пушкина трансформируется, в чем немаловажную роль сыграл интерес автора к романтизму. Если в поэзии будущих участников восстания (К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев) возвышаются революционные настроения, то в пушкинской лирике свобода приобретает черты недостижимого идеала.

Источник: Буслакова Т.П. Как анализировать лирическое произведение. - М.: Высш. шк., 2005

Понравился материал?
2
Рассказать друзьям:
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: другие статьи появятся совсем скоро
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (22.02.2017)
Просмотров: 479 | Теги: Арион
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar