Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Описание и подробный анализ романа "Униженные и оскорбленные" Достоевского

«Униженные и оскорбленные» - роман Ф.М. Достоевского. Роман создавался одновременно с работой над «Записками из Мертвого дома». В самом конце 1859 г. Достоевский вернулся из Сибири в Петербург. За десять лет, проведенных им на каторге, многое изменилось в России. Расшатался и агонизировал крепостнический уклад, стали размываться патриархальные устои, общество урбанизировалось и переживало болезненный процесс социального расслоения; власть денег наложила отпечаток на все сферы быта и морали.

Достоевский, находящийся во власти почвеннических идей, для пропаганды своих взглядов основал журнал «Время», первый номер которого вышел в январе 1861 года. Для успеха журналу нужен был роман, способный заинтересовать читателя. Таким романом и стали «Униженные и оскорбленные». Новое произведение Достоевского печаталось во «Времени» с января по июль 1861 года. В том же году роман вышел отдельным изданием. «Униженные и оскорбленные» имели колоссальный успех у публики, но рецензенты встретили роман сурово. Н.А. Добролюбов считал его «ниже эстетической критики», А.А. Григорьев называл героев куклами, манекенами, ходячими книжками. Впоследствии сам Достоевский отчасти согласился с обвинениями критиков.

Сегодня трудно согласиться и с суровым приговором критиков, и со «смиренной авторецензией» (по определению К. Мочульского) Достоевского. Стало очевидно, что роман «Униженные и оскорбленные» — эксперимент, в ходе которого Достоевский впервые «опробовал» многие приемы, сюжетные ходы и даже характеры героев, которым затем предстоит появиться в его «программных», фундаментальных произведениях. Зависимость «Униженных и оскорбленных» от мелодраматических авантюрных романов Фредерика Сулье, Э. Сю, В. Гюго, Ч. Диккенса не умаляет новаторства Достоевского.

К особенностям композиционного строения романа можно отнести, во-первых, параллельное развитие сюжетных линий: истории Наташи Ихменевой и истории Нелли. Все происходящее с этими героинями преломляется через сознание Ивана Петровича, который одновременно выступает и как рассказчик, самым активным образом участвующий в напряженном и запутанном действии, и как связующее звено, объединяющее все нити разветвленного сюжета, и как носитель философских, этических и социальных идей автора романа.

В «Униженных и оскорбленных» Достоевского происходит своеобразное удвоение сюжетных линий: перед читателем предстают две дочери, ради любви бросающие своих отцов (Наташа и мать Нелли, «Смитиха»); два князя Валковский (отец и сын); жертвенная любовь Ивана Петровича к Наташе перекликается с бескорыстным, платоническим чувством Генриха («Феферкухена», как издевательски именует его сыщик Маслобоев) к матери Нелли; Генрих умер совсем еще молодым — то же вскорости предстоит Ивану Петровичу, дописывающему историю своей любви в больнице, в полном одиночестве и нищете (ожидаемая смерть Ивана Петровича) зеркально отражает еще и упомянутую в романе раннюю кончину критика Б.

Утроению или удвоению подвергаются и другие ключевые моменты действия: Смит и Ихменев проклинают своих дочерей, при этом Ихменев проклинает Наташу дважды; дважды проклинают в романе и князя Валковского: мать Нелли и сама Нелли; повторяется история с покупкой серег на день рождения (мать Нелли вспоминает, как старик Смит рассердился, узнав, что его подарок уже не является для нее сюрпризом — но и старик Ихменев рассердился по такому же поводу, и его гнев Наташа тоже вспоминает с умилением). Катя — дочь откупщика, как и мать Алеши, умершая после нескольких лет брака с Валковским; князь прочит себе в жены девочку 14 лет, а именно в этом возрасте умирает Нелли. Удвоение и зеркальное отображение сюжетных линий не только усиливает мелодраматический эффект произведения, но и является продолжением давно интересующей Достоевского темы двойничества. Герои-двойники дополняют, объясняют, углубляют друг друга и те идеи, носителями которых они являются.

Второй важный композиционной особенностью романа «Униженные и оскорбленные» Достоевского можно назвать любовный «многоугольник», составленный из нескольких «треугольников», тоже, впрочем, не совсем обычных. Вершины центрального «треугольника» — Иван Петрович, Наташа, Алеша. Когда-то Наташа была влюблена в Ивана Петровича — они вместе росли, читали одни и те же книги, между ними установилась духовная близость. Наташа была в восторге от дебюта Ивана Петровича в литературе, ее родители дали согласие на брак; хотя и с отсрочкой свадьбы. Внезапно вспыхнувшая страсть Наташи к Алексею Валковскому необъяснима разумом. Духовной близости между ними нет. Наташа знает, что ее новый избранник не умен, видит все его неприятные черты и слабые стороны характера. По сравнению с ней, Алексей — ребенок. Наташа не идеализирует его, но ее чувство не плотское влечение, а жертвенная любовь-страдание, ее крест. Наташа, решившая против воли отца уйти к Алексею, выглядит как тяжело больной человек — у нее «впалые бледные щеки, губы, запекшиеся, как в лихорадке, и глаза, сверкающие из-под длинных ресниц горячешным огнем», визит князя Валковского ввергает ее в истерический припадок и т.д. Иван Петрович также нездоров, но его любовь к Наташе лишена надрыва, он не испытывает ревности, ибо верен идее духовной близости; Иван Петрович страдает, видя что Наташа несчастна, он испытывает боль за нее, но не «из-за». Временами Иван Петрович испытывает недоброе чувство к «сопернику» Алеше, но лишь потому, что Алексей не дает Наташе счастья, терзает ее.

Как ни странно, но влечение Алексея к Наташе предельно целомудренно: Наташа ощущает себя не женой и не любовницей, а матерью Алеши, хотя она старше его всего на два года. «Треугольник» не замкнут: соперничества Ивана Петровича и Алексея нет, нет соперничества и между Наташей и Нелли. Нелли исступленно ревнует Ивана Петровича, но любовь тринадцатилетней девочки ко взрослому человеку преждевременна и обречена на то, чтобы остаться незамеченной и неразделенной. Не замкнут и треугольник «Наташа—Алеша — Катя». Алеша тянется к ним обеим, и, будучи не в силах выбрать, кто из них ему дороже, предлагает фантастический вариант решения проблемы: «...Я прямо сказал, что люблю очень Катю, но что как бы я ее ни любил, и кого бы я ни любил, я все-таки без нее, без Наташи, обойтись не могу и умру. <...> Что же касается до Кати, то что же такое! Я ведь не могу жить без Наташи... Обвенчается и тоже туда с ней поедем, где Катя...».

К другим особенностям композиции могут быть отнесены ее многофигурность, обилие случайных, подчас мистических совпадений, благодаря которым развивается запутанная интрига. Добро и зло не просто ярко выражены в романе, они персонифицированны. Идея абсолютного, победительного зла воплощена в образе князя Валковского. Литературными предшественниками Валковского являются Юлиан Астакович, пожилой, почтенный с виду чиновник — сладострастник, любящий потаенный, темный разврат («Петербургская летопись», «Елка и свадьба») и, отчасти, человек-паук Газин из «Записок из Мертвого дома». В последующих романах Достоевского линия Валковского раздваивается — ее продолжают, с одной стороны, «сладострастники» Свидригайлов, Федор Павлович Карамазов, старичок Тоцкий, генерал Епанчин; с другой стороны, «сверхчеловеки» и «циники»— Раскольников, Кириллов, Иван Карамазов, - а затем обе линии сходятся в образе Ставрогина. Валковский - демоническая фигура, «князь тьмы», умеющий очаровать любого человека, чтобы, использовав, безжалостно отшвырнуть его прочь, точно ветошь. Все скрытые пружины действия сосредоточены в руках Валковского; его злая воля определяет судьбы всех персонажей: всерьез противостоять ему не может никто. «Голяк, потомок отрасли старинной», ради денег и власти он способен на любое преступление. Он женит сына на Кате, ибо они «дураки оба», и рассчитывает распорядиться Катиными миллионами по собственному усмотрению. Он чудовищный эгоист. В советском литературоведении бытовала точка зрения, что князь Валковский — тип хищного капиталиста. Однако нельзя забывать, что деньги, богатство, капитал для него не цель, а синоним неограниченной власти и извращенных наслаждений.

Антиподом эгоисту и мизантропу Валковскому в романе предстает Иван Петрович — автор филантропической повести, сознательный, убежденный носитель кантовского императива «добро ради добра», альтруист, моралист и неудачник. Образ Ивана Петровича породил в критике бурную полемику. Ивана Петровича рассматривали и как резонера, и как художественного двойника самого Достоевского 40-х гг. — идеалиста и романтика, над которым Достоевский 60-х вершил безжалостный, но справедливый суд. Вероятнее же, воспринимать образ Ивана Петровича нужно как предтечу «положительно прекрасного» князя Мышкина. Достоевский после каторги обрел непоколебимую уверенность в том, что единственно возможный путь человека к счастью лежит через страдание. Христос, принявший страдание во имя людей, — идеал, данный людям. Тот, кто страдает за других, — искренне и самоотверженно, — приближается к этому идеалу. Бескорыстный, целомудренный, донкихотствующий Иван Петрович явно тяготеет к идеалу Богочеловека (хотя религиозная тема в романе практически не затронута) — на другом конце шкалы располагается Валковский, в гордыне своей возомнивший себя Человекобогом, равным Создателю.

В «Униженных и оскорбленных» Достоевского конспективно намечено все, что будет автором развернуто впоследствии: ночная сцена в ресторане между князем и Иваном Петровичем — это первая «философская беседа», где совершается борьба идей и где добро и зло получают возможность сойтись в споре, причем суд над добром поручается злодею. Странная, немыслимая в реальной жизни, любовь «втроем», которая могла бы спасти Алешу, Наташу и Катю, предвосхищает трагические треугольники «Мышкин — Аглая — Настасья Филипповна» и «Рогожин - Настасья Филипповна - Мышкин» в «Идиоте». Антитеза «любовь—страсть» здесь только заявлена, как заявлен и конфликт между всеобщей братской сострадательной христианской любовью и любовью, возникающей между мужчиной и женщиной в результате предпочтения ими друг друга всем остальным. Сыщик Маслобоев — добрый, но слабый и способный в равной степени на добро и зло, пропащий человек, сознающий свою обреченность — предтеча Порфирия Петровича из «Преступления и наказания». Тема денег, возникающая в романе постоянно, также перейдет в последующие произведения, а фраза Алеши Валковского «Богатство — главное. Нынче самый главный князь — Ротшильд» вызывает прозрачные ассоциации с «ротшильдовской» идеей романа «Подросток».

«Униженные и оскорбленные» Достоевского стоят в преддверии романов-трагедий. Шаблоны мелодрамы, авантюрного и уголовного романа наполняются гениальным психологическим и идеологическим содержанием. Ф.М. Достоевский вырабатывает новый повествовательный стиль, изображая жизнь идей в конкретной форме. Роман интересен тем, что Достоевский не решает, а ставит проблемы, которые будут рассматриваться им на протяжении всей жизни.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
6
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (20.05.2017)
Просмотров: 911 | Теги: Униженные и оскорбленные
Всего комментариев: 0 Всегда рады вашим комментариям
avatar