Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Стендаль

Жюльен Сорель в романе "Красное и черное" Стендаля

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Амбициозный Жюльен не только наделён воображением, но и полон иллюзий... Почему же так отчаянно он борется за место под солнцем?

Конечно, люди вокруг него — за исключением лишь нескольких друзей — не обладают даже достаточным воображением, чтобы задуматься о чём-то великом. Кстати, все друзья Жюльена — добрее и честнее него, но он не особенно заботится о поддержании дружеских отношений. А вот его недруги — настоящие враги. Душевно они беднее этого молодого человека, думают лишь о чинах и богатстве или же плетут интриги и заговоры.

В основе конфликта Жюльена с его окружением — социальное происхождение главного героя. Посмотрите, как именует его повествователь: «сын крестьянина», «молодой крестьянин», «сын рабочего», «молодой рабочий», «сын плотника», «бедный плотник». Однако Жюльен Сорель в романе «Красное и черное» вовсе не собирается работать на отцовской лесопилке, как отец и братья. Он многого добился самообразованием, в частности многое прочитал о Наполеоне. Конечно, не один французский (да и не только французский) подросток мечтал о лаврах великого полководца, но Жюльен научился выстраивать свою жизненную стратегию, последовательно выбирать цели и достигать их.

Первыми врагами становятся братья, которые не могут простить Жюльену образованность и избивают его. В девятнадцать лет он выглядит как щуплый подросток с «поражающе своеобразным лицом». Стендаль использует приём контраста: в душе этого щуплого подростка пылает огонь «неистовой чувствительности», в нём переплелись холодный ум, сильный характер, настоящая воля и бесконечная жажда добиться успеха в жизни!

Вся общественная энергия, которая скрыта в Жюльене, трансформировалась, «ушла» в честолюбие. Его любимое чтиво — Жан-Жак Руссо и «Мемориал острова святой Елены» Огюста де Лас-Каза. Карьера Наполеона, прошедшего за несколько лет путь от безвестного лейтенанта до великого полководца и французского императора, будоражит его воображение. Увы, Жюльен твёрдо знает, что враги — не перед ним, а вокруг него. Он готовит себя к битве за свои гражданские и человеческие права и воспитывает в себе ненависть и презрение к врагам.

Порой его поступки кажутся отчаянными, мы не можем найти им объяснения. Возможно, в этой необъяснимости поступков и кроется тайна обаяния Жюльена Сореля. Поднимаясь вверх по социальной лестнице, он всякий раз оказывается в неведомом для себя мире. Кто населяет его, каковы их обычаи и повадки? Он всегда должен быть начеку и помнить о грозящей ему опасности. А опасность эта - разоблачение его планов и амбиций. Потому-то так и встрепенулся он по поводу шкатулочки с портретом Наполеона: если бы кто-то нашёл в доме Реналя эту шкатулку, Сореля могли вновь отправить «вниз», на самую нижнюю социальную ступеньку, на лесопилку.

Мы можем спросить: «Что же героического в том, что молодой человек стремится сделать карьеру? Что же тут необычного?» В демократическом обществе такое социальное поведение банально. Однако и обществе, разделенном сословными рамками, а именно такой была Франция в первой половине XIX века, требовалось определённое мужество, чтобы начать путь наверх. Жюльен в своём выборе не одинок. В эпоху Реставрации во Франции расцветал карьеризм. Торжествовал лозунг «Каждый за себя!». Многие журналисты и писатели с отвращением замечали, что борьба за свою «долю общественного пирога» - это новая «мерзость века». Случай Жюльена Сореля замечателен тем, что по своим природным задаткам и по своей работоспособности герой действительно заслуживал многого. Однако его честолюбие в конце концов сыграло с ним злую шутку.

Одним из главных средств достижения цели для Жюльена становится лицемерие. Какое-то время он словно подражает Тартюфу, герою известной комедии Мольера, который лишь прикрывался церковной сутаной для того, чтобы добиваться вполне земных и малопочтенных целей. Он поступает в семинарию и сразу понимает: «Кругом одни лютые враги. И какой же это адский труд... — ежеминутное лицемерие. Да оно затмит все подвиги Геракла!» Пожалуй, здесь юному герою было труднее всего: он «слабо преуспевал в своих попытках лицемерить мимикой и жестами...», «Он ничего не мог добиться, да ещё вдобавок в таком гнусном ремесле».

Стендаль считал главы, посвящённые семинарии, наиболее удачными в романе. Ведь в них он изобразил внутренний мир героя в борьбе с самим собой.

Пока Жюльен карабкается по общественном лестнице (не случайно зачастую только лестница оказывается единственным способом добраться до комнаты его возлюбленной), он помнит, что должен притворяться, лицемерить, подлаживаться под обстоятельства, ибо он находится в чуждом и даже враждебном окружении. До поры до времени ему удаётся всё задуманное. Все поручения он выполняет успешно, ему начинают завидовать более родовитые молодые люди, в него влюбляются женщины. Сопротивление враждебной среды сформировало характер Жюльена: он готов ко всем неприятностям, способен отбить любую враждебную атаку.

Время от времени напоминая о происхождении Жюльена, писатель подчеркивает, что он талантливее своих родовитых сверстников. Однако всегда находится сила, которая разрушит эту внутреннюю энергию человека из низов. Эта сила — и ограниченность общества, и косность людей, не признающих равными выходцев из низших сословий.

В начале романа читатель сталкивается с такой расстановкой сил и задумывается, что же победит: личный эгоистический энтузиазм или косная, почти безличная среда? Эта борьба держит в напряжении читателя всё время.

В заключительных главах романа мы видим, как Жюльен категорически отказывается от помилования: ему важнее обозначить своё моральное превосходство, публично выразить свое негодование тем, что он считает исторической несправедливостью. В начальных главах романа Жюльен Сорель чувствует себя в клетке. Последние дни жизни двадцатитрёхлетний молодой человек проводит в тюремной камере. Так роман композиционно закольцовывается.

Для Стендаля тюремная камера — это образ неволи, убивающей все мечты героя. Однако именно в тюрьме к герою приходит просветление. Однажды он вспоминает, что встреченный им в тюрьме философ Вэн был самым весёлым человеком в Англии. Стало быть, не так-то страшно мыслящему человеку даже в тюрьме. Сорель понимает, что должен заплатить жизнью за своё преступление. Однако никто не желает его смерти. Оказывается, он не убил, а только ранил г-жу де Реналь, и она простила его. Она посещает его в тюрьме, и Жюльен чувствует, что никого не любил в жизни больше нее! «Подумай, ведь я никогда не был так счастлив!» — признаётся Жюльен г-же де Реналь.

Во время их разговоров Жюльен чувствует себя спокойным, умиротворённым. И всё-таки речь Жюльена Сореля на суде оказывается не раскаянием, а обвинением — всему существующему порядку вещей. И в результате герой признаётся виновным не за убийство, а за святотатство, за то, что преступление было совершено в церкви. Однако, хотя Жюльену грозит смертная казнь, ему нужно лишь написать просьбу о помиловании, чтобы сохранить жизнь. И вот тут-то пружина честолюбия раскручивается и добивает героя: для такого гордеца, как Жюльен Сорель, этого простого выхода не существует, выпрашивать жизнь он не будет.

Жюльен разговаривает в камере сам с собой. Тема одного из разговоров — воображаемое «благополучное» будущее, которого он мог бы достичь, не соверши он своего преступления. Он мог взять деньги у де ла Моля и уехать в Америку. Женившись, мог стать гусарским полковником, затем секретарём посольства, затем послом и Вене или Лондоне... И тут он рассмеялся, рассмеялся «от всего сердца»! Какая суета! Какая бессмысленная амбициозность! Как можно всё это получать ценой свободы?!

На суде он говорит следующее: «Господа! Я не имею чести принадлежать к вашему классу. В моем лице вы видите крестьянина, восставшего против низменности своего жребия. Преступление моё ужасно, и оно было совершено с заранее обдуманным намерением. Значит, я заслуживаю смерти, господа присяжные.

Но даже если бы я был менее виновен, это всё равно. Я вижу перед собой людей, не склонных внять чувству сострадания... и желающих покарать во мне и раз навсегда устрашить целый класс молодых людей, которые, родившись в низах... имели счастье получить хорошее образование и дерзнули примкнуть к тому, что богачи гордо именуют обществом».

Последняя фраза вызвала раздражение не только окружающих героя людей в романе, но и «образованной публики», прочитавшей роман. Вне романа раздражение, естественно, вызвал уже сам автор, Стендаль. Многие говорили, что Жюльен — его автопортрет и его устами писатель выражает своё возмущение окружающим обществом. Однако Стендаль не собирался писать литературный автопортрет. Он лишь сотворил своё «поэтическое правосудие», противопоставив его суду «богатых и знатных».

В последние дни в тюрьме Жюльен готовит себя к смерти и лишь просит похоронить его в горах, в его пещере, где он так любил оставаться в одиночестве и мечтать о своем наполеоновском будущем.

Источник: Ланин Б.А. Русский язык и литература. Литература: 10 класс / Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова, В.М. Шамчикова. - М.: Вентана-Граф, 2016

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

Категория: Стендаль | Добавил: katerina510 (05.03.2018)
Просмотров: 651 | Теги: Красное и черное, Жюльен Сорель