ГЛАВНАЯ КАТАЛОГА СТАТЕЙ Каталог статей - Классическая литература
Меню сайта
Главная » Статьи

Всего материалов в каталоге: 1854
Показано материалов: 11-20
Страницы: « 1 2 3 4 ... 185 186 »

Каждое новое поколение читателей по-своему открывает для себя творчество Джека Лондона. Мне, например, представляется интересным тот факт, что писатель не прельщался суетной жизнью сытой и довольной части Америки. В его произведениях основное внимание уделяется жизни самых низших слоёв общества, людей, оторвавшихся от цивилизации в поисках счастья и ради интереса к самой жизни.


Роман Фредерика Стендаля «Красное и чёрное» увидел свет в 1830 году, когда ещё не ушло в историю поколение французов, наблюдавших и воцарение, и падение Наполеона. В то же время страна, ещё не оправившаяся от прежних потрясений, уже стояла на пороге Июльской революции.


«Весь мир — театр, и люди в нём актёры» — эта шекспировская формула представляется мне универсальной. Отнюдь не случайно обширную серию своих блистательных романов из жизни французского общества Оноре де Бальзак обозначил красноречивым названием — «Человеческая комедия». Образы, выведенные писателем в этих произведениях, несут на себе печать авторского таланта. Вместе с тем они традиционны для мировой литературы в целом. Так, главный герой романа «Отец Горио» напоминает шекспировского короля Лира.


Как мы знаем, все основные события бессмертного романа Виктора Гюго совершаются на площади перед собором Парижской Богоматери, у его стен. На этом фоне происходит и трагическая развязка. Но собор в произведении — это не просто декорация, оправдывающая название книги. Он занимает в романе совершенно особое место, принадлежащее ему по праву.


Образ Фауста, взятый из средневековой легенды о философе-алхимике, вдохновил на создание шедевров многих писателей, поэтов, художников, композиторов. В поэме Гёте «Фауст» удивительно сочетаются глубина и простота отображения действительности, величие и обобщённость образов. Это произведение заново открывает для читателя извечные общечеловеческие ценности и философские категории, автор осмысливает противостояние жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти, надежды и страха, блага и истины.


Среди героев мировой художественной литературы король Лир является одним из самых известных персонажей. Его образ стал символом поруганного, оскорблённого отцовства. Принято считать, что король Лир, обманутый неблагодарными дочерьми, достоин всяческого сочувствия. Но не виновен ли он сам в своей трагедии? Попробуем в этом разобраться.


Личность принца Гамлета, одного из известнейших героев Шекспира, до сих пор вызывает споры как среди литературоведов, так и среди читателей. Одни считают этого героя чересчур нежным, нерешительным. Появилось даже такое понятие — «гамлетизм». Оно характеризует людей, сомневающихся в своём праве на крутые действия (сейчас это модно называть «комплексом»). Сторонники другой точки зрения видят в Гамлете едва ли не гладиатора, стоического борца с мировым злом. Так кто же прав? Попробуем посмотреть на Гамлета беспристрастно.


Вряд ли найдётся на свете человек, который никогда не слышал о Ромео и Джульетте. Любовь шекспировских героев стала для человечества символом, эталоном, который, как иногда кажется, недосягаем в обычной жизни — настолько возвышенны, совершенны их отношения. Иного и не могло быть в трагедии: таким способом автор выразил свой гуманистический идеал.


Виктор Пелевин, современный писатель-постмодернист, поразил меня своим утверждением: «Смысл жизни в поисках смысла жизни». Действительно, человечество не одно тысячелетие пытается осмыслить своё существование, но до сих пор не найден устраивающий всех ответ.


Судьбы русских писателей XX века драматичны, поскольку именно тогда литература в нашей стране впервые стала по-настоящему влиятельной силой, которую можно было так или иначе направить — в зависимости от политической конъюнктуры. И это обстоятельство в той или иной степени сказалось на жизненном и творческом пути каждого из русских литераторов, включая самых маститых и, казалось бы, обласканных властью, — таких, например, как Максим Горький, Владимир Маяковский, Михаил Шолохов.


1-10 11-20 21-30 31-40 ... 1841-1850 1851-1854