Меню сайта

Статьи » Теория литературы и др. » Теория литературы

Жанр элегия: особенности. Элегия в творчестве русских и зарубежных поэтов

  • Статья
  • Еще по теме
  • Книги

Кратко:

Элегия (от гр. elegos - жалобная песнь) – жанр лирической поэзии; стихотворение, передающее грустное, печальное настроение, раздумье.

Эта форма лирики появилась в древнегреческой литературе около VI в. до н.э. Среди римских авторов элегий известны Проперций, Тибулл, Овидий. В русской литературе появление этого жанра связывают с предромантизмом, сентиментализмом и романтизмом. Элегии писали Н. Карамзин, К. Батюшков, В. Жуковский, А. Пушкин, М. Лермонтов, Н. Некрасов, А. Фет, В. Брюсов, А. Блок и др.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Подробнее:

Элегия возникла в Греции в VII в. до н.э. Первоначально так называлось любое стихотворение, предназначенное для исполнения под аккомпанемент флейты и в соответствии с этим написанное так называемым элегическим дистихом (сочетанием гекзаметра и пентаметра). Своей связью с пением и большим объёмом она отличалась от эпиграммы, также писавшейся этим размером; тематика же не имела для нее значения: известны военные элегии Тиртея, политические — Солона и т. д. Лишь римские поэты Тибулл, Проперций и Овидий сделали ее жанром преимущественно любовной и медитативной лирики, однако и у них это было лишь приёмом, а не законом.

Напротив, для элегии нового времени важнейшим признаком стала именно тематика, унаследованная от римских классиков. В Англии элегия была главным образом философской медитацией, связанной с темами природы, смерти и т. п. (элегии Томсона, Грея, позже Вордсворда). В Германии крупным литературным событием стало появление «Римских элегий» Гёте, в которых, стилизируя элегии древнеримских поэтов, Гёте выразил основные идеи европейского Просвещения. Недаром, изучая эту книгу, Шеллинг писал, что «элегия может охватить весь мир, хотя и фрагментарно». Во Франции она первоначально была жанром галантной лирики. В конце XVIII в. Парни, Бертен и некоторые другие поэты создают книги элегий — своего рода лирические романы о несчастной любви, где эротика сочетается с психологическим анализом. А. Шенье, опираясь в значительной мере на их традицию, усиливает в то же время связь элегии с её античными истоками. Одновременно с этим французская элегия испытывала сильное влияние со стороны английской, что в конце концов привело к появлению религиозно-медитативных стихотворений Ламартина.

Русская элегия в большей или меньшей степени связана со всеми этими традициями. Произведения этого жанра на русском языке появились в 1720-1730-х годах и принадлежали И. В. Паузе и В. К. Тредиаковскому, но первым крупным русским «элегиком» был А. П. Сумароков. 

Ранние элегии Сумарокова варьируют ситуацию даже не несчастной любви вообще, а разлуки с возлюбленной. Они строятся как цепь более или менее произвольно связанных формул, развивающих эту ситуацию, схематизм которой доведён до предела: только два персонажа, никаких аксессуаров, имен, никакой мотивировки лирического высказывания. В то же время появляются и нелюбовные элегии, и прежде всего у самого Сумарокова, написавшего в конце жизни ряд таких произведений по поводу своих авторских и житейских несчастий. Также элегия начинает оказывать воздействие на целый ряд других жанров: песню, стансы и особенно драматический монолог. Многие монологи трагедий Сумарокова неотличимы от его элегий. Новый этап в истории русской элегии начинается в 1802 году, когда был опубликован вольный перевод Жуковского из Томаса Грея «Сельское кладбище. Элегия». Затем она стала появляться в печати всё больше, и к 1810-м годам заняла в русской литературе ведущее место.

Общепризнанными классиками этого жанра в России считались Жуковский и Батюшков. Первый из них редко называл свои стихотворения элегиями, но общий элегический характер его поэзии очевиден. Она выражает «смешанное чувство»: блаженство от созерцания идеала «духовным зрением» и печаль по отсутствию его в земной жизни. Для этого Жуковский использует целую систему категорий — «медиаторов» между земным и небесным: мечта, природа, искусство, видение, любовь... Несколько иной характер носит элегическая система Батюшкова — первого поэта, для которого элегия как таковая была основным жанром лирики. Он подчеркивает прежде всего раздвоенность между стремлением к вечным высоким ценностям и к преходящим земным наслаждениям (преходящность которых воспринимается как тяжкая трагедия). Психологизм Батюшкова носит гораздо более конкретный характер — переживание определяется данной лирической ситуацией, а не определяет её.

Многочисленные элегики 1810-1820-х годов в той или иной мере синтезировали системы Жуковского и Батюшкова. В том же ключе написаны и элегии молодого Пушкина. В них, начиная уже с лицейского периода, предельно обостряются антитезы в рамках основной элегической ситуации — несчастной любви.

В дальнейшем Пушкин все дальше идёт по пути индивидуализации элегической ситуации, которая часто связывается с конкретным событием в жизни автора («Сожжённое письмо», «Под небом голубым...» и вообще почти все элегии михайловского периода). В то же время произведения этого жанра у Пушкина активно взаимодействуют с произведениями других жанров, в том числе с таким, казалось бы, чуждым, как сатира («Деревня», «Свободы сеятель пустынный»).

Иногда элегии у Пушкина становится чистой медитацией («Демон»). В этом отношении близки Пушкину, но ещё радикальнее его были Баратынский и Языков. Для Языкова элегия — чуть ли не любое короткое стихотворение, без ограничения тематики. Баратынский относился к этому жанру более строго, однако именно он подготовил почву для его разрушения.

Баратынский в своих элегиях исходит из ряда принципов, воспринимающихся им как непреложные мировые законы, главный из которых — неизбежность перехода от юности к зрелости, от жизни к смерти, от движения к покою. Сточки зрения этих законов он переосмысляет традиционные элегические ситуации, которые у него, как правило, приобретают некоторую парадоксальность с точки зрения жанра. Так, если одной из распространённых ситуаций элегии была неверность героини, то в некоторых произведениях Баратынского («Признание», «Оправдание») герой оправдывается в собственной неверности, объясняя её действием всё тех же непреложных законов бытия. Такое превращение «смешанного чувства» в неразрешимый парадокс оказалось губительным для жанра, и поэзия Лермонтова, унаследовавшего многое из поэтики Баратынского, уже не может быть однозначно определена как элегическая, хотя элегическая традиция чрезвычайно важна для ее понимания, — Лермонтов, по существу, разрабатывает те же мотивы, то же «смешанное чувство», но ставя его в прямую зависимость от мировых законов, с одной стороны, и от романтического конфликта — с другой.

Ко времени появления в литературе Лермонтова элегия как жанр уже угасала: не только из-за явлений, происходивших внутри самого жанра, но и потому, что в русском обществе к 1830-м годам совершился переход к новому пониманию литературы, при котором главным достоинством произведения почиталась его «оригинальность», а потому следование канонам жанра стало по меньшей мере безразличным качеством, если не недостатком произведения. В лирике падение жанровой системы было тем легче, что, как с грустью писал критик О. Сомов, «все почти роды поэзии слились в один элегический». Таким образом, можно сказать, что именно элегия была непосредственной основой русской поэзии XIX—XX вв. (хотя, конечно, действовали и другие традиции), но сама она в чистом виде исчезла. Показательно, что когда Некрасов попытался создать жанр гражданской элегии, то он совершенно не воспринимался в связи с прежней элегией — да и вообще как особый жанр.

Итак, сейчас элегия не существует как литературный факт. Иногда поэты называют свои стихи «элегиями», либо исходя из бытующего представления об ней как о грустном стихотворении вообще, либо указывая на какую-то связь их со старой традицией («Северные элегии» Ахматовой). Но, как уже было сказано, поэзия XIX—XX вв. вообще во многом выросла из интересующего нас жанра, а потому при внимательном рассмотрении поэтические системы ряда поэтов могут быть определены как родственные элегии. Какую роль этот факт может сыграть в истории поэзии — покажет будущее. 

Источник: Поэтический словарь. - М.: ЛУч, 2008 

Понравился материал?
5
Рассказать друзьям:

Категория: Теория литературы | Добавил: katerina510 (27.11.2016)
Просмотров: 12654 | Теги: Элегия