ГЛАВНАЯ КАТАЛОГА СТАТЕЙ Каталог статей - Классическая литература
Меню сайта
Главная » Статьи

Всего материалов в каталоге: 2320
Показано материалов: 2131-2140
Страницы: « 1 2 ... 212 213 214 215 216 ... 231 232 »

Если в критике с оглушительным успехом у читающей публики выступили продолжатели идейного дела В.Г. Белинского, призывавшие писателей к вскрытию общественных «язв», социальному обличению и произнесению «приговора» над российской действительностью, то в сфере прозы писатели-«шестидесятники» проявили себя как явные наследники натуральной школы 1840-х годов.


Художественное творчество Чернышевского Николая Гавриловича, сына саратовского священника, невелико по объему (им закончены романы «Что делать?» и «Пролог»), но, безусловно, требует отдельного разговора. Этот наделенный большими и разнообразными природными талантами человек, мыслитель-социалист и влиятельный литературный критик был одной из наиболее ярких и незаурядных фигур России XIX в.


Творчество Островского сегодня входит в школьную программу, его знают и любят многие наши соотечественники. Александр Николаевич Островский — драматург, уроженец Москвы, сын адвоката и внук православного священника. Обучался он в Московском университете, на юридическом факультете (не закончил), служил в московских судах, затем стал профессиональным театральным деятелем и писателем-драматургом.


Монтень много писал о себе, иногда даже, пожалуй, несколько навязчиво, рассказывая о некоторых подробностях своей жизни и бедах своего бренного тела, без чего, кажется, можно было бы и обойтись. Но из песни слова не выкинешь. И каждому человеку приходится как парить в небесах и властвовать над природой, так и чувствовать свое великое ничтожество и пригибаться к земле под тяжестью непреложных законов той же матери-природы.


Монтень взял в качестве объекта для наблюдений и размышлений человека в самом общем его значении. В том, что относится к области, так сказать, философии человека, он не позволил себе никаких умолчаний, никаких домыслов, никаких привнесений.


Монтень обильно цитировал. Особенно в первых двух книгах. В последней — третьей — цитат становилось все меньше и меньше. Пожалуй, своей первоначальной славой «Опыты» были обязаны этим цитатам и многочисленным историческим примерам. Перед читателем открывался особый мир, мир своеобразной экзотики. Древний Рим и Древняя Греция. Древний Египет и Индия, страны Западной Европы и народы первобытной культуры.


Скептицизм Монтеня предопределял и манеру его письма, и композицию его глав, да и самих рассуждений. Монтень, предельно ясный, умеющий говорить без обиняков, часто блистательно неуловим. Вот-вот, кажется, вы ухватили мысль и ту магическую ниточку, которая связывает самые с виду разрозненные примеры, ссылки, намеки, — как вдруг неожиданный пируэт, и вы снова в самом забавном неведении того, к чему же клонит автор.


Монтень — натура артистическая. Это проявлялось во всем. Он испытывал душевный трепет, входя в католический храм. Его охватывало чувство какого-то особого восторга, волновала величавая, мрачная обширность внутренних церковных помещений. Это был восторг художника.


Сохранился листок календаря, где записано: «В этот день (а это было 13 февраля)… от благородной четы — Пьера Монтеня и Антонины Лопес — родился Мишель Монтень … в год Рождества Христова 1533 по латинскому летосчислению». Писал это сам Мишель Монтень, воспроизводя то, что знал от родителей.


Жили были король великан Грангузье и его супруга, тоже великанша, Гаргамелла из "Гаргантюа и Пантагрюэль", краткое содержание которого мы вам изложим. Жили они счастливо, много ели и много пили. Так много, что на их пропитание шли сотни и тысячи коров, поросят, баранов и всякой живности. Со всего королевства везли им провизию, ведь они короли — значит, и стол у них должен быть королевским.


1-10 11-20 ... 2111-2120 2121-2130 2131-2140 2141-2150 2151-2160 ... 2301-2310 2311-2320