Меню сайта
Главная » Статьи » Зарубежная литература

В разделе материалов: 619
Показано материалов: 481-490
Страницы: « 1 2 ... 47 48 49 50 51 ... 61 62 »

Роман "Евгения Гранде" появился в 1833 г., и не случайно именно после этого романа (и романа "Отец Горио", 1834 г.) Бальзак впервые заговорил о замысле "Человеческой комедии" - он как бы созрел для этого замысла, был теперь готов к созданию реалистической эпопеи из жизни современного общества.


В 1832 г. Бальзак пишет небольшую повесть "Неведомый шедевр", которую впоследствии, при оформлении замысла "Человеческой комедии", объединит с "Шагреневой кожей" в одном цикле "Философские этюды". Я хочу обратить ваше внимание на эту повесть, потому что в ней Бальзак высказывает весьма любопытные суждения о принципах искусства вообще и изобразительного искусства в частности. Спор в этой повести ведется вокруг проблемы отражения действительности в искусстве.


Тема всепоглощающей страсти, владеющей человеком, - тема, конечно, прямо унаследованная от романтиков - с самого начала волновала Бальзака - уже как проблема чисто психологическая, вне социального плана. Свидетельством того, сколь важной была эта тема для Бальзака, является его крупное произведение, опубликованное в 1831 г., - роман "Шагреневая кожа".


В 30-е годы Бальзак целиком обращается к описанию нравов и быта современного буржуазного общества. У истоков “Человеческой комедии" стоит небольшая повесть "Гобсек", появившаяся в 1830 г. Хотя внешне это как будто новелла целиком портретного плана, своего рода психологический этюд, она тем не менее заключает в себе все узловые моменты бальзаковского мировоззрения.


Политические взгляды Бальзака существенно менялись в течение его жизни. В юности, в 20-х годах, он был республиканцем - причем республиканцем довольно абстрактным, не связывающим с идеей республики никаких конкретных государственно-политических представлений, просто вольнодумцем, сторонником абстрактной идеи равенства и свободы. В зрелые годы он стал легитимистом - сторонником конституционной монархии.


Первое и коренное убеждение, которое Бальзак пронес незыблемым сквозь всю свою сознательную жизнь, - это то, что всему современному обществу и всем его законам положила начало Великая французская революция 1789 г., что независимо от того, как к ней относятся, она открыла новую эпоху в развитии человечества, и этот процесс уже необратим. 


"Поговорим о Бальзаке, это так благотворно", - сказал однажды его современник Жерар де Нерваль. Последуем его совету.
Произведения каждого писателя или поэта в их совокупности представляют собой особый поэтический мир, который не спутаешь ни с каким другим, можно даже сказать, особую страну, живущую по законам, созданным ее основателем.


Незаконченная повесть "Федер", которая явно тяготела к тому, чтобы разрастись в роман, - одно из последних произведений, над которым работал Стендаль перед смертью. Она любопытна в целом ряде отношений. Сама фигура Федера, посредственного художника, преуспевающего благодаря тому, что он ловко приспосабливается к духу времени, - это фигура совершенно бальзаковская.


Документальность и сюжета, и стиля романа "Пармская обитель" явно привлекает и осознается Стендалем как определенный эстетический акт - конечно же, акт писателя совершенно нового типа, писателя, стремящегося к предельной объективности повествования, не просто к правде жизни, а именно к обнаженной, неприкрашенной правде объективного факта. 


В начале 30-х годов в руки Стендаля попадают старинные итальянские, венецианские хроники XVI-XVIII вв. Интерес к ним Стендаля понятен. На фоне того разочарования, которое явственно обозначалось в романе "Красное и белое'', итальянские хроники как будто возвращали Стендалю его веру в существование сильных и страстных натур, не склоняющихся ни перед судьбой, ни перед средой.


1-10 11-20 ... 461-470 471-480 481-490 491-500 501-510 ... 601-610 611-619