Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Бальзак

Бальзак "Гобсек": подробный анализ повести и главного героя

  • Статья
  • Еще по теме

В 30-е годы Бальзак целиком обращается к описанию нравов и быта современного буржуазного общества. У истоков “Человеческой комедии" стоит небольшая повесть "Гобсек", появившаяся в 1830 г. Хотя внешне это как будто новелла целиком портретного плана, своего рода психологический этюд, она тем не менее заключает в себе все узловые моменты бальзаковского мировоззрения.

Новелла была наряду с романом излюбленным жанром Бальзака. При этом многие новеллы Бальзака построены не вокруг определенного центра - хотя в них повествуется иногда о весьма драматических перипетиях - а вокруг определенного психологического типа. В совокупности бальзаковские новеллы представляют собой как бы портретную галерею различных типов человеческого поведения, серию психологических этюдов. В общем замысле "Человеческой комедии" они - как бы предварительные разработки характеров, которых потом Бальзак уже в качестве героев выпускает на страницы своих крупных сюжетных романов.

И вот чрезвычайно показательно, что первым в этой галерее типов появляется Гобсек, ростовщик, одна из ключевых, главных фигур всего буржуазного века, как бы символ этой эпохи. Что представляет собой этот новый психологический тип? В нашей критической литературе, к сожалению, образ Гобсека часто истолковывается односторонне. Если не читать самой повести, а почитать иные критические суждения о ней, то нам представится образ этакого паука, высасывающего кровь из своих жертв, человека, лишенного всяких душевных движений, думающего только о деньгах, - в общем фигура эта, как можно себе представить, изображена Бальзаком с ненавистью и омерзением.

Но если вы внимательно прочтете саму повесть, вас, вероятно, несколько смутит категоричность этих жестко отрицательных суждений. Потому что в повести вы увидите и услышите зачастую нечто совершенно противоположное: рассказчик, вполне положительный и честный человек, адвокат Дервиль, говорит о Гобсеке, например, вот так: "Я глубоко убежден, что вне своих ростовщических дел он - человек самой щепетильной честности во всем Париже. В нем живут два существа: скряга и философ, существо ничтожное и возвышенное. Если я умру, оставив малолетних детей, он будет их опекуном". Повторяю, это говорит рассказчик, который явно выступает от лица автора.

Вот давайте присмотримся к этому странному персонажу. Гобсек, вне всякого сомнения, безжалостен к своим клиентам. Он дерет с них, что называется, три шкуры. Он "ввергает людей в трагедии", как говорилось встарь.

Но давайте зададим логический вопрос - а кто его клиент, с кого он берет деньги? В новелле фигурируют два таких клиента - Максим де Трай, светский хлыщ, игрок и сутенер, проматывающий деньги своей любовницы; сама любовница - графиня де Ресто, слепо влюбленная в Максима и обворовывающая мужа и детей ради любовника. Когда ее супруг тяжело заболевает, его первая забота - составить завещание так, чтобы деньги остались не жене, а детям; и тогда графиня, поистине теряя человеческий облик, ограждает кабинет умирающего графа неусыпным надзором, чтобы помешать ему передать завещание нотариусу. Когда граф умирает, она бросается к постели мертвеца и, отшвырнув труп к стенке, роется в постели!

Чувствуете, как это осложняет ситуацию? Ведь это разные вещи - грабит ли ростовщик Гобсек просто беспомощных, попавших в беду людей, или вот таких людей, как эти? Тут надо быть, видимо, осторожнее в оценке Гобсека, а то нам придется по логике вещей жалеть бедных Максима де Трайя и графиню де Ресто! Но, может быть, Гобсеку все равно кого грабить? Сегодня прижал графиню и Максима, завтра прижмет порядочного человека?

Нас уверяют, что он чуть ли не пьет кровь людскую, а он Максиму де Траю бросает в лицо: "У вас в жилах течет не кровь, а грязь". Он говорит Дервилю: "Я появляюсь у богатых как возмездие, как укор совести... "

Вот, оказывается, какой Гобсек-то! Но, может быть, это все демагогия, а на поверку Гобсек с таким же удовольствием обдирает и бедных и честных людей? Бальзак, как бы предвидя и этот вопрос, вводит в свою новеллу историю с белошвейкой Фанни - к ней Гобсек чувствует симпатию, увлечение.

Не надо обладать никаким особенным чутьем, чтобы увидеть, что речи героя здесь не лицемерны: они звучат совершенно искренне, они сочинялись Бальзаком для того, чтобы оттенить именно человеческую суть Гобсека! Правда, в этой же сцене Гобсек, расчувствовавшись, чуть не предлагает ей денег взаймы по минимальной ставке, "всего лишь из 12%", но потом передумывает. Это как будто звучит саркастически, но если вдуматься в ситуацию, она опять-таки сложнее. Потому что у Бальзака здесь нет насмешки - наоборот, здесь колеблется вся твердыня гобсековского существования! Он ростовщик, безжалостный будто бы персонаж, сам готов предложить деньги в долг, и он настолько забывается при виде Фанни, что готов потребовать минимальный в его понимании процент. Разве не очевидно, что здесь Бальзаку важно не поиздеваться над сентиментальностью Гобсека, а подчеркнуть именно всю его потрясенность - в нем заговорили явно человеческие, гуманные чувства! Его профессиональный инстинкт остался сильней, но любопытно, что и его отказ от этой идеи обусловлен не жадностью, а скепсисом, недоверием к людям: "Ну нет, образумил я себя, у нее, пожалуй, есть молодой двоюродный братец, который заставит ее подписывать векселя и обчистит бедняжку!" То есть Фанни одной Гобсек все-таки готов был оказать добро! Здесь перед нами не столько сарказм или сатира, сколько глубокое психологическое озарение Бальзака, здесь раскрываются трагические стороны человеческой психологии - даже стремясь сделать достойным людям добро, он не решается на этот шаг, потому что вся его психология уже отравлена недоверием к людям!

В сложности характера Гобсека, в недюжинных человеческих ресурсах его души убеждает нас весь сюжет повести. Ведь в конце ее именно Гобсеку доверяет умирающий граф де Ресто защищать своих детей от интриг собственной матери! Граф, стало быть, подразумевает в нем не только честность, но еще и человечность! Далее, когда Дервиль собирается основать собственную нотариальную контору, он решается попросить денег у Гобсека, потому что чувствует его дружеское расположение. Следует еще одна блестящая психологическая деталь - Гобсек просит у Дервиля минимальную в его практике сумму процентов, он сам понимает, что она все равно высока, и потому почти требует от Дервиля, чтобы тот поторговался! Он буквально ждет этой просьбы - чтобы опять-таки и самому не нарушить своего принципа (меньше 13% не брать). А вот попроси Дервиль, он еще больше снизит сумму! Дервиль в свою очередь не хочет унижаться. Сумма остается 13%. Но Гобсек уж, так сказать, безвозмездно организует ему дополнительную и выгодную клиентуру. А на прощание просит у Дервиля разрешения навещать его. Перед вами в той сцене опять не столько паук, сколько жертва собственной профессии и собственного недоверия к людям.

Так Бальзак с тончайшим психологическим мастерством обнажает перед нами тайные нервы этой странной души, "фибры сердца современного человека", как говорил Стендаль. Этот человек, будто бы несущий "зло, уродство и разрушение", в действительности сам глубоко ранен в душе. Его проницательный острый ум до предела холоден. Он видит царящее вокруг зло, но он еще убеждает себя, что он только это и видит: " Вот поживете с мое - узнаете, что из всех земных благ есть только одно достаточно надежное, чтобы стоило человеку гнаться за ним. Это - золото".

Бальзак показывает нам тот путь мысли, который привел героя к такой этике, он показывает нам во всей ее сложности ту душу, которая исповедует такие принципы, - и тогда эти слова звучат уже трагически. Гобсек оказывается человеком глубоко несчастным; окружающее зло, деньги, золото - все это исказило его честную и добрую в основе натуру, отравило ее ядом недоверия к людям. Он чувствует себя совершенно одиноким в этом мире. "Если человеческое общение меж людьми считать своего рода религией, то Гобсека можно было назвать атеистом", - говорит Дервиль. Но в то же время жажда настоящего человеческого общения в Гобсеке не умерла совсем, недаром он так потянулся душой к Фанни, недаром он так привязывается к Дервилю и в скудную меру своих сил порывается делать добро! Но логика буржуазного мира, по Бальзаку, такова, что эти порывы чаще всего остаются именно мимолетными порывами - или приобретают гротескный, искаженный характер.

Другими словами, Бальзак рисует здесь не трагедию Максима де Трайя и графини де Ресто, попавших в лапы к пауку-ростовщику, а трагедию самого Гобсека, душу которого исказил, искривил закон буржуазного мира - человек человеку волк. Ведь как бессмысленна и трагична в одно и то же время смерть Гобсека! Он умирает совершенно одиноким рядом с гниющим своим богатством - умирает уже как маньяк! Его ростовщичество, его прижимистость не холодный расчет, а болезнь, мания, страсть, поглощающая самого человека. Не нужно забывать и о его мстительном чувстве к богатым! И не случайно, конечно, вся эта повесть вложена в уста Дервилю, который рассказывает ее в великосветском салоне, - эта история явно построена на том, что Дервиль пытается разубедить своих слушателей, во всяком случае рассказать им правду о жизни Гобсека. Ведь его слушатели знают эту историю от тех же гобсековских жертв -от того же Максима, от той же графини де Ресто. И у них, конечно, представление о Гобсеке такое же, как в цитированных мною выше критических суждениях - он злодей, преступник, он несет зло, уродство, разрушение, а Дервиль - адвокат по профессии - строит весь свой рассказ на смягчающих обстоятельствах. И вот так парадоксальным образом именно судьба Гобсека становится обвинительным приговором буржуазному обществу - его судьба, а не судьба Максима и графини де Ресто!

Но осознав это, мы осознаем и серьезный художественный протест Бальзака в этом образе. Ведь, вынося обвинительный приговор меркантильной этике, Бальзак в качестве главной жертвы и обвинителя выбирает, конечно, фигуру, не самую для этой роли подходящую. Даже если допустить, что были и такие ростовщики, то вряд ли можно допустить, что такая судьба ростовщика была характерной. Она, безусловно, исключение. Между тем, Бальзак явно подымает эту историю над рамками частного случая, он придает ей обобщающий, символический смысл! И вот для того, чтобы роль Гобсека как обвинителя общества выглядела правомерной, чтобы авторская симпатия к герою выглядела оправданной, автор не только дает тонкий психологический анализ души Гобсека (что мы видели выше), но и подкрепляет это своеобразной демонизацией образа. А это уже процедура чисто романтическая. Гобсек показан как гениальный, но зловещий знаток человеческих душ, как своего рода их исследователь.

Бальзак в сущности частную обыденную практику ростовщика возвышает до величественных размеров. Ведь Гобсек становится не только жертвой золотого тельца, но еще и символом огромной практической и познавательной энергии! И здесь в методику замечательного реалиста вторгается уже чисто романтическая манера изображения неотразимых демонических злодеев, в злодействе которых виноват мир. А не они сами.

Пройдет совсем немного времени, и Бальзак станет гораздо более однозначным и беспощадным в изображении буржуазных дельцов - таким станет образ старика Гранде. Но сейчас, в "Гобсеке", он еще явно колеблется в очень важном пункте - в вопросе о целенаправленности, о нравственной себестоимости буржуазной энергии.

Создавая фигуру всесильного Гобсека, Бальзак явно оттесняет на второй план аморальность конечной цели ростовщичества - выкачивание из людей денег, которых ты им, в сущности, не давал. Энергия и сила Гобсека интересует его еще сами по себе, и он пока явно взвешивает для себя вопрос, на благо ли эта практическая энергия. Потому он и отчетливо идеализирует, романтизирует эту энергию. Потому именно в вопросах конечной цели Бальзак ищет для Гобсека смягчающие обстоятельства, которые мистифицируют реальное положение дел - то у Гобсека это исследование законов мира, то наблюдение над человеческими душами, то месть богатым за их чванство и бессердечие, то некая всепоглощающая "одна едина венная страсть". Романтизм и реализм сплелись в этом образе поистине нерасторжимо.

Как мы видим, повесть вся соткана из глубочайших диссонансов, отражающих идейные колебания самого Бальзака. Обращаясь к анализу современных нравов, Бальзак еще во многом их мистифицирует, перегружая реалистический в основе своей образ символическими смыслами и обобщениями. В результате образ Гобсека выступает как бы в нескольких планах сразу - он и символ губительной власти золота, и символ буржуазной практической энергии, и жертва буржуазной морали, и еще - просто жертва всепоглощающей страсти, страсти как таковой, независимо от ее конкретного содержания.

Источник: Карельский А.В. Метаморфозы Орфея. Вып. 1: Французская лит-ра 19 в. / М.: Российский гос. гуманит. ун-т, 1998

Понравился материал?
14
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Бальзак | Добавил: katerina510 (25.08.2016)
Просмотров: 11038 | Теги: Гобсек, образ Гобсека