Меню сайта

Статьи » Древнерусская литература » Другое

"Житие Стефана Пермского" Епифания Премудрого: краткое содержание и анализ

  • Статья
  • Статьи по теме
  • Книги по теме

Епифаний Премудрый о подвижнике Стефане сообщает, что родился он от благочестивых родителей, рано овладел грамотой, был великим книжником, изучил греческий язык. О манере чтения, которая была характерна для Стефана, агиограф говорит особо. Подвижник внимательно читал непонятные места, и до тех пор, пока ему не открывался смысл каждого стиха, не завершал прилежного занятия. Так ему удалось усвоить содержание всех заповедей и притч Священного Писания. Святой был не только великим аскетом, но и тружеником. Искусно, красиво и быстро он переписывал книги, выучил даже пермский язык и сочинил для не имевшего письменности пермского народа азбуку, перевел на этот язык русские книги. Свое жизненное предназначение ростовский инок видел в том, чтобы просветить язычников-пермяков (коми-зырян). С этой целью Стефан Пермский получил благословение в Москве у епископа Коломенского Герасима и отправился проповедовать. Стефан стал основателем Пермской церкви, но прежде ему пришлось столкнуться с враждебным отношением «некрещеных пермян. Центральной становится глава о «прении» Стефана с язычником-волхвом Памом.

Здесь с особой силой и выразительностью проявилось мастерство Епифания-агиографа. В первую очередь — в блестящем владении композиционными приемами организации произведения. Рассказу об испытании веры предшествует риторический диалог, словесное соревнование крещеных пермян и волхва, упрекающего новообращенных христиан за то, что они отступили от заветов предков. Христиане-пермяки укоряют Пама, высмеивают его самонадеянность, отрицая веру в идолов, бесчувственных кумиров, которые не в состоянии сопротивляться силе спасительной проповеди. Своеобразная драматизация жития, динамичный обмен репликами — безусловное новаторство Епифания Премудрого. Здесь он, бесспорно, проявил себя и как мастер художественной детали. Так, например, пермяки замечают, что слуга Стефана, бывший язычник Матфейка, без всяких опасений забрал пелены (священные ризы идолов), употребив их на портки, онучи и ногавицы, и износил их без всякого для себя вреда: идолы не могут мстить христианам.

Наконец, сам святой испытывает неверного. Пам страшен для неокрепших духовно представителей новообращенного народа. Он действует силой обмана, ложных речей и даже прямого подкупа. После долгих прений, когда иссякли слова, волхв и православный проповедник вступают в открытое соревнование, испытание. Они намереваются вместе войти в пламя: тот, кто останется жив, засвидетельствует прилюдно свой дар чудотворения и истинность собственной веры. Решили также спуститься под лед реки Вычегды, а дело было зимой, пройти на глубине и вынырнуть в другом месте, где должна быть заранее пробита прорубь. Народ одобрил это решение.

Однако в час испытания Пам проявил полное малодушие. Трижды призывал его народ войти в огонь, и трижды отказывался кудесник. То же произошло и у проруби на реке Вычегде. Пам вынужден был признать свое поражение. Победу Стефана Пермского он объясняет тем, что святой получил от колдунов особые знания, умение заговаривать ворожбой огонь и воду. Однако христиане опровергают слова неверного: способность творить чудеса и не бояться земных стихий Стефан Пермский получил от Бога. Зыряне требуют казнить Пама. Однако святой исповедник не хочет пролития крови. Стефан только берет у Пама обещание больше не вредить Церкви Христовой и не совращать православных. Кудесник подчиняется строгому требованию. Отныне ему запрещено появляться в христианских пределах и проповедовать язычество. Люди отпустили волхва, и тот «искочи от них, яко елень».

Епифаний Премудрый в житии Стефана Пермского неоднократно подчеркивает, что исповедник утверждал христианство силою убеждения, личного примера. Однако просветитель проявлял и великую настойчивость, разрушая языческие капища и сокрушая кумиров, зырянских идолов. Проповедь Стефана возымела действие: из некрещеного народа зыряне стали верными христианами, а святого почитали как своего отца и благодетеля.

Другим подвигом Стефана становится его епископское служение в пермских пределах. Проповедник отправляется в Москву для того, чтобы получить высшую санкцию на поставление пермского владыки. Митрополит Пимен и собор архиереев, старцев, книжников и клириков выбирают епископом самого Стефана. Епифаний Премудрый по этому поводу пространно говорит о нравственных добродетелях подвижника, ведь тот не добивался высокого сана подкупами и посулами, не хитрил, не изворачивался, угождая сильным. Похвала Стефану Пермскому строится с использованием многочисленных повторов, синонимических рядов.

Рассказом о кончине «исповедника» завершается основная повествовательная часть «Жития». Приступая к задаче прославить подвиг Стефана, Епифаний избрал традиционную для житий структуру и последовательность описания. «Житие Стефана Пермского» («Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана») состоит из традиционного агиографического вступления, основной повествовательной части и риторического заключения. В свою очередь, основная часть распадается на 17 небольших глав, а риторическое завершение состоит из «Плача пермьских людей», «Плача церкви Пермьския», «Молитвы за церковь» и «Плача с похвалою инока списающа».

Своеобразие «Жития Стефана Пермского» заключено в том, что собственно событиям здесь уделялось не так много внимания. Главной была лирическая стихия. Соответственно, в агиографии Епифания Премудрого соединялись сюжетные и внесюжетные элементы. Само развитие действия замедлялось из-за многочисленных авторских вставок, так называемых внеэпических элементов сюжетной ретардации (прием замедления повествования). Агиограф использует любую возможность, для того чтобы уклониться от однообразной передачи событий. Раскрытию духовного смысла происходящего посвящены, например, небольшие лирические фрагменты, представляющие собой учительные трактаты и одновременно панегирические речи. Так, в «Житии» Стефана можно обнаружить пространное рассуждение агиографа «О призваньи и о веровании многых язык», «О азбуке пермстей». Само повествование постоянно прерывается лирическими монологами (призываниями и поучениями).

Кроме того, отдельные повести помещены в своеобразное лирическое обрамление: молитвами и рассуждениями автора начинается и завершается произведение. В соответствии с агиографическим каноном Епифаний Премудрый создает образ уничижающегося автора, который признает себя грубым и неразумным, неискусным и необразованным. Ясно, что в дальнейшем своим витийством агиограф отрицает и даже полностью перечеркивает эту самоуничижительную тираду. Тем не менее она необходима для того, чтобы подчеркнуть нерукотворность агиографии, ее сакральный смысл.

Источник: Древнерусская литература XI-XVII вв.: учеб. для вузов. / Под ред. В.И. Коровина. М.: Владос, 2003.

Понравился материал?
19
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Другое | Добавил: katerina510 (01.06.2016)
Просмотров: 9622 | Теги: Житие Стефана Пермского