Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Гоголь Н.В.

Сочинение: Души "мертвые" и "живые" в поэме "Мертвые души" Гоголя

  • Статья
  • Еще по теме

Поэма «Мертвые души» — плод долгих и напряженных раздумий писателя о России, русском народе, его прошлом, настоящем и будущем. Показать «с одного боку», но «всю Русь» — так определял автор основное направление своего замысла. И этот замысел, воплощенный в образах первого тома поэмы, поражал своей грандиозностью и непохожестью на все то, что существовало в литературе.

Непохожее заключалось уже в самом названии произведения: «Похождения Чичикова, или Мертвые души», вторая часть которого прочно вошла в сознание читателей и впоследствии окончательно вытеснила первую часть заголовка.

Это название имеет несколько смыслов — конкретный, узкий, и широкий, символически-обобщенный.

В узком смысле «мертвые души» действительно связаны с похождениями Чичикова. Так гоголевский герой называет крепостных крестьян, на самом деле умерших, но по документам, «ревизским сказкам», которые подавались помещиками нерегулярно, еще числившихся живущими. «Я полагаю приобресть мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии, как живые», — разъяснял Чичиков Манилову. Предприимчивый герой намеревался заложить их в опекунский совет и получить ссуду, как за «живой товар». Подобные случаи обмана и надувательства имели место в России XIX века.

В переносном смысле, обобщенно-символическом, под мертвыми душами имеются в виду реальные люди, потерявшие способность к критической самооценке, опутанные пороками и недостатками, забывшие о высоком предназначении человека и пребывающие в состоянии внутренней омертвелости, духовного застоя. Это, конечно, сам Чичиков и те, с кем приходится сталкиваться ему в процессе реализации своих темных делишек: помещики-крепостники — Манилов, Собакевич, Ноздрев, Коробочка, Плюшкин, губернатор, чиновники всех рангов в губернском городе NN.

Мертвое всегда неподвижно. И перечисленные герои поэмы, несмотря на все хлопоты, закостенели во внутреннем развитии, в своих мелочных интересах. В кабинете Манилова всегда лежала книжка, заложенная закладкою на 14-й странице, которую владелец «постоянно читал уже два года». Интересы Коробочки ограничивались заботами о том, как бы не прогадать при продаже меда или пеньки. Многочисленные «истории», в которые непременно попадал Ноздрев, всегда кончались одинаково: то он в буфете «нарежется», то «проврется самым жестоким образом». Закостенел в неверии в благородство других Собакевич: «Я их знаю всех: это все мошенники, весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет». Все углы в доме Плюшкина завалены старой рухлядью и ненужным хламом: никак нельзя было предположить, что в комнатах этих «обитало живое существо».

Герои Гоголя не только нравственно ущербны и интеллектуально ограничены. Они еще как бы запрограммированы в своих действиях и реакциях. Предсказуемы пустая мечтательность Манилова, прижимистость и расчетливость Собакевича, тугоумие «дубинноголовой» Коробочки, скандальность Ноздрева, патологическая скаредность «прорехи на человечестве» Плюшкина. Гоголевский смех действительно горек: это «смех сквозь слезы».

И все же, помимо осмеивающего, разоблачительного, в поэме Гоголя есть и другое начало: положительное, жизнеутверждающее. Оно в первую очередь связано с темой народной Руси, с образами тех крестьян, которые явились предметом незаконной и бесчестной сделки. «За мертвыми душами стоят души живые», — проницательно заметил А. И. Герцен. Это и Степан Пробка, «плотник, трезвости примерной», исходивший все губернии с топором за поясом да сапогами на плечах. И «чудо»-сапожник Максим Телятников, и промышлявший извозом Григорий Доезжай-не доедешь, и возлюбивший вольную жизнь Аббакум Фыров, в поисках лучшей доли приставший к бурлакам на Волге. Все они окончили свое земное бытие, но со страниц гоголевского произведения встают как живые, олицетворяя глубинные основы национального характера. Живые души умерших крестьян и мертвые души их живых владельцев, как будто поменявшиеся местами, это символы двух сторон современной Гоголю России.

Однако, поэма Гоголя не только и не столько о противопоставлении двух социальных классов — крепостников- помещиков и закабаленного крестьянства. Ее смысл универсальнее: он общечеловечен и не ограничен рамками 30-40-х годов XIX века.

Замысел Гоголя состоял в том, чтобы показать, что омертвевшие Маниловы и Плюшкины способны пройти через внутреннее очищение и возродиться к новой жизни. Писатель не раз подчеркивал, что его герои «вовсе не злодеи» и не чудовища.

И это, действительно, так. Вспомним, что крестьянам Коробочки и Собакевича живется не так уж плохо: срубленные на диво избы, телега, а то и две на крестьянских подворьях, обделанный в крепкий дуб колодец — все говорило о «довольстве обитателей». Вспомним, что Манилов когда-то служил в армии, где считался «скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером». В пустом бахвальстве, безрассудном прожигании жизни у Ноздрева проглядывают те истинно русские черты, которые сам Гоголь высоко ценил: в лицах людей, подобных скандальному герою, «всегда видно что-то открытое, прямое, удалое». И даже Плюшкин, кажется, не так давно был «бережливым хозяином», семьянином, к которому сосед заезжал учиться «хозяйству и мудрой скупости». Иначе говоря, недостатки гоголевских персонажей — это как бы вывернутые наизнанку человеческие достоинства.

Конечно, воплотить свой замысел полностью и показать возрождение Чичикова и Плюшкина к новой жизни Гоголю, к сожалению, не удалось. Но и первый том венчает поэтический образ несущейся вперед тройки, символизирующей стремительное движение народной Руси. В том, что реальным прообразом этой «птицы-тройки» явилась упряжка Чичикова, противоречия нет. Добрые задатки натуры могут проявиться, по мысли Гоголя, в каждом русском человеке, «каких бы ни был лет, чина и состояния».

Поэма Гоголя, таким образом, исполнена глубокой веры в возможности России. В голосе автора слышатся и мягкий юмор, и едкая ирония, и беспощадный сарказм, и ноты бесконечной, бездонной грусти. Их питает один источник — любовь, которая, подобно солнечным лучам, освещает самые укромные, запрятанные от посторонних глаз уголки человеческой души. Эта любовь способна оживить, казалось бы, безнадежно омертвевшее внутреннее «я» человека. Она неисчерпаема так же, как неисчерпаем гуманистический смысл великого произведения.

Источник: 100 сочинений для школьников и абитуриентов. М.: КЕЛВОРИ ЛТД, 1996

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Просмотров: 105