Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Другие авторы

Жизнь и творчество Чернышевского, анализ романа "Что делать?"

  • Статья
  • Еще по теме

Художественное творчество Чернышевского Николая Гавриловича, сына саратовского священника, невелико по объему (им закончены романы «Что делать?» и «Пролог»), но, безусловно, требует отдельного разговора. Этот наделенный большими и разнообразными природными талантами человек, мыслитель-социалист и влиятельный литературный критик был одной из наиболее ярких и незаурядных фигур России XIX в. Одновременно это, безусловно, трагическая фигура. В СССР наследие Чернышевского изучалось столь же внимательно, как и наследие другого социалиста — А.И. Герцена (впрочем, Герцен проявил себя как художник несравненно более разносторонне).

В начале 1860-х годов Н.Г. Чернышевский увлекся надеждами на скорую крестьянскую революцию и, по существу, не имея за собой какой-либо реальной революционной партии или организации (сведения о его членстве в «Земле и воле» довольно гуманны), сделал попытку заняться революционной пропагандой, написав воззвание «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». Это сочинение по-интеллигентски неумело и довольно фальшиво стилизовано под «народную» речь.

Чернышевский был арестован и после долгого следствия (прямых улик против него практически не было) в результате грубых подтасовок и нарушений судопроизводства был осужден на гражданскую казнь (над его головой публично сломали шпагу) и на 14 лет каторжных работ (царь Александр II сократил этот срок вдвое). Приговор Чернышевскому широко и остро переживался в обществе как деспотический произвол властей и крайняя несправедливость.

До 1871 г. Н.Г. Чернышевский пребывал на каторге в Восточной Сибири, а затем был переведен на поселение в город Вилюйск (Якутия). Революционеры, для которых его имя уже стало высоким символом, неоднократно пытались устроить ему побег. Но пытки эти проваливались, но и Чернышевский, видимо, был совсем не тем, кого они в нем хотели видеть — не практическим действователем, а скорее кабинетно-книжным человеком, мыслителем, писателем и мечтателем (впрочем, в начале XX в. В.В. Розанов в своем «Уединенном» рассуждал о нем как о несостоявшемся энергичном государственном деятеле — но это всего только личное мнение Розанова).

В 1883 г. правительство разрешило Чернышевскому перехать в Астрахань, и смена климата неожиданно оказалась для него губительна. Здоровье его резко сдало. Чернышевский успел добиться разрешения на еще один переезд — на родину, в Саратов, но там умер от инсульта.

Во время следствия Чернышевский написал в Петропавловской крепости роман под названием «Что делать? (Из рассказов о новых людях)» (1862 — 1863). В 1863 г. роман был опубликован в журнале «Современник» (как принято считать, по недосмотру цензора, который был обманут его «перевернутой» композицией и принял это произведение после невнимательного, беглого прочтения первых глав за любовную водевильную историю, — хотя не исключено, что цензор как раз все понял и поступил втайне вполне сознательно, ибо леволиберальные умонастроения были в этот период весьма широко распространены в среде представителей самых разнообразных профессий). Роман Чернышевского «Что делать?» оказал огромное влияние на русское общество второй половины XIX — начала XX в. (его можно сопоставить с влиянием написанного в конце XVIII в. «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева).

Впрочем, указанное влияние было неоднозначным. Одни восхищались романом «Что делать?», других он возмущал. В учебных изданиях советского времени неизменно отображается реакция первого рода, и само произведение оценивается апологетически — как конкретная программа для молодых революционеров, персонифицированная в образе «особенного человека» Рахметова (подвергающего себя суровой духовной и физической закалке вплоть до знаменитого лежания на острых гвоздях), как учебник жизни для молодежи, как светлая мечта о грядущей победе социалистической революции и т.д. и т.п. (впрочем, признавался утопизм надежд Чернышевского на крестьянскую революцию). Напомним же вкратце о том, на чем основывалась реакция возмущенных читателей.

Многие из «антинигилистических» романов разных авторов 1860— 1870-х годов содержат своеобразную отповедь Чернышевскому («Поветрие» В.П. Авенариуса, «Некуда» и «На ножах» Н.С. Лескова и др.). Отношения между его главными героями (эмансипированной Верой Павловной Розальской, ее первым мужем Дмитрием Лопуховым и вторым мужем Александром Кирсановым) нередко воспринимались как проповедь аморализма и покушение на принципы христианского семейного устройства. Для такого понимания имелись основания — во всяком случае, попытки немедленно появившихся подражателей этим героям в реальных коммунах жить и делать «по Чернышевскому» поломали немало молодых судеб. Писатель В.Ф Одоевский, один из умнейших людей своего времени, записывал в дневнике (1 января 1864 г.):

«Читал впервые «Что делать?» Чернышевского. Что за нелепое, на каждом шагу противоречащее себе направление! Но как la promiscuite de femmes (свобода обладания женщинами) должна соблазнять молодых людей. А когда состареются?».

Социальный утопизм творчества Чернышевского, его социально-деструктивные умонастроения также могли восприниматься как безответственные и общественно вредные. Образованные люди знали, какое кровавое развитие получила (вопреки мечтаниям философов-просветителей) Великая французская революция, и никак не могли жаждать повторения чего-то подобного на русской земле. Как наивно-вульгарные выглядели для ряда читателей «социал-дарвинистские» мотивы в романе. В эти годы рядом публицистов была механически спроецирована на законы общественной жизни модная новинка, относящаяся к сфере биологии, — теория Ч. Дарвина, изложенная в его труде «О происхождении видов путем естественного отбора» (1859). Некоторое время, до распространения идей марксизма, социал-дарвинизм играл роль идеологического подспорья для наших революционных деятелей (в основном в 1860-е годы). Публицисты-шестидесятники охотно рассуждали, что в обществе происходит «естественный отбор» и «борьба за существование». В рамках этого поверхностного «учения» созрела и так называемая «теория разумного эгоизма», которой руководствуются в своем поведении герои романа Чернышевского.

Швейные мастерские Веры Розальской (в которых она спасает, перевоспитывая трудом, бывших проституток, а также сама работает закройщицей, увлекая «девушек» личным примером) как позитивная программа выглядели довольно наивно. Утопическую нежизненность этой сюжетной линии романа доказали подражательницы образу Веры Павловны, не раз пытавшиеся в российской реальности 1860 — 70-х годов создавать подобные мастерские (швейные, переплетные и т.п.), — эти затеи обычно заканчивались материальными проблемами, ссорами между женщинами и скорым распадом «коммун».

Все это приходится констатировать, имея ныне возможность взглянуть на роман исторически ретроспективно. Однако несомненным фактом остается, что книга Чернышевского в свое время сыграла в общественной жизни России огромную роль.

Н.Г. Чернышевскому невозможно отказать и в таланте романиста, в высоком литературном мастерстве. Образы главных героев невозможно считать безжизненными схемами— они написаны с блеском, Чернышевский сделал их поведение, их внутренний облик реалистически убедительными (иначе они не могли бы вызывать на протяжении последующих десятилетий огромное количество жизненных подражаний среди русской молодежи). Короче, вряд ли верно раздувать литературную личность, подробно изучать творчество Чернышевского, превращая его в «великого русского писателя» (что порою наблюдалось в условиях СССР), но в этом авторе необходимо видеть того, кем он реально был, — крупного, в силу объективных причин не раскрывшегося в полной мере художника.

Источник: Минералов Ю.И. История русской литературы 19 в. (40-60-е годы). М.:Высш. шк., 2003

Понравился материал?
8
Рассказать друзьям:
Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (13.02.2016)
Просмотров: 4659 | Теги: Чернышевский, что делать