Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Сочинение: Гуманизм романа Достоевского "Идиот"

  • Статья
  • Еще по теме

Гуманизм — понятие философско-историческое, оно включает в себя и человеколюбие, и сострадание, и симпатию к роду человеческому, но не в расплывчатом, а в конкретном смысле.

В романе Ф. М. Достоевского «Идиот» (1868) тема гуманизма выдвинута на первый план и связана прежде всего с образом князя Мышкина, «положительно прекрасного» человека, «князя-Христа». Проблема гуманизма ставится и решается писателем как проблема религиозно-философская, уходящая в глубь христианских воззрений на природу человека, на возможность сосуществования в ней добрых и злых начал. «Будничный», прозаический план сочетается в «Идиоте», как и во всех романах Достоевского, с более глубоким, обобщенно- символическим.

Достоевский рассматривает общество как совокупность его членов, разъединенных, замкнутых в своих эгоистических целях и желаниях, т. е. как общество нравственно больное, антигуманное в своей основе. В чем же причины этой болезни? Что побуждает, в общем-то, неплохих людей, далеко не злодеев и не преступников, ненавидеть друг друга, лгать, лицемерить, провоцировать скандалы, мстить, идти на преступление?

Прежде всего, непомерно развитое самолюбие, тщеславие, переходящее в один из самых страшных грехов по христианско-философским представлениям — гордыню. За исключением князя Мышкина, ею поражены все персонажи романа. Даже Настасья Филипповна, справедливо считающая себя жертвой, при всей своей высокой моральной чуткости раздваивается между тоской по идеалу, сознанием своего несовершенства и жаждой самоутверждения. Гордость ее выражается в неумении простить другим обиды, в чувстве злобной мстительности, в котором она постоянно пребывает. «И за что я моих пять лет в этой злобе потеряла?» — так сама героиня характеризует свое петербургское житье. Если состояние злобы по отношению к соблазнителю Топкому можно объяснить и понять, то вряд ли заслуживают оправдания сцены унижения ею других людей — Гани Иволгина, например.

Разумеется, в оскорбительном для окружающих, вызывающем поведении Настасьи Филипповны много напускного, неистинного, актерского. Внутри себя она чиста, искренна, глубока. Тем не менее, разрываясь между непомерным самолюбием и высокой духовностью, героиня не только страдает сама, но и обрекает на страдание всех, чьи судьбы соприкасаются с ее судьбой: Ганю Иволгина, того же Мышкина, конечно же, Рогожина.

Казалось бы, Рогожин живет одной любовью к Настасье Филипповне, но это не та любовь, которая одухотворяет и одушевляет, а страсть, испепеляющая, неудержимая, разрушающая любые, в том числе и нравственные преграды. В основе любви Рогожина гипертрофированный эгоизм. Вот его характерные высказывания: «Моя! Все мое!» Такой эгоизм порождает злобу к тем, кто стоит на пути героя: с неистовым озлоблением смотрит он на Ганю, пытается убить князя Мышкина. И даже Настасью Филипповну любит ненавидя, а ненавидит за то, что любимая женщина, по сути, далека от него. Эта любовь-злоба, любовь-ненависть, любовь-месть и толкает Рогожина на убийство.

Всем им, одержимым гордыней, тщеславием, самолюбием, злобной мстительностью и ненавистью, противостоит Лев Николаевич Мышкин. В отличие от остальных, князь радостно принимает тот мир, в котором ему довелось жить. Он умеет быть счастливым, а это значит, что не знает душевного раздвоения, ж:ивет в согласии с самим собой. Любовь, лишенная самолюбования и эгоизма, — основа мироощущения Мышкина. Для него жить — значит любить. И любить прежде всего тех, кто обижен, унижен, оскорблен, затравлен. Это чувство приносит счастье не только тем, на кого оно направлено, но и самому князю. Так, из его рассказов о Швейцарии мы узнаем, что вылечился он от тоски и страдания через любовь к детям и всеми презираемой, покинутой, несчастной Мари. Позиция героя выражена в его словах: «...Я не понимаю, как можно проходить мимо дерева и не быть счастливым, что видишь его? Говорить с человеком и не быть счастливым, что любишь его?»

И Настасья Филипповна, и Рогожин, и Аглая, и Ипполит, И Ганя Иволгин — все они, каждый по-своему, в большей или меньшей степени несут в себе свою муку. Для них закрыто истинное счастье, потому что они бессильны понять мучения другого, не способны простить своего обидчика и принять прощение от обидевшего их. Они живут своевольным гордым умом, в то время как князя Мышкина питают «источники сердца».

Мышкин знает, когда люди лгут и почему лгут, он не обижается на высокомерие и неучтивость, так как видит в человеке его внутреннее «я», уязвленное, страдающее, истинное. «За вами нужно много ходить, Настасья Филипповна, я буду ходить за вами», — говорит он в первый же вечер знакомства гордой и неприступной красавице, сумев разглядеть за этой неприступностью больное страдающее существо. За злобой Рогожина он ощущает сильную натуру, осознающую свою греховность, временное затемнение души. Это для него «несчастный человек». И Мышкин преклоняется перед болью борьбы, раскаяния, жаждой совершенства.

Разумеется, силы и возможности «князя-Христа» ограничены, его вмешательство в судьбы других персонажей не привело к счастливой развязке. Сам он, потрясенный убийством Настасьи Филипповны, навсегда погрузился в безумие. И это тоже понятно: Мышкин не наделен сверхчеловеческой природой. Но все же он сумел своим братским участием, хотя бы на короткое время, облегчить страдания других.

Ф. М. Достоевский утверждает любовь-жалость, любовь-сопереживание, любовь-сорадованне как главные ценности бытия, как выражение высшей гармонии и правды жизни. В этом утверждении и заключается гуманистический пафос романа «Идиот».

Источник: 100 сочинений для школьников и абитуриентов. М.: КЕЛВОРИ ЛТД, 1996

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Просмотров: 157