Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Николай Ставрогин ("Бесы"): характеристика персонажа

  • Статья
  • Еще по теме

Николай Ставрогин («Бесы») — единственный сын деспотичной помещицы Варвары Ставрогиной. Его воспитание было поручено похожему на ребенка, нарциссирующему, фальшивому идеалисту Степану Верховенскому — бывшему профессору. Мечтатель Степан Верховенский сумел привить неокрепшей душе мальчика тягу к прекрасному. Когда учитель плачет, его ученик проникается сочувствием и тоже плачет, когда учитель радуется, мальчик тоже радуется. От Степана Верховенского Николай Ставрогин приобретает и склонность к прекраснодушному позерству. В какого же молодого человека вырос этот герой?

Все без исключения персонажи «Бесов» считают его «героем», человеком выдающимся — красивым, мужественным, сильным, умным. Поэтому когда он возвращается домой после европейских странствий, все ожидают от него, чтобы он не бездействовал, а поскорее обнаружил свою суть и незаурядные таланты, сокрытые в нем. Раньше эти люди слышали от него то, что хотели услышать — речи бесстрашные и зовущие к великому. Теперь они видят, что князь Ставрогин сделал то, чего нельзя ожидать от человека заурядного: женился на хромоножке и дурочке Марии Лебядкиной. Этот поступок производит на них сильное впечатление. Видя, с каким превосходством держится Ставрогин, эти люди видят в нем человека необычайного. Его мать тоже видит в нем проявление чего-то грозного и пугающего.

Но на самом деле Ставрогин («Бесы») — вовсе не герой, каким его воображают другие. Как это хорошо видно по истории с «необыкновенной» женитьбой, его расчет состоял именно в том, чтобы продемонстрировать людям свою «необыкновенность». «Продемонстрировать себя» — вот тот мотив, который доминирует в поведении этого молодого человека. В сущности, это главный резон его существования.

Повествователь «Бесов» отмечает: «Поразило меня тоже его лицо: ...казалось бы, писаный красавец, а в то же время как будто и отвратителен. Говорили, что лицо его напоминает маску». Люди видели в его лице маску потому, что его внутреннее «я» все время требовало от Ставрогина игры на публику.

В общении с другими людьми он может совершить нечто по-мальчишески озорное — укусить за ухо, например. Он пытается вести себя как настоящий «герой», но все-таки бывают моменты, когда внутренняя ущербность не позволяет ему выглядеть так. Но все равно он не развенчивает всеобщее мнение о своей геройской особости и скрытых талантах и старается поддерживать в людях это убеждение. Его «демонстрации» и те иллюзии о себе, которые пестует Ставрогин, приводят в конце концов к страшным последствиям. Ставрогин («Бесы») теряет свое «я», он теряет чувство сопричастности, его эмоции замораживаются — он остается красавцем, но человек в нем умер.

Николай не умеет как следует писать по-русски, у него нет твердых убеждений, он избалованный барчук, — сообщает нам рассказчик. В этом отношении он похож на молодого князя Сокольского («Подросток») — потомка знаменитого дворянского рода. Сокольский гордится тем, что принадлежит к российской элите, но он тоже не умеет толком писать по-русски, что составляет для него предмет для переживаний. Вместе с тем Сокольский не затемняет разницы между своим образом и реальностью, он безжалостно демонстрирует это несоответствие. Он бездарен и прямодушен, никакой маски на нем нет. Он живет вместе с другими — женщины сочувствуют ему, а мужчины презирают.

Что до Ставрогина («Бесы»), то он не способен к совместной жизни с другими. Хотя и случаются минуты, которые требуют откровенности и сближения, но это страшит его. Он чувствует, что тем самым он разрушит себя. Поэтому он никогда не сокращает дистанцию. Ставрогин декларирует, что ему ни до чего нет дела. Елизавета Тушина, любовница Николая, говорит: «Мне всегда казалось, что вы заведете меня в какое-нибудь место, где живет огромный злой паук в человеческий рост, и мы там всю жизнь будем на него глядеть и его бояться». Только эта непричастность позволяет ему хоть как-то сохранять душевное равновесие. Для него быть вместе с другими — бремя и мучение. Главный герой «Записок из подполья» испытывает страх, когда чистая женщина открывает ему свое сердце, Ставрогину близкие отношения тоже внушают ужас. Как и герой «Записок из подполья», он — мертворожденный.

Как пишет Достоевский в подготовительных тетрадях, Ставрогин обладает исключительным умом, но обладает падшим характером. Таким образом, он — псевдогерой, человек-маска, мертворожденный ребенок.

Возвратившись в свой родной город, Николай Ставрогин предпринимает попытки сбросить с себя эту безвкусную маску героя, которую он носил так долго. Он не герой, но все считают его за героя — это противоречие вызывает в нем душевный разлад, служит источником печали и страданий. Его идентичность держится только на том, что он совсем другой, чем другие люди, он подобен трупу, и это становится предметом страданий. Ставрогин изо всех сил ищет выход из этой ситуации, но никто не понимает его поведения. Тем не менее, он стремится к тому, чтобы избавиться от грима. На протяжении текста романа отношения между Ставрогиным и окружающими его людьми неоднократно трансформируются, обожание сменяется неприязненностью, что является следствием того, что он пребывает в состоянии отчаянных поисков себя.

Даже такой человек, как Пётр Верховенский, который совершенно не склонен к восторгам и являет собой пример дельца, думает о Ставрогине как о сиятельном царевиче. Даже этот жестокий человек хочет поклоняться чему-нибудь замечательному. Раньше Ставрогин же поддержал в нем впечатление о том, что он именно такой «царевич». Но тут вдруг прежние отношения начинают мучить Ставрогина. Он осаживает нахваливающего его Петра и отвергает его неумеренные восторги (часть 2, гл. 8).

Снова повстречав Ставрогина, и Кириллов, и Шатов испытывают огромное потрясение. Они бережно хранили в своей душе светлый образ «героя», они и сейчас рассчитывают на то, что он снова продемонстрирует им свои непревзойденные качества. В ответ на это лицо Николая искажается, и он бросает; «Почему все ждут от меня чего-то, чего от других не ждут?» То есть, он хочет сказать: «Тот Ставрогин, в которого вы верите, — не существует!»

Мария Лебядкина видит вошедшего в комнату Николая и говорит: «Не такой мой князь!» — ее князя подменили. Лицо Ставрогина искажается и он отвечает: «С чего вы меня князем зовете и... за кого принимаете?»

Перед беглым каторжником Федькой Ставрогин разбрасывается ассигнациями, он намекает на то, что следует убить Марию Лебядкина и ее брата. Он хочет избавиться от Марии, брак с которой был нужен ему лишь для того, чтобы продемонстрировать товарищам свое «геройство». Опосредованным образом он признается Елизавете Тушиной, что виновен в убийстве.

Об истинной сущности Ставрогина догадывается не только Мария Лебядкина. Он соблазняет жену Шатова — Марию, но потом безжалостно порывает с ней. Она видит, что Ставрогин — не человек, что чувства этого «мертворожденного» не способны принести радость.

Любовь между Ставрогиным и Елизаветой Тушиной — трагедия надежд и разочарований. Проведя с ним ночь, она понимает, что он — лжегерой, который не может существовать без посторонней поддержки. Ставрогин («Бесы») не может быть связанным с другими. Он не может избавиться от своей «непричастности», а потому любая встреча для него — лишь «мгновение».

Ставрогину нужна преданная сиделка — вроде Даши, сестры Шатова. Но даже и с этой «сиделкой» он не в состоянии выстроить отношений.

Николай несколько раз признается, что он вовсе не такой герой, за которого его принимают. Он честно говорит Кириллову, что он — «никчемный характер». Он изо всех сил пытается сказать, что хочет избавиться от своего высокого и даже мистического образа, что он — человек незначительный и низкий.

Глава «От Ставрогина» была также написана затем, чтобы развеять ложные представления о себе и обрести свое «я». Но и здесь, хотя он и делает попытку обнаружить свою истинную сущность, хорошо видна напыщенность и желание приукрасить себя. Ставрогин не может избавиться от демонстрации своего «геройства». Маску не отодрать от кожи. Николай — фальшивка, у него нет лица.

В то же время «фальшивые» герои Достоевского не могут обманывать сами себя. У них острое осознание своей идентичности. Они не могут достичь искренности и обманываются сами. Даже добросердечные персонажи, вроде князя Мышкина, все без исключения сомневаются в своей истинности и рефлексируют по этому поводу. Они не могут остановить поток сомнений по поводу своей идентичности. Их сомнения находятся на границе душевного здоровья.

Поиски своего лица представлены в Ставрогине с пугающей яркостью. Он сам признается, что никогда не может «потерять рассудок», не может прервать череду размышлений по этому поводу. Но, как я уже говорил, он ищет свою идентичность не в отношениях с другими, а в одиночестве. Без всякой необходимости он совершает кражу, он присутствует на месте самоубийства девочки, но ничего не предпринимает, и все это не оказывает никакого влияния на его представления о самом себе. Сострадать и сочувствовать, отдаваться чему-нибудь со всей душой, забывать про себя ради других и обрести в результате полноценное бытие — все это не вписывается в представления Ставрогина о себе, не может принести ему радости, пугает. Совершенно естественно, что Николай не делает ничего, что бы шло вразрез с теми ожиданиями, которые на него возлагают.

Осознание себя таким, как ты есть — это потребность ясная и одновременно размытая, человеческое «я» безотчетно поддерживается связями с миром, что в результате и обеспечивает идентичность. Но в Ставрогине («Бесы») доминирует не сопричастность, а ее отсутствие, его самосознание фрустрировано и требует доказательств своего наличия, оно обострено и бесплодно, оно будто бы находится под заклятием. Для Ставрогина, который повязан этим заклятием, «другой» — это вечно «другой». Как он сам признается, «в России я ничем не связан — в ней мне всё также чужое, как и везде». В этом признании — суть его душевных проблем.

В «Бесах»» Ставрогин неоднократно уподобляется Печорину из «Героя нашего времени», что свидетельствует о том, что было важно подчеркнуть Достоевскому в образе Николая. Как бы для того, чтобы ответить на вопрос «а кто же я?»» этот герой направляется в Европу, Исландию, Иерусалим, но, как и у Печорина, все его действия напрасны и не приносят обретений.

Кто же я на самом деле? На поверхности «я» — человек сильный, герой, но душа моя пуста, я слаб. Это противоречие свойственно одиночке, который заключен в оболочку своей ложной идентификации, не способен к сочувствию. Именно эта проблема волновала Достоевского в герое Лермонтова. И не только одного Достоевского. Как видно из дневника возлюбленной Достоевского — Аполлинарии Сусловой, во второй половине 60-х годов среди интеллигенции получил широкое распространение именно такой взгляд на Печорина (А. П. Суслова. «Годы близости с Достоевским»).

К этой же проблематике обращается и Достоевский в образе Ставрогина («Бесы»). Он не в состоянии избавиться от своей фальшивой идентичности, он не может существовать в гармонии с природой и людьми. В то же самое время он демонстрирует перед людьми свое «геройство», люди неверно понимают его, он страдает. Люди не воспринимают его верно, и получается, что Ставрогин — никто. Поэтому на все вопросы он вынужден отвечать отрицанием. Самоубийство Ставрогина — это самоотрицание, вызванное желанием избавиться от своего бытия.

Источник: Словарь персонажей произведений Ф.М. Достоевского / Накамура Кэнноскэ; пер. с яп. А.Н. Мещерякова. - СПб.: Гиперион, 2011

Понравился материал?
7
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (07.12.2016)
Просмотров: 6518 | Теги: бесы, Ставрогин