Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Достоевский "Бесы": анализ

  • Статья
  • Еще по теме

21 ноября 1869 г. под Москвой был убит член тайного революционного общества, студент Петровской земледельческой академии И. Иванов. Труп его нашли на территории Академии. Убили Иванова его товарищи по тайному обществу, которым он признался, что хочет отойти и не участвовать больше в его работе. Боялись предательства, разоблачения. Возглавил убийство С. Г. Нечаев, вольнослушатель Петербургского университета. Участвовали в убийстве, кроме него, еще четыре человека. Как это происходило, описал Достоевский: «Шатов (под этим именем выведен жертва убийства И. Иванов) вдруг прокричал кратким и отчаянным криком; но ему кричать не дали: Петр Степанович аккуратно и твердо наставил ему пистолет прямо в лоб, крепко в упор и — спустил курок...».

Событие это стало предметом особого расследования и широкого внимания тогдашней прессы. Эту историю взял за основу своего романа Достоевский. Нечаеву в романе дано имя Петра Верховенского, двадцатилетнего фанатичного заговорщика.

«Фантастические призраки»

Революционно настроенная критика была недовольна романом. Писали, что автор преувеличивает, что нельзя было обращаться к нечаевскому делу, что это лишь «печальное, ошибочное и преступное исключение», что свободомыслящая молодежь не такова. Достоевский настаивал на необходимости придать особое значение нечаевскому делу. В тайные общества шли не одни негодяи и монстры, писал он. В них шли «жертвы идей». Такие пойдут и на плаху, и на величайшие преступления ради свершения благородных целей.

Фанатики были особенно страшны. В своем увлечении они не знали границ. Воспитанные на принципах высокой морали доброты, гуманности, с душами чистыми, подпав под влияние взрывных идей, они совершенно преображались: «...чувствительный, ласковый и добрый Эркель, быть может, был самым бесчувственным из убийц». Среди заговорщиков были люди бесспорно порядочные, честные, образованные. В этом заключался особый трагизм положения.

Роман Достоевского стал, в сущности, раскаянием, горькой насмешкой над своими юношескими благородными, но опасными для общества идеями, и теперь, как бы предвидя грозные последствия этого молодого бунтарства, писатель сознательно шел на гротескные ситуации, изображая своих героев в карикатурном виде. Благодушные современники писателя склонны были видеть в революционном брожении молодежи безобидную мальчишескую браваду. Достоевский же предугадывал великие смятения и бил в набат.

«Захватывающие душу учения»

Что же это за учения, которые, по признанию Достоевского, захватывали души молодежи 60-х гг. XIX в.? В романе мелькают имена Фурье, Кабе, Леру, Прудона, древнегреческого философа Платона, создавшего первый проект идеального государства, Руссо, автора трактата «Об общественном договоре».

Сочинения этих авторов жадно читались молодыми бунтарями России. Идеи утопического социализма шли к нам с Запада и овладевали умами. Роман Кабе «Путешествие в Икарию» об обществе будущего читался и перечитывался. Смеясь над этими «спасителями человечества», Достоевский устами одного из персонажей романа назвал их «социальными букашками».

Отвлекаясь от романа, замечу, что в России тогда объявлялись чудаки, которые хотели немедленно приступить к воплощению идей своих кумиров. Герцен в «Былом и думах описал такого человека по имени Павел Александрович Бахметов, с которым встречался в Лондоне. Этот человек, взяв с собой 30 тыс. франков, отправился в Новую Зеландию создавать колонию в духе идей социализма, да там и пропал без вести.

Проблема, обсуждавшаяся в заговорщицких кругах, в том числе и в нечаевском, сводилась к переустройству общества. Что же предлагали тогда отчаянные головы? В романе описано одно такое собрание. Разговор шел о том, какое должно быть новое общество и как к нему подойти. Мнения высказывались самые нелепые. Достоевский, конечно, утрировал. Это казалось злым пасквилем на свободолюбивые идеи. Немецкая революционерка Роза Люксембург так и писала: «Его образы русских революционеров являются злобными карикатурами».

Достоевского записывали в самые крайние ряды консерваторов. Он был тогда Кассандрой, которой никто не верил.

Отец и сын

В романе два главных персонажа — отец и сын Верховенские. Первый из них — Степан Трофимович. Он представляет собой поколение 40-х гг. К нему принадлежали Белинский и Тургенев, весь кружок Грановского, Герцен, Огарев. Это были, как это представлялось автору романа, мечтатели-идеалисты, с уст которых сходили высокопарные философские тезы — «конечное», «бесконечное», «относительное» и «абсолютное». Они мечтали об идеальных общественных отношениях, основанных на братстве и любви. Как это можно было осуществить, они не знали, но верили, что это возможно, и страстно этого хотели.

Это романтическое поколение со злой иронией предстало в образе Степана Трофимовича Верховенского. Современники узнали в нем профессора-историка Грановского, кумира тогдашних студентов. Степан Трофимович был бесконечно добр, наивен как ребенок и по-детски эгоистичен. Рассуждая о всеобщей любви, он, не задумываясь, отдает своего крепостного в рекруты в оплату за карточный долг.

Вся история этого идеалиста 40-х гг., конечно, гротескна. Досталось тут от Достоевского и Тургеневу. Он изображен в образе «великого писателя» Кармазанова с его «жеманной и бесполезной болтовней», с «настоящим благородным дворянским присюсюканьем». Карикатура на писателя настолько зла, жестока и несправедлива, что не хочется ее и касаться. Для нас имя Тургенева священно, как в данном случае и имя его хулителя. Не будем вмешиваться в распри великих людей.

Сын Степана Трофимовича Петр Верховенский — представитель уже следующего поколения — шестидесятников. Он-то и становится организатором убийства Шатова. Скользкий, наглый тип. Достоевский рисует его портрет с явной брезгливостью. Он был в детстве брошен отцом, «человеколюбивым» представителем поколения 40-х гг. и вырос подлецом.

Роман обширен, населен множеством персонажей. Каждый из них колоритен. Много трагедий, истерических сцен и странных психологических коллизий, как и во всех произведениях Достоевского. Но об одном из героев, пожалуй, следует поговорить особо, ибо в нем угадывается Лермонтов.

В романе это Николай Ставрогин. Красивый, смелый до дерзости и — странен, «решительный и неоспоримый красавец», «изящен», «важен», «взгляд вдумчив и как бы рассеян» и т.д. Ставрогин трагичен, непонятен. Непонятен он остался и Достоевскому, который, видимо, хотел разобраться в характере Печорина. «Нервозная, измученная и раздвоившаяся природа людей нашего поколения» — таков вывод.

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн. 4. Литература нового времени. – М.: Просвещение, 1997

Понравился материал?
5
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (30.01.2016)
Просмотров: 3742 | Теги: бесы