Меню сайта
Статьи » Зарубежная литература » Другие авторы

"Лето в аду" Рембо: описание и анализ книги из энциклопедии

  • Статья
  • Еще по теме

«Лето в аду» («Сезон в аду», «Пора в аду», «Сквозь ад» — «Une Saison en Enfer») — книга стихотворений в прозе Артюра Рембо.

Создана вслед за «Романсами без слов» Верлена и, до известной степени, в ответ на них. В мае 1873 г. Рембо сообщил Эрнесту Делаэ, что работает над «прозаическими историйками» для будущей «Языческой книги» (другое название — «Черная книга»), «глупой и чистосердечной». Основная работа над стихами началась после разрыва с Верленом, по возвращении Рембо из Бельгии 20 июля, и уже к августу была закончена. В октябре того же года книга вышла в брюссельской типографии «Poot et Cie», несколько образцов разослано ближайшим друзьям (один — Верлену в тюрьму), но едва ли не весь тираж в пятьсот экземпляров остался невыкупленным на складе, где его остатки обнаружил в 1901 г. бельгийский библиофил Леон Лоссо. Он и следующие за ним биографы (М. Кулон) считают «Лето в аду» Рембо книгой более поздней, чем «Озарения», видя именно в ней окончательный разрыв автора с литературой; Верлен (сохранивший черновые наброски нескольких стихотворений из «Лета в аду») и большинство позднейших исследователей называют литературным завещанием Рембо, наоборот, «Озарения».

В стихотворении, открывающем книгу, она именуется «мерзкими листками из записной книжки проклятого». Ее ведущий мотив — «духовная битва» (стихотворение «Прощание»), не прекращающееся ни в одной фразе противоборство чувств и устремлений пишущего. С одной стороны, это ощущение полного жизненного краха, абсолютного отторжения от красоты, справедливости, надежды, сознание своей приговоренности к безумию и преступлению, оставленности один на один с силами зла: «Я — в самой глубине бездны, я разучился молиться» («Бредовое I»), С другой — мотивы счастливой молодости, вера в свою способность «изменить жизнь», «заново создать» любовь («Бредовое I»), поиски спасительной зари на Востоке («Невозможное»), предчувствие всеобщей радости: «И на рассвете, вооружась горящим терпением, мы войдем в потрясающие города» («Прощание»). Рабское чувство вечной принадлежности к «Низшей расе» («Дурная кровь») то и дело сменяется в книге «Лето в аду» Рембо гордыней и богохульством — поисками веры, но не ценой самоотречения: «Я и в спасении хочу сохранить свободу» («Дурная кровь»). Безоглядность на пути к границам и за рамки общепринятого рождает в поэте ощущение остановки времени, непричастности к миру: «Часы жизни только что остановились. Я за пределами земного мира» («Ночь в аду»). Больше того, подводит его к полной немоте: «Я разучился говорить» («Утро»).

Как содержательную суть книги составляет неразрешимый внутренний конфликт, так ее стилистика воплощается в беспрестанном самоопровержении, борьбе за речь (и за внимание слушателя, читателя — поэтический принцип, выдвинутый Бодлером). «Лето в аду» — образец взвихренного, экстатического письма, которое в это же время и независимо от поисков Рембо разрабатывает в «Песнях Мальдорора» Лотреамон, а позднее развивают во Франции Арто, Батай, Мишо, поздний Селин. Наиболее глубокий стилистический пласт «Лета в аду» образует сакральная лексика, интонации библейских книг Иова и Иеремии. Девять прозаических миниатюр книги — как бы обломки традиционного жанра загробных путешествий и средневековых видений. Однако для рассказа о запредельном опыте сошествия в «древний ад, врага в который открыл Сын Человеческий» («Утро»), линейное и картинное, панорамное повествование не подходит Рембо. «Любое искусство — чушь», — заявляет он в набросках к «Алхимии слова» («Любое писание — свинство», — подхватит потом Арго). Образцы современной поэзии и живописи кажутся Рембо «смехотворными», он противополагает им — эту его радикальную позицию позже воспримут Аполлинер и сюрреалисты — не-искусство, «поэтическое старье»: «...идиотскую мазню, лепнину над подъездом, мишуру, декорации бродячих цирков, вывески, лубочные картинки; вышедшую из моды словесность, церковную латынь, эротическую стряпню с орфографическими ошибками, романы наших прабабушек, волшебные сказки, детские книжонки, допотопные оперы, дурацкие припевы, немудреные ритмы» («Алхимия слова»). Наряду с «Химерами» Нерваля, бодлеровскими «Цветами зла», лотреамоновскими «Песнями Мальдорора», «Лето в аду» Рембо — ключевая книга французской лирики XIX столетия, положившая начало многим тенденциям в мировой поэзии новейшего времени.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
2
Рассказать друзьям:
Просмотров: 2531