Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Другие авторы

Эразм Роттердамский: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

«Похвала Глупости» (1511) появилась с посвящением другу автора — Мору с ошибочно помеченным 1508 г. Это — остроумный сатирический памфлет в форме, объединившей средневековую проповедь с похвальным словом, апологией, к которой прибегали античные авторы в силу своей зависимости от меценатов. Иногда подобный способ служил восстановлению истины или пародированию дутых авторитетов, ниспровержению былых кумиров.

Эразм Роттердамский последовал традиции Лукиана, создателя «Похвального слова мухе», обострив пафос социального обличения и надежду на избавление от человеческих пороков, на достижение счастья. Современная жизнь представлялась Эразму, автору предисловия к первым изданиям «Утопии» Мора, ярмаркой дураков, ибо тема глупости, царящей над миром, означала для эпохи Возрождения здоровое недоверие — разумный скепсис ко всяким отжившим устоям и догмам, доктринерству и косности как залог свободного развития человека и общества.

Композиция произведения «Похвала Глупости» Эразма Роттердамского логично вытекает из того, что читателю представляется Госпожа Глупость, с апломбом заявляя своим поклонникам о своей общечеловеческой сущности. В свите Глупости следуют врачи-шарлатаны, законники-крючкотворы, философы-всезнайки, а также кичащиеся своей социальной ролью купцы, дворяне, монархи и богословы-церковники. В зависимости от сословной принадлежности устанавливается дифференциация глупости от народных низов до верхов знати — духовная панорама жизни, как она есть, спроецированная на идеал блаженства — жизнь, какою она должна быть, названную Эразмом по имени Томаса Мора — Морией — высшей формой безумия, фантазии, мечты. Эволюция гуманистической мысли, равно как и непроясненность исторической обстановки еще не победившего абсолютизма в европейских странах, обусловили текучесть стихийной диалектики Эразма. Все представления у писателя перевертываются, обнаруживая свою изнанку. Идеал гармоничного человека видится Эразму на пути стремления к счастью, в широте интересов, не ограниченных только отвлеченными знаниями. Он рисует пародийный портрет «совершенного мудреца», который никому не друг, портит всем удовольствие, находится в фактическом разладе с самой жизнью, ибо лишен человеческих чувствований, доволен собой. Такой рассудочный аскет — принципиальный враг человеческой природы, чья книжная обветшалая мудрость предстает как абсолютная глупость. «Похвала Глупости» Эразма Роттердамского оборачивается славословием в честь полнокровия и разума жизни. Иносказание такое не случайно, религиозные распри и скитальческие трудности наделили писателя дипломатической осторожностью.

Время из обширного литературного наследия Эразма безошибочно избрало для бессмертия «Похвалу Глупости», однако было бы несправедливым отгораживать этот выдающийся памятник от всей гигантской мыслительной работы писателя, у которого были бесспорные достижения на различных этапах его творчества. В их числе — «Поговорки» (1500) — собрание античных крылатых слов и выражений, где Эразм Роттердамский, по мнению современников-зубоскалов, «разболтал тайну мистерий» эрудитов и привлек к античности внимание «непосвященных». В остроумных комментариях к каждому изречению Эразм предпослал знаменитые эссе — «Опыты» Монтеня. Позже к этому изданию примкнул другой сборник — «Краткие изречения».

Эразм Роттердамский нанес сокрушительный удар по диктатуре церкви, богословскому догматизму и непогрешимости библейских текстов, по принципу самовластия монархов, чья миссия быть слугой народа, а не источником страха, множащим число преступлений, или единоличным законодателем. С особой силой гуманизм писателя выразился в осуждении войн, в утверждении миролюбия, когда он сочинил «Жалобу мира», запрещенную в свое время Сорбонной.

Эразм говорил по-латыни легко и изящно, и не только о боге и философских проблемах, а обо всем на свете — о делах и забавах, о любви и дружбе, о заботах солдата и ученого, светской дамы и мальчика-подростка. Им всем он адресовал свои «Разговоры запросто» (1519—1535). Произведение состоит из коротких диалогов, серьезных и шутливых, на самые разные темы: «Перед школою», «Поклонник и девица», «Алхимия», «Благочестивое застолье», «Роженица», «Конский барышник» и т. д.

Влияние Эразма на современников и потомков было огромным. Его книгоиздательская деятельность протекала в неразрывном общении с известными типографами XVI в. — Альдом Мануцием, Фробеном, Бадием. Он как бы руководил «республикой гуманитарных наук» своими связями с гуманистами всех стран и с помощью печатного станка, называемого им «почти божественным инструментом», выпускал одно произведение за другим. Особо прочная дружба установилась у Эразма с Т. Мором, с которым он много встречался и находился в переписке.

Прозорливость Эразма Роттердамского сказалась в том, что он не прошел мимо народной смеховой культуры, мимо того, как весь мир «валял дурака». Позднее средневековье знало потешные карнавальные «шествия дураков», когда ряженые изображали Государство, Церковь, Науку, Правосудие, Семью и т. п. Широко бытовали французские «соти» — дурачества, голландские фарсы, немецкие «фастнахтшпили» — масленичные игры, где царил смех. В 1505 г. «пустился в плавание» «Корабль дураков» С. Бранта. В это время насмехался над патриархальной ограниченностью Тиль Уленшпигель, посоветовал великанам отправиться к оракулу Божественной Бутылки шут Трибуле, персонаж «Гаргантюа и Пантагрюэля» Ф. Рабле, которого Эразм Роттердамский признавал «источником всякого творчества нашего времени».

Своеобразным переиначивающим откликом на тему нелепостей было и произведение двух писателей Бюргера и Распе о бароне-врале Мюнхгаузене. Скептицизм Эразма был унаследован Шекспиром, Бен-Джонсоном, Сервантесом, французскими вольнодумцами XVII в., просветителями XVIII в.

Источник: Горбунов А.М. Панорама веков: Зарубежная художественная проза от возникновения до XX века - М.: Кн. палата, 1991

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Другие авторы | Добавил: katerina510 (29.10.2019)
Просмотров: 23 | Теги: Похвала глупости, Эразм Роттердамский, Роттердамский