Меню сайта

Статьи » Зарубежная литература » Диккенс Ч.

"Посмертные записки Пиквикского клуба": описание и анализ романа

  • Статья
  • Еще по теме

«Посмертные записки Пиквикского клуба» — роман Чарльза Диккенса. Опубликован в 1837 г. Роман вырос из развлекательных очерков, новелл и зарисовок, которые должны были сопровождать серию жанровых рисунков популярного художника Р. Сеймура, которого затем сменил «Физ» (Х.Н. Браун), будущий постоянный иллюстратор диккенсовских книг. Связующей нитью явилось описание путешествий в окрестностях Лондона, предпринимаемых членами Корреспондентского общества во главе с Сэмюэлом Пиквиком: они взяли на себя обязанность информировать свой клуб об «изысканиях, наблюдениях за людьми и нравами», воссоздавая «картины местной жизни или пробужденные ими мысли». Все четверо «пиквикистов», являющихся основными действующими лицами, считают доброжелательность и доверие к ближнему фундаментальными началами человеческих отношений. Благородство помыслов и непритупившееся ощущение радости жизни создает фарсовые ситуации, когда герои сталкиваются с реальным порядком вещей. Однако они сохраняют непоколебимую веру в великодушие и добропорядочность, присущие людям по самой их природе.

Сохраненная «пиквикистами» неосведомленность относительно неприглядных сторон жизни и укорененных человеческих пороков придают неотразимое обаяние героям, даже когда они попадают в нелепые положения, становясь жертвой собственного альтруизма и доверчивости. Сочиняемый Пиквиком трактат о повадках рыбешки, которая населяет Хэмпстедские пруды, как и археологические изыскания, стимулируемые таинственными надписями на камне, — как выяснилось, проделкой деревенского шутника — усиливают стихию комизма, остающуюся почти незамутненной в первом романе Диккенса.

Герои романа «Посмертные записки Пиквикского клуба» Диккенса создают вокруг себя особую жизненную среду. В ней доминирует безусловная приверженность высоким этическим критериям и стремление к обыденному счастью, которое невозможно без атмосферы «веселья, довольства и мира». Эта атмосфера издревле установилась в поместье Менор Фарм, где «пиквикисты» под конец обретают безоблачную гармонию осуществившегося идеала, к которой их ведет любовь. Сцена святок в семействе Уордлов с наибольшей полнотой характеризует диккенсовский идеал, который предполагает «счастливое содружество и взаимное доброжелательство, чистое и неомраченное наслаждение», доставляемое самыми простыми вещами от катанья на коньках до праздничного стола и традиционного обмена поцелуями под свисающей с потолка веткой омелы.

Во многом оставаясь персонажами-масками, привычными в традиционных рождественских историях с обилием эксцентрики и обязательным безоблачным финалом, Пиквик и его спутники наделены одной-двумя резко заостренными чертами, что придает каждому из них сходство с комическими типажами, знакомыми по английскому искусству карикатуры (хвастливый, но неумелый охотник-спортсмен, любвеобильный воздыхатель, едва не сделавшийся жертвой собственной чувствительности, и т.п.). Первоначально мыслившийся как серия подписей к рисункам, родственным карикатуре, роман «Посмертные записки Пиквикского клуба» сохранил присущее такой прозе пристрастие к шаржу взамен развернутого и психологически достоверного портрета. Чудачества и странности, присущие «пиквикистам», обрисовывают их человеческий облик с выразительностью, не нуждающейся в бытовых подробностях. Правдоподобие важно Диккенсу намного меньше, чем богатство окрашенной юмором фантазии, которая, по характеристике Г.К. Честертона, создает миф, проникнутый «духом вечной юности». Пиквик должен, по замыслу автора, восприниматься как чужеродное тело в царстве прозаической будничности, пусть в финале романа он становится достойным негоциантом, образцом практичности и деловитости.

Честертон пишет о присущем этому герою «веселом фатализме бессмертных существ». Тот, кого можно было бы назвать «старым дураком из фарса», воспринимается как современный Дон Кихот, лишь еще более притягательный из-за того, что чертами бессмертного идальго на сей раз наделен «толстый буржуа, над которым легко посмеяться».

Роль Санчо Пансы отведена камердинеру Пиквика Сэму Уэллеру, наделенному «замечательной склонностью мириться с обстоятельствами», которые либо не принимает во внимание, либо сознательно игнорирует его хозяин. Житейский опыт и трезвый ум Сэма вносят необходимый корректив в «пиквиксистскую теорию» открытости и доброжелательства к ближнему, порою приводящей к прискорбным последствиям на практике (так, Пиквик оказывается в долговой тюрьме, став жертвой крючкотворов и аферистов, а затем едва не становится добычей бесшабашного авантюриста Джингля, который устроил розыгрыш, компрометирующий этого паладина чести). Сообразительность Сэма вкупе с пониманием, что о человеческой натуре иной раз приходится высказываться не в самом лестном смысле, оказывается спасительным выходом в щекотливых положениях такого рода и практически намного более действенна, чем пламенный идеализм «пиквикистов». Несходство натур, однако, не мешает ему с бескорыстным обожанием относиться к своему господину, которого он «никому не позволит дурачить».

Надмирность Пиквика и умудренность Уэллера создают контраст, становящийся источником многих юмористических ситуаций, вместе с тем подчеркивая сродство персонажей, выступающее за их двуличие, интриганство и бездушный практицизм, однако, в противоположность Пиквику, защищается от них лукавой изобретательностью, а не патетическими жестами, и убийственно остроумными комментариями, представляющими собой образец народной мудрости, которая облечена в невинную, на первый взгляд, игру словами («Сперва дело, потом удовольствие, как говорил король Ричард Третий, когда заколол другого короля в Тауэре»).

Хорошо себе представляющий, что такое мир и каково «поиграть в чехарду с его напастями», Уэллер ни на минуту не утрачивает жизнелюбия, которым проникнут весь роман. Его герои превыше всего дорожат собственным пониманием правды, которое остается необманчивым, вопреки всему их простодушию и комической нелепости, часто отличающей их поведение. В этом отношении персонажи приобретают статус героев, выразивших самые сокровенные мысли Диккенса о сущности и призвании человека, а конечный эффект произведения наиболее точно перелают слова Честертона, сказавшего, что «Диккенс вошел в Пиквикский клуб, чтобы посмеяться, и остаться там молиться», плененный собственной необыкновенной сказкой, «где побеждает не младший из братьев, а старший из дядюшек».

Инсценировки романа пользовались популярностью на русской сцене: спектакли МХАТа (1934 г., режиссер В.Я. Станицын), БДТ (1975 г., постановка Г.А. Товстоногова).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
10
Рассказать друзьям:
Категория: Диккенс Ч. | Добавил: katerina510 (08.05.2017)
Просмотров: 5057 | Теги: Диккенс, Посмертные записки Пиквикского клуб