Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Трифонов Ю.В.

Творчество Трифонова: герои и их характеристика

  • Статья
  • Еще по теме

Позиция честного интеллигента 70-х годов выразилась в творчестве замечательного советского писателя Юрия Трифонова (1925—1981), которого можно считать классиком «городской» прозы.

Ю. Трифонов родился в Москве, в семье известного революционера, участника Октябрьской революции, крупного партийного работника, который в 1938 г., как и другие партийцы, стал жертвой необоснованных репрессий. Страшные события потрясли мальчика, через много лет вновь и вновь он будет возвращаться к ним в романах «Дом на набережной», «Время и место», «Исчезновение». В этих книгах перед читателем встает особая среда, давно уже несуществующая: старые партийцы, герои революции и гражданской войны, люди закаленные, испытанного мужества. Мы слышим их споры, видим их отношения и понимаем, что это честные, чистые, но плохо знающие жизнь, политически наивные люди, которые оказались в ловушке, ибо были не в состоянии представить себе, что такая ловушка возможна. Мы чувствуем нарастание тревожной атмосферы, состояние обреченности, затравленности. И с другой стороны, мы видим злорадство окружающих обывателей, их недоброту, жадность, видим, как они используют ситуацию, предают, обманывают — поэтому строят свою карьеру весьма успешно... А потом обижаются, когда им не подают руки: «Я, что ли, виноват? Времена такие были, вот пусть со временами и не здоровается». Мы вступаем в круг тем Трифонова: сложные судьбы героев революции и столь же сложная жизнь сегодняшних их потомков — «нормальных» горожан, их проблемы, их внутренний мир.

В 70-е годы одна за другой появляются замечательные «городские повести» Ю. Трифонова: «Обмен», «Долгое прощание», «Предварительные итоги», «Другая жизнь», наконец «Старик». Именно эти произведения 70-х годов сделали Трифонова классиком советской литературы. Они, по-видимому, и останутся в истории литературы; о них мы скажем несколько слов.

Трифонова не без основания сравнивают с Чеховым. Как и у Чехова, в центре внимания Трифонова обычная жизнь обычных горожан, чаще всего это люди интеллигентных профессий: учителя, переводчики, научные сотрудники, актеры, режиссеры. Трифонов, как и Чехов, казалось бы, избегает чрезвычайных событий, напротив, рисует «простое», повседневное течение повседневной жизни, но она всегда оказывается экстремальной.

«…Для меня самое важное — показать жизнь человека, простого, обычного, сегодняшнего человека, со всеми перипетиями его сложной жизни, потому что жизнь простого человека, которую я хорошо знаю, всегда очень сложна, наверно, поэтому у меня много читателей. Они видят в моих книгах не только московскую жизнь, они находят в них собственные проблемы и сложности.» Трифонов горячо протестовал, когда критики пытались назвать его героев мещанами. Это горожане,— говорил писатель,— такие же, как вы и я (ибо «мещане» — это всегда другие, человек всегда себя от них отделяет). Место действия повестей Трифонова — город. «Я ощущаю природу города, она тоже существует. И город — лес, понимаете? В нем есть свои деревья, ущелья, овраги, ямы — что хотите...»

Трифонов спорит с модным в 70-е годы бегством из «развращенного» города к идиллической «спасительной» природе. И мы невольно вспоминаем, как Чехов в рассказе «Крыжовник» протестовал против бегства из города, от жизненных трудностей, от борьбы, в усадьбу с крыжовником: «Уходить из города, от борьбы, от житейского шума, уходить и прятаться у себя в усадьбе — это не жизнь, это эгоизм, лень, это своего рода монашество, но монашество без подвига». Для Трифонова уход в природу — тоже бегство от нравственной борьбы, нравственного выбора — основной коллизии его произведений. С определенной точки зрения внутренний нравственный выбор — основная проблема человеческой жизни вообще, связанная с проблемой свободы воли. Бог дал человеку свободу воли, т.е. выбора, тем самым возложив на него ответственность за выбор поступков, слов, в конечном счете — судьбы. («Посеешь слово — пожнешь поступок, посеешь поступок — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу» — гласит народная мудрость.) Человек каждый день выбирает слова, поступки и — в конечном счете — себя.

У героев Трифонова, как и у большинства людей, происходит выбор между идеалами, убеждениями, намерениями — и каждодневными мелочными заботами бытовой жизни, на первый взгляд, неотложными и несущественными, но постепенно поглощающими человека. «Вот быстренько сделаю то, то и это,— как бы говорит себе человек. Отделаюсь от этих мелочей жизни, а уж потом займусь главным»... Глядишь, а до главного очередь и не доходит. Как никто другой, знает Трифонов власть «великих пустяков жизни», он умеет удивительно точно изображать «драматизацию суеты», заполняющую жизнь современного человека. Быт в его произведениях нечто самозарождающееся из эгоистичной природы человека, нечто неизбежное и противостоящее душе человека, ежедневно и ежечасно подвергающее испытанию его волю, совесть, запас культуры. Человек проходит испытание бытом и не всегда его выдерживает. Источник слабости современного человека, по Трифонову,— эгоизм и жажда покоя. Источник силы — совесть. «Человек тем и отличается от волка, что несет в себе начало, которого природа не знает,— совесть». В повести «Долгое прощание» Гриша Ребров размышляет об одном из революционеров прошлого: «. . .Ведь история Николая Васильевича была примером того, как следует жить, не заботясь о великих пустяках жизни, не думая о смерти, о бессмертии... Он исполнял волю собственной совести. Вот и все...» По Трифонову, в самом человеке заложен источник или совестливой жизни, или тех маленьких предательств, которые постепенно разрушают любовь, дружбу, семью — и самого человека.

И вот перед нами проходят житейские истории. «Обмен» — так называется первая городская повесть. Дмитриев узнает, что его мать смертельно больна, и наряду с горем, его не оставляет подлая мыслишка скорее обменять квартиру, поселиться вместе с матерью, которая этого не хочет: она не ладит с Леной, женой Дмитриева. «Но ведь это уже ненадолго!» — настаивает эгоистичная и корыстная Лена. И Дмитриев не умеет сопротивляться, соглашается на то, что считает низким. «Ты уже давно сделал обмен», — с горечью говорит ему мать. Да, он променял свои принципы, живую душу, творчество на комфортную жизнь и служебные успехи, он предал мать, сестру, их и свои идеалы.

Такую же цепь мелких бытовых обменов-предательств представляет собой жизнь семьи из повести «Предварительные итоги», поведение Ольги Васильевны и Климука в повести «Другая жизнь», Людмилы Телепневой в «Долгом прощании».

Как и Чехов, Трифонов вроде бы не осуждает своих героев, но внутренне оба писателя эпохи безвременья, застоя (80-е годы XIX века, 70-е XX века) страдают, видя измельчание человека, распад, утрату нравственных ценностей. У Трифонова, воспитанного трагической эпохой, распад нравственности встает как тема предательства. Его книги — своего рода симфония предательства: предаются самые близкие люди: мать, жена, муж, дети, друзья. Предаются идеи и идеалы, честность и справедливость. Человек не желает себе в этом сознаваться, старается оправдаться внешними обстоятельствами. При этом сам себя человек охотно признает бессильным и беспомощным, «винтиком» в государственной машине. От него, дескать, ничего не зависит, он поступает по законам своей эпохи (Глебов в «Доме на набережной», Климук в «Другой жизни», герой «Предварительных итогов»), Трифонов диагностирует общую болезнь людей: конформизм, неосознанный или осознанный, но непобедимый. «Как бы чего не вышло!» - сформулированный Чеховым бессмертный закон конформизма властен и над персонажами Трифонова.

Герои Трифонова делятся как бы на три группы. Первая группа наиболее активна, энергична,— хищная и цепкая, она задает тон. Вот Лена в повести «Обмен» — «миловидная женщина-бульдог». Такие, как она, твердо знают, чего хотят: удобную квартиру в центре, желательно трехкомнатную, красивую мебель, желательно импортную, красивую модную одежду, престижную школу для ребенка, престижную и выгодную службу — с выходом на заграницу... И все. И больше ничего. Но уж этого они будут добиваться любой ценой. В «любой цене» нравственная суть проблемы. В самих целях, на первый взгляд, ничего плохого нет: ясны, конкретны, достижимы (пусть с трудом), «бытовым» людям живется легко и ясно, нравственных сомнений у них не бывает: ведь они, слава богу, не украли, не убили, а если добиваются своего любой ценой, то ведь и каждый может добиваться: «красиво жить не запретишь».

Задумаемся над некоторыми дефинициями (различениями).

Элементарные жизненные удобства — квартира, мебель, одежда должны быть у всех, и по возможности красивые, но следует ли делать комфорт целью жизни? Не обедняет ли это человека, его духовный мир, внутреннюю жизнь?

Вспомним Достоевского: в «Преступлении и наказании» голодные и нищие его герои с великолепным презрением относятся к комфорту. «Ведь она хлеб черный один будет есть да водой запивать, а уж душу свою не продаст, а уж нравственную свободу свою не отдаст за комфорт»,— думает Раскольников о сестре. Ему самому следователь говорит: «Не комфорта же желать, вам-то, с вашим-то сердцем.»

Обратимся к понятию «любой ценой». «Любая цена» состоит в интригах, взятках, обмане, всякого рода подлостях, которые уже давно перестали так называться. В том и состоит современная эрозия нравственности, что исчезли, стерлись первичные незыблемые понятия чести, бескорыстия, чистоты, должного и недолжного, допустимого и недопустимого. В нашем быту часто никто никого не осуждает за то, что «люди умеют жить». Трифонов этого не прощает.

Однако гораздо больше писателя интересуют люди второй группы: Дмитриев из «Обмена», Сергей, Ольга Васильевна...

Это люди мыслящие, воспитанные на высоких идеалах и разделяющие их, люди честные и совестливые. Между тем они, незаметно для себя, одну за другой сдают свои позиции под натиском близких людей, семейных или служебных обстоятельств. Герои Трифонова страдают от этого, презирают себя, но продолжают «плыть по течению». Какая-то в них рыхлость, вялость, пассивность, неумение бороться, заведомая обреченность — все вместе: синдром социальной усталости. А может быть, причина в том, что идеалы наших героев не выработаны ими самими, не «выжиты», не завоеваны в душевной борьбе, а взяты напрокат у людей предыдущего поколения?

Старшие составляют третью группу персонажей Трифонова. В каждой семье, рисуемой писателем, есть кто-то из стариков, истинных, идейных революционеров. Они и сегодня живут по своим убеждениям, поэтому представляются детям и внукам какими-то нелепыми чудаками, живым анахронизмом.

Невзирая на лица и заслуги, ко всем своим героям прилагает Трифонов единственный безобманный критерий нашего времени: насколько нравственны, основаны на совести, честности и благородстве слова и поступки каждого. Глубоко, бесстрашно и безжалостно анализирует писатель внешне благополучную и благопристойную нашу жизнь — и показывает, насколько она нехороша, некрасива; мы начинаем стыдиться себя, своей нечистой жизни, и в этом очистительное значение реалистической и психологической прозы Юрия Валентиновича Трифонова.

Источник: Р. Глинтерщик. Русская литература. Уч. пособие для XII класса. - КАУНАС "ШВИЕСА", 1991

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:
Категория: Трифонов Ю.В. | Добавил: katerina510 (28.02.2019)
Просмотров: 2543 | Теги: творчество Трифонова, Трифонов, городская проза