Меню сайта
Статьи » Литература 20 века » Другие авторы

"Дом на набережной": описание и анализ повести из энциклопедии

  • Статья
  • Еще по теме

«Дом на набережной» - повесть Ю.В. Трифонова. Впервые напечатана в журнале «Дружба народов», 1976, №1. Это произведение завершает цикл так называемых «московских повестей», начатых повестью «Обмен», опубликованной в журнале «Новый мир» в 1970 г. Публикация «Дома на набережной» стала событием литературной жизни. Тираж журнала (190 тыс. экз.) разошелся мгновенно. Бесчисленные ксерокопии переходили из рук в руки. Вырос авторитет самого журнала, главным редактором которого был С. Баруздин, друг Трифонова.

Причину необыкновенной популярности повести объясняли тем, что Трифонов сумел опубликовать произведение о сталинской эпохе, чего в официальной печати со времен «хрущевской оттепели» сделать не удавалось никому. Это стало возможным благодаря особому «эзопову языку». Указывали на более общие обстоятельства: относительную либерализацию цензуры и разрешение «нейтральной литературы» объясняли боязнью властей, опасавшихся массового отъезда литераторов за рубеж.

Однако суть была не в «эзоповом языке». Трифонов никогда не претендовал на роль разоблачителя советского тоталитаризма. Творческий путь писателя, начиная с первого романа «Студенты» (1951 г.) и кончая посмертно опубликованным романом «Время и место» (1981 г.), представлял собой попытку найти адекватное воплощение времени в характерах, сюжете, стиле. Если повесть «Дом на набережной» Трифонова и можно назвать «антисталинской», то только в том смысле, что в ней исследуется механизм формирования конформистского сознания, наиболее благоприятной почвой для которого стали 30-е и послевоенные 40-е годы.

«Московский цикл» стал этапным в творчестве писателя. Критика сразу же обратила внимание на своеобразие первых повестей. В отзывах слышался упрек во внимании к мелочам жизни, в «бытовизме», отсутствии авторской позиции. Однако все очевиднее становилась сверхзадача: показать, как из быта прорастает бытие, как в ежедневных поступках героя проступает сформировавшее его время — настоящее и прошлое, как бытовые, казалось бы, обстоятельства несут на себе груз исторических конфликтов. Именно под углом зрения истории, пусть и не всегда явно обозначенном, изображалась коллизия вокруг обмена квартирами («Обмен»), внутренний компромисс героя («Предварительные итоги»), неудавшаяся диссертация историка Троицкого («Другая жизнь»), судьба преуспевающего литературоведа Глебова ( «Дом на набережной»). По мысли Троицкого, «человек есть нить», протянувшаяся из прошлого в будущее, и по характеру этой «нити» можно изучать нравственную, а не событийную, как в официальной исторической науке, жизнь общества.

Такой «нитью» истории и становится в «Доме на набережной» Трифонова судьба главного героя. Вадим Глебов, процветающий критик, эссеист с видным положением и соответствующими его месту социальными благами, по воле случая обращается памятью в прошлое, к событиям конца 40-х годов, определившим его судьбу. История Глебова это история психологического самооправдания предательства ради материального и душевного комфорта, предательства, жертвами которого становятся близкие, любящие его люди. Неявно, благодаря «скрещению» в структуре повести трех голосов: лирического героя-повествователя, автора и героя, — выявляется оценка происшедшего. Нравственное преступление Глебова, не выступившего в решающий момент в защиту своего научного руководителя, профессора Ганчука, нельзя оправдать только жестокостью времени, ибо человек несет и личную нравственную ответственность за свои поступки.

Идея нравственной памяти — одна из основополагающих в творчестве Трифонова: вспомнить, значит понять, осмыслить, покаяться. Повесть направлена против «философии невспоминания» как в отдельном индивидууме, так и в обществе. В этом смысле «Дом на набережной» прочитывается как весьма актуальное для конца 70-х — начала 80-х гг. произведение.

Символика Дома является сквозной для «позднего» Трифонова. Она встречается в «Обмене», романе «Время и место», цикле рассказов «Опрокинутый дом» и др. В «Доме на набережной» этот символ отразился в заглавии, сообщающем повести глубину и масштабность художественного смысла. Описание дома на Берсеневской набережной, построенного в 1931 г. для высокопоставленных советских руководителей, перерастает свою конкретику, становится символом. Его расположение у воды (мотив, который у Трифонова всегда нес экзистенциальный смысл), на границе двух стихий, сообщает образам и коллизии повести тревожную и многозначительную глубину. В образе Дома соединяются конкретная достоверность и символика исторического обобщения, бытовое и бытийное.

По мотивам повести в Театре на Таганке Ю.П. Любимовым был поставлен спектакль «Дом на набережной».

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. - М.: ВАГРИУС, 1998

Понравился материал?
2
Рассказать друзьям:
Просмотров: 3290