Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Цветаева М.И.

Жизнь и творчество Цветаевой М.И.

  • Статья
  • Еще по теме

М. Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года в небольшом уютном доме. Она выросла в семье профессора И. В. Цветаева, основателя Московского музея изобразительных искусств, в атмосфере музыки и увлечения античностью. Первые поэтические опыты относятся к детским годам, а сборники стихов «Вечерний альбом» (1910) и «Волшебный фонарь» (1912) были замечены и встретили одобрительные отклики В. Брюсова, Н. Гумилева, М. Волошина. К 1912 году относится важнейшее событие в жизни М. Цветаевой: она вышла замуж за Сергея Эфрона, полюбив его пламенно, романтично («Наша встреча — чудо... »). В 1913 году вышел сборник «Из двух книг». Подготовленный к печати сборник «Юношеские стихи. 1912—1915» засвидетельствовал стремительный творческий рост поэтессы и переход к зрелой романтике. В стихах 1916 года (сб. «Версты», 1921) сформировались важнейшие темы творчества Марины Цветаевой — любовь, Россия, поэзия.

«Моим стихам... настанет свой черед»

Стихи первых сборников М. Цветаевой уже несут печать ее своеобразной личности, ее мировосприятия, но во многом продолжают и развивают мотивы традиционной камерной (узколичностной в отличие от гражданственной) лирики. Взгляд поэта обращен не только «внутрь», к своим личным переживаниям и проблемам. Интерес к окружающей действительности совмещается с желанием понять смысл жизни уходящих поколений. Таково стихотворение «Домики старой Москвы» (1911). В нем звучит сожаление об исчезающей старине, воплощенной в очеловеченном предметном мире, за которым стоит «Слава прабабушек томных».

Эта грусть риторических вопросов сопряжена с пониманием того, что жизнь, меняясь, обедняется: «домики с знаком породы» заменяются по воле хозяев «грузными» «уродами» «в шесть этажей». Плавное, раздумчивое течение дактилических строк с чередованием женских и мужских рифм создает грустное настроение прощания с уходящей эпохой, державшейся на традициях.

Первые сборники стихов М. Цветаевой засвидетельствовали умение автора пользоваться широкой эмоциональной гаммой русской стихотворной речи, свободное, не скованное традицией, часто рискованное, использование смелых новаторских приемов.

Стихотворение «Идешь, па меня похожий...» (1913) обращено к далекому потомку, прохожему, такому же юному, как сама поэтесса в свои двадцать лет. 

Мотив сопряженности жизни и смерти, появившись в ранних стихах М. Цветаевой, уже не исчезает, а лишь варьируется. Под знаком этого мотива поэтесса жаждет контакта не только с далеким будущим читателем, но и с современниками. В стихотворении «Вы, идущие мимо меня... » (1913) она говорит об этом со страстной прямотой.

В стихотворении «Генералам двенадцатого года» (1913) с посвящением «Сергею» выражено восхищение героями Отечественной войны, молодыми офицерами русской армии, воевавшей с французами. Легкий стремительный ритм, почти вальсовый, намечает характеры, мироощущение молодых офицеров, становившихся генералами в 25—30 лет. Романтическое воодушевление поэтессы поднимает отважных героев стихотворения на высоту гражданственности и человечности. Вторая половина произведения — это обращение к рано погибшему молодому офицеру Тучкову, изображенному «на гравюре полустертой». Ореол романтики и восхищения, созданный вокруг образов героев 1812 года, окружает и того, кому посвящены стихи, — С. Эфрону, мужу М. Цветаевой. 

Философская тема

В стихотворении «Уж сколько их упало в эту бездну...» (1913) по-новому в русской литературе разрабатывается философская тема, соединившая мотивы жизни — смерти — веры — любви — забвения. Образная мысль о бесчисленных поколениях, сошедших в небытие, в лирике молодой поэтессы поражает своей обостренностью. Эта мысль и о себе:

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну!
С поверхности земли.

Жизнь будет продолжаться, говорит поэтесса. Лирическая героиня М. Цветаевой грустит, но не плачет, не горюет, не отчаивается. На этом стихотворении лежит отчетливый след предчувствия неизбежных жизненных драм.

Стремительный рост поэтического мастерства М. Цветаевой запечатлен почти в каждом стихотворении 1913 — 1915 годов «Быть как стебель и быть как сталь / В жизни, где мы так мало можем...» — так определялась жизненная позиция в трагических обстоятельствах личной судьбы.

Стихотворение «Мне нравится, что вы больны не мной...» (1915) — один из шедевров лирики М. Цветаевой, получивший широкую известность как романс. Поражает оригинальная словесная форма выражения нежной и горячей привязанности, женской чистоты и гордости, уважения к чувствам и духовному миру другого человека, что дает и нашим современникам высокий образец нравственных отношений.

Пора творческой зрелости поэтессы пришлась на время необычайной пестроты литературных школ и течений, претендовавших на главенство в поэзии. Голос М. Цветаевой не затерялся в этой разноголосице, потому что ее стихи были естественным воплощением глубоко личных переживаний, выраженных с большой силой, страстью, правдиво и убедительно.

Мировая война как событие и явление человеческой истории вызвала у М. Цветаевой резкое осуждение. В годы войны в стихах М. Цветаевой появились интонации народной песни, причитания.

«Безумная любовь к жизни, судорожная лихорадочная жажда жить» уживалась в стихах с мотивами смерти, гибели, неотвратимости трагической судьбы. М. Цветаева чувствовала над собой власть рока. Может быть, отчасти и поэтому во многих ее стихах мы слышим выкрик, а не тихую печаль, грусть. Понятие рока не было для нее простым звуком. Она была романтиком, а романтики, даже те, что обожествляют собственную волю, если не фаталисты, то добровольные подданные судьбы.

Циклы стихотворений

Для М. Цветаевой характерно в большей степени, чем для других современных ей поэтов, тяготение к циклизации стихотворений, когда несколько произведений объединены в цикл, разрабатывающий одну или несколько смежных тем. Стихи, стоящие в цикле, как бы подсвечивают друг друга, создают ассоциативные ряды, метафорические переклички, ритмические переходы и всплески. Один из таких циклов назван «Бессонницей». Он объединяет одиннадцать стихотворений. (Десять созданы в 1916 году, одиннадцатое — в мае 1921 года.) Напряжение непрерывной душевной и творческой работы приводит к тяжелому состоянию, которое М. Цветаева пытается снять новыми стихами, как заговором, как молитвой. 

В первом стихотворении бессонница воображается как живое существо, наградившее поэтессу («Оплела мне глаза... / Теневым венцом») за ночную работу, когда весь мир отдыхает («По ночам / Не молись — идолам! »). Бессонница после такого выговора, как ласковая няня, поет колыбельную своей подопечной, призывает к ней сон, утешает: «Вот ты и отмучилась, / Милая мученица». 

Стихи 5—10 — о путешествии по ночному городу. Бессонница позволяет поэту чутко слышать и чувствовать вокруг себя человеческий мир, в котором «Где-то в ночи / Человек тонет», где-то светятся окна, люди не спят. «Ребенок в люльке своей кричит, / Старик над смертью своей сидит, / Кто молод — с милою говорит...». И нечаянно прорывается признание: «Так в ночи моей прекрасной / Ходит по сердцу пила». 

По прошествии лет в последнем (11-м) стихотворении бессонница уже воспринимается как неразлучный друг в мире, который «без вести пропал. В нигде — / Затопленные берега».

К 1916 году относятся циклы стихов, посвященные великим поэтам, современникам М. Цветаевой — А. Блоку и А. Ахматовой. Благоговейное отношение к поэтам России уже само по себе свидетельствует не только о зрелом эстетическом чутье, понимании масштабности дарований, но и благородстве и возвышенном признании роли художника-пророка. В цикле «Стихи к Блоку» 16 стихотворений, из которых восемь написаны в 1916 году, одно в 1920, четыре — после ухода А. Блока из жизни, 15 августа 1921 года, три последних в ноябре—декабре 1921 года «Божий праведник мой прекрасный, / Свете тихий моей души!», «Вседержитель моей души» — так писала она о А. Блоке.

Прощаясь с великим поэтом, М. Цветаева осознает потерю его для России как величайшее горе, но и понимает, что его душа и талант несовместимы с новым временем:

Было так ясно на лике его:
Царство мое не от мира сего.

Весь блоковский цикл — страстный монолог влюбленности, пусть М. Цветаева не была знакома с А. Блоком, видела его несколько раз издали. В стихах есть обращение на «ты», и она награждает А. Блока самыми пышными эпитетами («нежный призрак», «рыцарь без укоризны», «снежный лебедь», «праведник»), заметно, что он для нее не реальная сложная личность со своими драмами, а романтический образ, созданный воображением, но, однако, знаменующий собой идеальный образ Поэта и Поэзии.

С военных лет начинается увлечение М. Цветастой фольклором и фольклорной образностью. Ей рисуется Древняя Русь как стихия, как своеволие и буйство, игра внутренних сил, безудержных в своем разгуле. Поэтесса как бы перевоплощается в своих героинь — московскую стрельчиху, бунтарку, предстает то ворожеей-книжницей, которая гадает о судьбе, то странницей, то идущей на подвиг самоотвержения. Русь в ее стихах поет, причитает, пляшет, молится Богу и кощунствует — и все с размахом. 

Отношение к революции

Революцию 1917 года М. Цветаева не приняла (однако восхищалась поэмой А. Блока "Двенадцать"). Идеализируя белую гвардию, наделяя ее чертами возвышенности и святости, она искренне верила в ее правду и правоту. Может быть, еще и потому, что ее муж был офицером Добровольческой армии и оказался в эмиграции.

В самых трудных условиях общественной и личной жизни М. Цветаева продолжала упорно работать. Письменный стол был для нее спасением. В 1920 году в голодную московскую зиму умерла ее младшая дочь Ирина двух с половиной лет. Вестей от мужа не было. А когда в начале 1922 года поэтесса получила из Праги письмо от С. Эфрона, то стала хлопотать о выезде. В мае М. Цветаева вместе с дочерью Ариадной выехала в Берлин.

В доэмигрантский период за 10—12 лет М. Цветаева выросла в крупного национального поэта с яркой индивидуальностью, освоившего песенную и речевую народную культуру. Она привнесла в поэзию неповторимость своего голоса, оригинальную вязь образов, своеобразие ритмов. Объединение стихотворений в циклы стало для нее едва ли не законом.

Эмиграция

Начался период эмиграции, затянувшийся почти на семнадцать лет. Три с половиной года семья Эфронов прожила в Чехии и четырнадцать во Франции. На протяжении шести лет вышло несколько книг поэтессы, в том числе в Париже в 1928 году — книга стихов «После России».

Поэтесса по-прежнему много и вдохновенно писала, но либеральные русские журналы постепенно перестали печатать ее стихи. Книга «После России» (1928) стала последним прижизненным изданием. Тяжело переживала подобное положение добровольная изгнанница, во враждебной среде обреченная на одиночество, на тоску по Родине, почти без средств к существованию. Но и в этих условиях вдохновение, поэзия не покидают М. Цветаеву.

Именно в это время и в этой обстановке написаны циклы «Стихов к Пушкину» (1931) и «Стихов к сыну» (1932). М. Цветаева всегда благоговела перед гением русской литературы. В 1936 году она перевела 18 стихотворений поэта на французский язык, предполагая их напечатать к столетию со дня его гибели. «Стихи к Пушкину» полемически заострены, полны негодования, направлены против деятелей эмиграции, монархистов, пожелавших использовать имя А. С. Пушкина в своих интересах. М. Цветаева высвечивает детали родословной поэта, встречи А. С. Пушкина с царем после ссылки, точно воспроизводит обстоятельства похорон «Умнейшего мужа России». Цикл остается своеобразным памятником живому Пушкину.

Цикл «Стихи к сыну» — это раздумья любящей матери над судьбой ребенка, тогда семилетнего мальчика. Патриотическая мысль поэта диктует строки любви к России и твердое убеждение, что сын будет достойным гражданином своей Родины. Мать перебирает все возможные варианты судьбы и делает решительный вывод: «Не будешь ты отбросом / Страны своей». (19-летний Георгий Эфрон погиб на фронте в 1944 году.)
В 1930-е гг. в Европе вставал грозный призрак фашизма. Все это угнетало и без того растревоженную душу М. Цветаевой. Подрастал сын, родившийся в 1925 году в Чехии. Будущее детей волновало ее. Муж и дочь Аля стали участниками интернационального движения за свободу Испании. В «Союзе возвращения на Родину» С. Эфрон играл виднейшую роль. В 1937 году появилась возможность вернуться в СССР. Сергей Эфрон с дочерью уехали, а М. Цветаева с сыном Георгием до 1939 года оставались в Париже. Переживали боль за поруганную Чехию, были написаны «Стихи к Чехии».

Таким образом, в поэтической палитре М. Цветаевой, яркой и оригинальной, есть и категоричность в неприятии насилия, бесчеловечности, низости, заметны богатство разговорных интонаций, оригинальная инструментовка стиха. Виртуозное владение техникой стихотворной речи всегда было ее отличительной чертой.

М. Цветаева — автор «Поэмы Конца» (1924), «Поэмы Горы» (1924), «Крысолова» (1925), «Поэмы лестницы» (1926), «Поэмы Воздуха» (1927) — лиро-эпических, философских, новаторских и необычных по содержанию и форме произведений с усложненной ритмической организацией, ассоциативной образностью. «Поэма Горы» и «Поэма Конца» представляют собой дилогию, которую можно было бы назвать Поэмой Любви или Поэмой Расставания. Образ Горы — это символ огромного чувства, символ высоты и чистоты. Поэтесса хотела создать нетленный памятник любви как памятник страданию.

Проза М. Цветаевой

В 1930-е годы М. Цветаева занималась в основном прозой. При этом проза М. Цветаевой тоже выражала суть ее таланта: оставалась лирической. По мнению писательницы, лирическая проза — лучшее, что может быть в литературе, а потому она и различала не поэзию и прозу, а стихи и прозу.

Прозаические вещи М. Цветаевой — это не только воспоминания и литературные портреты. Она создала особый жанр, сочетающий философские размышления, штрихи литературных портретов и личные воспоминания. Ей принадлежат также трактаты об искусстве и поэзии, статьи о Б. Пастернаке и В. Маяковском. Ее гиперболизированный романтизм, экзальтированность стиля, повышенная роль метафоры видны и в прозе. Стиль М. Цветаевой легко узнается по одной фразе. Проза ее так же уплотнена, динамична, так же раскованна и крылата, ассоциативна, музыкальна и «взвихрена», как и ее поэзия.

Особенно полно выразила она себя в блистательных работах о А. С. Пушкине: «Мой Пушкин» (1937), «Пушкин и Пугачев» (1937). Всю жизнь М. Цветаева ощущала А. С. Пушкина своим живым современником, мудрым и веселым спутником. 

Последние годы

Летом 1939 года М. Цветаева с сыном приехала в СССР. Некоторое время семья жила под Москвой, в Болшево, на даче НКВД. С одним из московских издательств поэтесса договорилась об издании избранных произведений. М. Цветаева с особой тщательностью готовила эту книгу, отдавая себе отчет в том, что на родине ее уже не помнят. Появление книги было бы ее возвращением к читателю из того полного забвения, которое для поэта означает смерть. Возвращение так и не состоялось. М. Цветаева оказалась права, сказав в юности, что забвение при жизни — ее судьба, что «черед» ее стихов — для будущих поколений.

Вскоре С. Я. Эфрон и дочь Ариадна были арестованы. Позже мужа расстреляли, а дочь отправили в ГУЛАГ. М. Цветаева, как в последний год в Париже, снова осталась одна с сыном Георгием. Тогда одиночество было временным, она жила надеждой на возвращение и воссоединение с семьей. Бросив в ужасе Болшево, М. Цветаева то металась по Москве в поисках жилья, то стояла в очередях с передачей. Последнего удара судьбы М. Цветаева, при всем мужестве и воле, не выдержала.

Война застала ее в Москве. Началась эвакуация. Часть писательских семей осела в Чистополе, часть попала в другие места. М. Цветаева оказалась в Елабуге. Она не знала тогда, что с Сергеем и дочерью; между ней и сыном возникло отчуждение. Надежд на возвращение в литературу не осталось. В Елабуге она прожила лишь 10 дней и 31 августа, «в пору красной рябины», ушла из жизни. Как бы во исполнение ее пророчества, могила М. Цветаевой затерялась.

Источник: Русская литература: уч. пособие для 11 класса / Н.И. Мищенчук и др. - Минск: Нац. ин-т образования, 2010

Понравился материал?
3
Рассказать друзьям:
Категория: Цветаева М.И. | Добавил: katerina510 (06.11.2016)
Просмотров: 2548 | Теги: Цветаева, творчество Цветаевой