Меню сайта

Статьи » Литература 20 века » Бондарев Ю.В.

"Последние залпы" (Бондарев): анализ повести

  • Статья
  • Еще по теме

В «Последних залпах», все внимание писателя сосредоточено на одном бое одной батареи, которая преградила в последние дни войны путь сильной группировке немцев, прорывающейся в Чехословакию. Здесь героическое тесно переплетено с трагическим. Приняв на себя основную тяжесть удара врага, герои повести почти все погибают.

Бондарев предельно внимателен к своим героям. И не только к главным — Новикову, Овчинникову, Алешину, Лене, но и к второстепенным: смелому, азартному, чем-то напоминающему Жорку Витьковского из «Батальонов...» разведчику Горбачеву; умному, тонкому командиру дивизиона, и на войне ухитрявшемуся сохранить свои довоенные холостятские привычки майору Гулько; пожилому рядовому Лягалову, готовому «двести раз воевать», лишь бы не «мучились и не страдали на войне женщины»; мужественному, умудренному жизнью сержанту Сапрыкину, парторгу батареи; только что вернувшемуся после лечения рядовому Ремешкову, с огромным трудом преодолевающему «тыловые настроения»; бывшему шахтеру Богатенкову, твердо верящему в-то, что земля его защитит и от пули, и от снаряда. Тонко и точно передает Бондарев характер каждого из них, создавая запоминающиеся образы.

И еще есть одна черта у этой повести — ярко выраженный гуманистический пафос, ощущающийся уже с первых строк и связанный в основном с образом главного героя повести — командира батареи капитана Новикова.

Имея с предыдущей повестью «Батальоны просят огня» много общего, «Последние залпы» в то же время не повторяли ее, а продолжали. Главная для всего творчества Бондарева героическая направленность в показе войны проявилась в новой повести с неменьшей силой. Если в «Батальонах...» значительное внимание уделялось разоблачению карьериста Иверзева, совершенно не думающего о людях и строящего свое благополучие за счет других, а гибель батальонов в значительной степени воспринималась главным героем капитаном Ермаковым и другими участниками боя не как жестокая необходимость, а как результат какой-то трагической ошибки, недоразумения, то в «Последних залпах», имеющих и свои внутренние конфликты, почти все внимание писателя уделено изображению героического подвига бойцов батареи капитана Новикова, которые с самого начала понимают значение этого боя и осознают его необходимость. Причем героям «Последних залпов» труднее, чем героям «Батальонов...». Труднее психологически. Война кончается. И то, что раньше казалось таким далеким и почти нереальным,— Победа и мирная жизнь,— теперь к каждому придвинулось вплотную, стало близким и осязаемым. И уже думают и мечтают солдаты об этой мирной жизни, вспоминая свой дом. Вспоминается Россия, оставшаяся далеко позади. Но как ни близка Победа, не всем было суждено дойти до нее. В последнем своем бою героически погибает большинство действующих лиц «Последних залпов»: Колокольчиков, Лягалов, Сапрыкин, Степанов, Богатенков, Ладья... Погибнет и главный герой повести — командир батареи капитан Новиков.

Образ Новикова, центрального героя «Последних залпов», чрезвычайно важен как для правильного понимания самой повести (ибо главным образом с ним связано философское осмысление писателем событий войны), так и для уяснения творческого движения Ю. Бондарева вообще.

Если сравнить два образа — Ермакова и Новикова, сразу же можно заметить и их общность, и то, что образ Новикова значительно сложнее, психологически богаче.

Большая по сравнению с образом Ермакова психологическая сложность и глубина образа Новикова, как отмечалось критикой, объясняется не только возросшим мастерством Бондарева-художника, возмужавшей и окрепшей силой его таланта. Здесь нельзя забывать и о том, что время действия «Батальонов...» — 1943 год, а «Последних залпов» — конец 1944-го.

Новиков моложе Ермакова (к концу войны ему исполнилось лишь двадцать лет). Но он в то же время и старше его своим фронтовым опытом, переплавлявшимся в огне боев в опыт душевный.

Мы почти ничего не знаем о короткой довоенной жизни Новикова («Где-то там, в бездне лет, один курс горного института, книги, настольная лампа. Прошлое можно уложить в одну строчку. В настоящем — одни подбитые танки. Не уложить в страницу»). Не знаем мы, если не считать эпизода с расстрелом немцами в 1941 году ополчения, о чем вспоминает Новиков в разговоре с Леной, и подробностей его военной биографии. Характер главного героя раскрывается перед нами непосредственно во время действия повести, длящегося чуть более полутора суток.

Основной конфликт повести Бондарева «Последние залпы» — бой батареи капитана Новикова с пробивающимися в Чехословакию гитлеровцами — это отражение основного жизненного конфликта того времени — борьбы нашего народа с фашизмом. И Новиков в изображении Бондарева — частица сражающегося народа. Главное внимание писатель уделяет тем чертам характера своего героя, которые характеризуют его как воина, как защитника Родины, ибо ценность человека на войне определялась тем вкладом, который внес он в общенародное дело Победы.

Как и характеры других героев Бондарева, характер Новикова наиболее полно раскрывается во время боя, в ситуациях, требующих сверхнапряжения всех душевных и физических сил. Ненависть к врагу, храбрость, мужество, стойкость — все это есть в характере главного героя. Но есть у него и другое очень важное на войне качество, которое особо выделяет Ю. Бондарев, — умение воевать, умение хорошо делать свою солдатскую работу.

Новиков знает, как лучше всего расположить орудия, как распределить силы, как в трудную минуту вселить уверенность в бойцов. Он чувствует малейшие нюансы боя, умеет точно предугадать намерения противника. А в критические моменты, оставив все, сам встает вместо наводчика к прицелу.

Каждодневная жизнь Новикова — это жизнь воина, жизнь солдата. Сверхчеловеческое напряжение боев, постоянная опасность наложили на его характер свой отпечаток. Он скуп на слова, замкнут, в чем-то даже чрезмерно суров (некоторые критики даже упрекали Бондарева за излишнюю, с их точки зрения, «зажатость» образа главного героя, определенную его «искусственность»). Но за внешней суровостью Новикова еще яснее видится его человеческая сущность, его богатый внутренний мир, многогранно раскрывающийся как в поступках героя, так и в его размышлениях, прямо связанных с одной из центральных проблем повести и всего творчества писателя — проблемой добра и зла на войне. Проблему эту Новикову приходится решать, как уже говорилось, постоянно.

Возьмем для примера эпизод с Ремешковым. Так ли поступил Новиков? И добро или зло он совершил, сразу же бросив отвыкшего от войны Ремешкова в пекло боя? (Интересно сопоставить этот эпизод с эпизодом из известной повести Быкова «Его батальон», герой которой — старший лейтенант Волошин стоит перед аналогичным выбором: послать или не послать в бой только что прибывших на передовую необстрелянных бойцов. И после недолгого раздумья решает не посылать, «пожалеть», дать время освоиться.)

А мысли Новикова по поводу гибели Колокольчикова?

Да, добра в чистом виде не было на войне. И потому Новиков, за долгие месяцы военного лихолетья твердо усвоивший эту истину, не поддался на уговоры Алешина и бойцов батареи, рвавшихся выручить своих товарищей, оставшихся на огневой Овчинникова. И хотя каждая минута могла стать для окруженных последней, он лишь с наступлением темноты идет на прорыв.

И еще об одном чрезвычайно важном моменте необходимо сказать более подробно.

Помимо главного конфликта — боя нашей батареи с фашистскими танками, есть в повести, как, впрочем, и в «Батальонах...», еще и конфликт внутренний, выраженный в противопоставлении двух центральных персонажей — Новикова и Овчинникова.

Завязка этого конфликта дана уже на первых страницах произведения, когда Новиков, обходящий посты, попадает на «вечеринку», устроенную по случаю своего дня рождения Овчинниковым. По мере развития действия конфликт этот становится все более ощутимым, достигая своей кульминации в тот момент, когда Овчинников, не выдержав страшного напряжения боя, бежит со своей огневой и встречается с Новиковым.

Говоря обо всем этом, следует подчеркнуть особо, что писателю чужда прямолинейность в изображении данного конфликта и характеров главных героев. У Овчинникова есть, кроме недостатков, и свои достоинства. Он опытный и умелый артиллерист — десять танков подбил его взвод в этом бою. И трусом в прямом смысле этого слова, а тем более предателем, его не назовешь: бегство с позиции — это скорее минутная слабость, неожиданный пароксизм страха, чем осознанный поступок. (Подтверждением этому служит восьмая глава повести, где рассказывается о поведении Овчинникова в плену у немцев и его гибели.)

Но поступок Овчинникова во время боя батареи нельзя назвать и случайным. Он объясняется прежде всего недостаточным пониманием героем своего долга и своего места в общей борьбе. И не случайно писатель подчеркивает в характере Овчинникова болезненное самолюбие, тщеславие — качества, в значительной степени определяющие его поведение и резко отличающие его от Новикова, все чувства и мысли которого сосредоточены на главном — борьбе с врагом. (Аналогичный образ мы встретим в романе «Горячий снег» — образ Дроздовского.)

Конфликт Новиков — Овчинников, включающий в себя важнейшие вопросы человеческого бытия на войне, включает и проблему, о которой уже говорилось выше, — проблему добра и зла. Причем Бондарев ставит ее здесь чрезвычайно остро, заставляя главного героя повести капитана Новикова в считанные секунды сделать важнейший выбор — выбор между жизнью и смертью. Но жизнью и смертью не своей, а своего товарища. И это еще более усиливает трудность решения и драматизм момента.

Имею или не имею я право убить Овчинникова (его, раненого, окружают немцы, стремясь захватить живым) — примерно так думает Новиков перед тем, как нажать спусковой крючок.

«Убил я его или не убил?» — мучается он мыслью после того, как выпустил в Овчинникова очередь из пулемета.

Прав или не прав Новиков?— задаем себе вопрос мы. Добро или зло он совершил?

Думается, что однозначного решения здесь нет. Новиков не побоялся страшной ответственности и выстрелил в Овчинникова. И наверное, с точки зрения военной целесообразности, он прав. Ведь немцы многое могут узнать из документов и показаний русского офицера (если он их даст).

«Но почему же не спокоен Новиков? Почему то, что он сделал сейчас, как будто ото всех отделило его?» И «не травмирует ли подобный поступок душу?» — спрашивает в статье «Исповедь поколения» М. Кузнецов. «Да,— пишет он,— так справедливо по логике боя. И не один трибунал не осудит Новикова. Можно и еще найти «железно логических» доводов в защиту его действий. Но не травмирует ли подобный поступок душу? Думаю, что да. И что бы нам ни говорила эта неопровержимая логика, мы останемся при своем. И Бондарев это знает: Новиков, стреляя в Овчинникова, все же не попал в него».

Источник (в сокращении): Журавлев С.И. Память пылающих лет. Соврем. сов. проза о Великой Отеч. войне. Кн. для учителя. - М.:Просвещение, 1985

Понравился материал?
0
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Бондарев Ю.В. | Добавил: katerina510 (30.08.2019)
Просмотров: 29 | Теги: Последние залпы, творчество Бондарева