Меню сайта
Статьи » Литература 19 века » Салтыков-Щедрин М.Е.

М.Е. Салтыков-Щедрин: обзор творчества писателя

  • Статья
  • Еще по теме

«Прокурором русской общественной жизни» (Г. Успенский), «великим диагностом общественных зол и недугов» (И. Сеченов), «скорбным и негодующим» (Н. Чернышевский) называли современники сурового, непримиримого обвинителя социального неустройства действительности — М. Салтыкова, выступавшего под псевдонимом Н. Щедрин. Художник темных сторон жизни, писатель мрачный и колючий, он требует от читателя исторической ориентации. И хотя конкретные объекты его жгучей сатиры остались в прошлом, творчество Салтыкова-Щедрина не утратило остроты и значения в наше время в борьбе за человечность.

Его повести и романы — неповторимый художественный комментарий к России XIX в., открывающий, по выражению П. Анненкова, «бесконечные галереи для мысли». Гнев за униженное и попранное достоинство личности, скорбь патриота, любящего родину и имеющего мужество указать на ее язвы и пороки, — все это наполняет подлинным трагизмом щедринскую критику «ненормальности условий, в которые поставлено человеческое существование».

«Противоречия»

С детства возненавидел будущий писатель несправедливый гнет крепостничества. Уже в первой своей повести — «Противоречия» (1847) — молодой Салтыков-Щедрин выступил яростным противником крепостного строя, ополчился на все старое, реакционное. Герой этой «нехитрой повести», рисующей «повседневную жизнь», — разночинец Нагибин, учитель в семье богатого помещика. С горечью осознает Нагибин «противоречие теории и практики», идеала и жизни. Он ненавидит господствующие порядки, его длинные письма полны рассуждениями о невозможности счастья для бедняка, о «стоглавой гидре» действительности, «гнусной и неумытой». Нагибин пытается примирить в своих рассуждениях существующие крайности, однако вынужден признать, что в будущем его удел — «умеренность и аккуратность». Обличение среды, где господствуют либерально-обывательские вкусы, начато писателем уже в этом произведении.

«Запутанное дело»

Вторая антикрепостническая повесть Салтыкова-Щедрина «Запутанное дело» (1848) вместе с первой послужила причиной ссылки автора в Вятку за неблагонамеренный образ мыслей. «Запутанное дело» — одно из популярнейших произведений русской демократической литературы 40-х гг., о котором Добролюбов сказал, что оно проникнуто «живым до боли сердечной, прочувствованным отношением к бедному человечеству». Замученный, страдающий от голода и холода бедный разночинец Иван Самойлыч Мичулин противопоставлен в повести «сытому господину». «Россия — государство обширное, обильное и богатое — да человек-то иной глуп, мрет себе с голоду в обильном государстве», — с горьким сарказмом замечает автор, исследуя «запутанное дело» государственных учреждений, погубивших «маленького» человека. Страшный гнет самодержавия и крепостничества изображен писателем в образе пирамиды, пригрезившейся его герою во сне и составленной «из бесчисленного множества людей, один на другого насаженных, так что голова Ивана Самойлыча была так изуродована тяготевшею над нею тяжестью, что лишилась даже признаков своего человеческого характера».

Если судьба задавленного жизнью Мичулина рисуется Салтыковым-Щедриным в сочувственных тонах, то мелкий полицейский чиновник Набольший, «беспачпортные бродяги в человечестве», болтуны и космополиты Звонский и Беобахер зло высмеиваются автором. Сатира писателя направлена против пустопорожней мечтательности и мнимого архиреволюционного фразерства. Острый боевой характер повести ориентировал на борьбу с существующими порядками, что и вызвало правительственное преследование автора.

«Губернские очерки»

Громкую известность принесли писателю «Губернские очерки» (1856—1857), печатавшиеся в Петербурге от имени «надворного советника Н. Щедрина». Этот псевдоним впоследствии прочно закрепился за Салтыковым, известным под этим именем в журналах «Современник» и «Отечественные записки».

Салтыков-Щедрин выступал в своих произведениях прежде всего в роли сатирика. Именно в сатире, как наиболее действенной форме искусства, он видел возможность политической борьбы с «болотом» российской государственности.

Революционно-демократические взгляды писателя проявлялись в его эстетических концепциях, в частности в его новаторском отношении к жанру романа, социальные рамки которого, в связи с новыми запросами общества, Салтыков-Щедрин считал необходимым расширить. Он утверждал, что «Современная идиллия», «Головлевы», «Дневник провинциала» — настоящие романы, так как «в них, несмотря даже на то, что они составлены как бы из отдельных рассказов, взяты целые периоды нашей жизни».

«История одного города»

Первый по времени создания политико-сатирический роман писателя, в полной мере раскрывший самобытность его дарования, — «История одного города» (1870). Прибегнув к сложной художественной маскировке, писатель выдал свое произведение за найденные в архиве тетради летописцев, оставив себе скромную роль издателя. Устами наивного летописца-обывателя он издевательски высмеял сменявших друг друга градоначальников города Глупова, прототипами которых были реальные представители монархического режима. Прибегая к фантастике и гротеску, рисует Щедрин образы свирепых, бездушных и тупых градоначальников, тех, кто вершит судьбами глуповцев. Это — ретивый Брудастый-Органчик, примитивный инструмент в голове которого наигрывает «разорю!» и «не потерплю!»; бездушный Бородавкин, крушащий со своими оловянными солдатами город; жестокий деспот Угрюм-Бурчеев, мечтавший весь мир превратить в казарму; ярый враг просвещения Перехват-Залихватский, сжегший гимназию и упразднивший науки, и другие марионеточные персонажи. Всем своим произведением Салтыков-Щедрин подчеркивал нелепость и прогнившую суть самодержавия. Вскрывая в фантастическом преломлении язвы прошлого России, автор показывал неразрывную связь его с пороками настоящего. Сострадая народным массам, он порицал их за пассивность и чувство «начальстволюбия», призывал к активной борьбе с монархией.

Глубина и последовательность критической мысли и художественной типизации, внутренняя целостность и драматизм, яркость повествования позволили «Истории одного города» вырасти в монументальное обозрение социальной жизни России и занять видное место в истории мировой сатиры.

«Дневник провинциала в Петербурге»

Русское пореформенное общество изображено в романе Салтыкова-Щедрина «Дневник провинциала в Петербурге» (1872). Резкими чертами набросал писатель картину буржуазно-дворянского и бюрократического быта в Петербурге начала 70-х гг., с царящими в нем оголтелым хищничеством, спекулятивной горячкой, либеральными фразами, мошенничеством и пошлыми увеселениями. Рассказчик-провинциал, от имени которого ведется повествование, человек слабый, безвольный, капитулирующий перед окружающей средой и исполненный иллюзий, приезжает в столицу в надежде увидеть «умственное движение — публицистику, литературу, искусство, жизнь», но на самом деле сталкивается лишь с озверелыми хищниками и «пенкоснимателями», аферистами.

Беседы и споры провинциала и помещика Прокопа, циника и наглеца, усиливают сатирическое звучание романа, так же как и сон Рассказчика, вообразившего себя умершим миллионером, чье состояние похищает Прокоп. Судебный процесс, борьба за наследство, свидетелем которой оказывается «бессмертная душа» провинциала, дает полный простор фантазии писателя, с замечательным остроумием раскрывающего лицемерие присяжных, подлое усердие адвоката Хлестакова, сына гоголевского героя, лжесвидетельство Иуды Стрельникова и других лиц, причастных к судопроизводству. В результате тяжелых переживаний провинциал попадает в больницу для умалишенных.

Исторически верно показана Салтыковым-Щедриным «живучесть идеалов недавно упраздненного прошлого», т. е. крепостничества. Правдиво изображена железнодорожная горячка, охватившая Россию тех лет. Торжество буржуазного приобретателя подчеркнуто писателем с большой обличительной силой. «Хищник проникает всюду, — пишет он, — захватывает все места, захватывает все куски, интригует, сгорает ненавистью, подставляет ногу, стремится, спотыкается, встает и опять стремится...». Касаясь в романе многих сторон нарождающегося капитализма, Салтыков-Щедрин изобличал буржуазную интеллигенцию, прежде всего либеральных журналистов-«пенкоснимателей» и ученых «мужей алтынной науки».

«Господа Головлевы»

В ряду лучших произведений отечественной классики стоит роман писателя «Господа Головлевы» (1875—1880) — суровый приговор крепостничеству, виновнику нравственного и физического разрушения личности. История морального распада и вымирания помещичьей семьи показана Салтыковым-Щедриным психологически глубоко, в тональности мрачной и гнетущей. Головлевы исторически обречены.

Действие романа, кроме первой главы «Семейный суд», развертывается на фоне пореформенной эпохи. Характерные черты «головлевщины» выявляются в судьбах каждого из персонажей. Галерею этих образов открывают безалаберный, непутевый Владимир Михайлович, в праздности предающийся запою и одичанию, и его властная и деловая супруга Арина Петровна. Затем следуют их дети — спившийся Степка-балбес, угрюмый Павел и Порфирий Владимирович, прозванный домочадцами Иудушкой за его елейное пустословие и ханжество предателя. Завершают галерею младшие Головлевы — Володя, Аннинька и Любинька, чья моральная и физическая гибель заранее обусловлена.

Человеконенавистничество, сопровождающееся физическим вырождением, достигает страшных пределов в образе лицемерного хищника Иудушки Головлева. С наслаждением мучает и разоряет он крестьян, предает собственных родных. Его, по словам автора, питает «какая-то сухая, почти отвлеченная злоба ко всему живому». Но губя других, Иудушка подрывает почву под самим собой и уже в полном одиночестве, в предсмертной агонии, вдруг осознает «ужасную правду», непоправимость содеянного им. «Совесть проснулась, но бесплодно», — пишет Салтыков-Щедрин. Глубокого социального смысла исполнены последние страницы романа, когда Иудушка, охваченный ужасом и безысходностью, в мартовскую метель в одном халате бредет на могилу матери, навстречу неизбежной смерти.

Уже первые главы романа, печатавшегося как очерки цикла «Благонамеренные речи», вызвали восторженные отзывы Тургенева, Некрасова, Гончарова. «Господа Головлевы» стали одним из самых популярных произведений Салтыкова-Щедрин а, снискав признание не только в России, но и за рубежом.

«Убежище Монрепо»

Обреченность барства, процветавшего на почве крепостничества и отступившего перед натиском буржуазии, — основная тема романа «Убежище Монрепо» (1879). Владелец усадьбы Монрепо, название которой в переводе с французского значит — «мой покой», раскрывает свою историю. Мирный уют этого «культурного человека», ведущего в деревне «безмятежное растительное существование» на лоне природы, нарушает блюститель «порядка» — становой Грацианов. Чтобы доказать свою благонадежность, «культурный человек» подлаживается к вкусам полицейского начальства, сближается с мироедами и кабатчиками, постепенно уступая свое место в жизни Разуваеву и Колупаеву. Торжество этих сельских буржуа, вместе с полицией обирающих и угнетающих крестьян, показано в романе с реалистической убедительностью и сатирическим блеском. Грозно «предостережение», заключающее «Убежище Монрепо»: «изноет и мироедский период».

«Современная идиллия»

Новым крупным достижением писателя в области сатирического романа стала «Современная идиллия» (1877—1883), отразившая время жестокой политической реакции, стремившейся превратить Россию в «идиллию» мертвой тишины и буржуазно-самодержавного гнета. Напряженное развитие сюжета, использование гипербол, доходящих до фантастики, сплетение трагических и юмористических мотивов, разнообразие жанровых форм повествования отличают сложную структуру романа.

Автор разоблачал реакцию во всех ее проявлениях, на всех ее социальных уровнях. Система всеобщей слежки за обывателями резко высмеяна в романе. Кроме питающего либеральные иллюзии Рассказчика, в нем изображены циничный приспособленец Глумов (персонаж из комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты») и постаревший Молчалин (персонаж из комедии Грибоедова «Горе от ума»). Переосмысливая классические образы литературы, Салтыков-Щедрин обрисовал их дальнейшую судьбу в новой исторической обстановке, раскрыл их стремление доказать свою благонамеренность. В поле зрения сатирика попадают предприимчивые дельцы разных мастей и их прислужники в лице продажных журналистов и беспринципных адвокатов, болтливостью и громкими фразами прикрывающих свою преступную, граничащую с уголовщиной, службу интересам капитала.

Автор заканчивает свое произведение приходом Стыда, символизирующего, по мнению исследователей, возникновение революционных настроений в тогдашней России.

«Пошехонская старина»

В последнем романе «Пошехонская старина» (1889) Салтыков-Щедрин воссоздал широкую панораму жизни крепостнической России. «Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина», от лица которого ведется повествование, вначале было задумано автором как автобиографическое произведение, но постепенно замысел расширился и осложнился.

Форма свободной в композиционном отношении хроники позволила Щедрину показать «ужасную подкладку» помещичьей усадьбы 30—40-х гг. XIX в. во «всем разнообразии стихий и фактов», «в самый разгар крепостного права». Обстановка, в которой прошло детство Никанора Затрапезного, завершилось его «физическое» и «нравственное» воспитание, свидетельствует о бесчеловечной эксплуатации, разложении экономики, нравственном распаде, социальном вырождении крепостнического строя, изображенного писателем в саркастических красках. Господам, страшным в своей духовной опустошенности, граничащей с идиотизмом (Анна Павловна, Анфиса Порфирьевна, Пустотелое), автор противопоставляет их «рабов», трагических жертв помещичьей жестокости, «повседневного ужаса» крепостничества. Однако писатель сумел показать, что века подъяремной неволи не притупили в русском народе чувства человеческого достоинства, стремления к свободе.

Страдающая родина всегда была для Салтыкова-Щедрина «нестерпимейшей сердечной болью, непрестающей, гложущей, гнетущей, в конец изводящей человека...». Вера в пробуждение дремлющих возможностей народа, желание счастья и справедливости для своих соотечественников придавали перу писателя возвышенную гуманистическую направленность, обеспечивали его сатирическим шедеврам долгую жизнь. Исполненное горечи и гнева искусство великого русского сатирика — пример высокой гражданственности для современного читателя.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII - начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. - М.: Книжная палата, 1988

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Просмотров: 171