Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

"Борис Годунов": народ в трагедии Пушкина, образ народа

  • Статья
  • Еще по теме

Не только в классической трагедии XVII —XVIII веков, но и у современных Пушкину западных драматургов-романтиков исход исторической борьбы определялся столкновением воли и страстей отдельных выдающихся исторических «героев», высоко вознесенных над толпой более рядовых, обыкновенных людей. У Пушкина дело обстоит иначе. И Борис Годунов, и бояре, и Самозванец в его трагедии постоянно ощущают присутствие возле себя народа как особой — решающей — исторической силы, от которой они зависят и с мнением которой вынуждены считаться. Уже в начале трагедии для того, чтобы придать характер внешней законности своему восшествию на престол, Борис вынужден апеллировать к голосу народа. Но инсценированное по воле Бориса и бояр всенародное его признание на царство остается комедией, которая никого не может ввести в заблуждение. Народ одинаково осуждает и Бориса и Самозванца, ведь для них дорога к власти лежит через преступления и насилие. Он отказывает им в своей нравственной санкции. Об этом особенно красноречиво свидетельствует трагическое и грозное безмолвие народа в последней сцене «Бориса Годунова»,— сцене, венчающей эту великую, подлинно народную трагедию.

Любимым героем Шекспира в его трагедиях был простодушный, прямой и щедрый носитель эпического, рыцарско-героического сознания, живущий и гибнущий в эпоху, которая породила вместе с расцветом свободной личности политическое коварство и утонченный, цинический "маккиавелизм". Проблематика пушкинской народной драмы иная. Основной узел ее социально-политического и нравственного содержания составляют проблема растущего трагического отчуждения между верховной властью и народом, вопрос о причинах этого отчуждения, а также об исторических путях и возможностях, которые могли бы способствовать его преодолению.

Поэт изобразил в «Борисе Годунове» народ как ту историческую силу, отношение которой к лицам, действующим на авансцене исторической жизни, играет решающую роль в конечном развитии событий, определяя успех или неуспех их замыслов и предприятий. Уже в начале трагедии в сцене избрания Годунова на царство зрителю становится очевидным, что народ, живущий своей жизнью и своими интересами, равнодушен к верховной власти, не симпатизирует Годунову и не хочет его избрания. Лишь вмешательство бояр и патриарха побуждает народ участвовать в хитроумно разыгранной сцене призвания Годунова на царство. И позднее Годунову так и не удается завоевать доверие и поддержку народа. Именно это, в конечном счете, решает судьбу Бориса и его наследников. И точно так же суровое "безмолвие" народа в ответ на призыв приветствовать Лжедмитрия криком: "Да здравствует царь Димитрий Иванович!» свидетельствует об его отрицательном отношении к преемнику Бориса, начавшему свое царствование с нового — сходного с преступлением Бориса — жестокого и кровавого преступления. Это отрицательное отношение народа предвещает Самозванцу скорый бесславный конец.

Следует отметить, что в трагедии подчеркнуты два разных мотива отрицательного отношения народа к Борису. Один из них - несоответствие образа Бориса и поступков его народному идеалу правды и справедливости. Борис проложил себе дорогу к трону преступлением. Он — убийца, и, более того, убийца невинного младенца. Недаром Юродивый называет его «царем Иродом». Преступление Годунова, то, что он во имя личного честолюбия убил Димитрия, расчистив себе тем самым дорогу к престолу, осуждают и Пимен, и Юродивый, и вся стоящая за ними безымянная, многоликая народная масса. Как царь-преступник, царь-детоубийца, Годунов не отвечает требованиям народной нравственности: он — преступник не только с точки зрения официального закона, но и с точки зрения народного этического идеала, а потому народ не может и не хочет дать свою санкцию на его избрание, глухо враждебен Годунову, несмотря на его «щедроты».

Но народ обладает по Пушкину, как свидетельствует трагедия, не только правом высшего нравственного суда над Годуновым и другими историческими лицами первого плана, которые могут быть сильны лишь «мнением народным» (а потому успех и неуспех их всецело зависят от поддержки народа). У народа есть в истории также и свои особые интересы. Они могут как совпадать, так и не совпадать с интересами монарха и бояр. На эту сторону исторической мысли Пушкина в «Борисе Годунове» намекает упоминание об отмененном Годуновым «старинном Юрьеве дне».

И все же, хотя моральный приговор народа совпадает с требованиями бескомпромиссного и непогрешимого высшего, общечеловеческого нравственного суда, в эпоху, изображаемую поэтом, народ не обладал собственной исторической инициативой, способностью к активному, целенаправленному историческому действию. У него было историческое право дать или не дать свою санкцию на притязания героев первого плана, осудить или оправдать их. Но ему не дано было выдвинуть из своей среды лиц, способных действовать самостоятельно, а не поддерживать того или другого из борющихся героев, происходящих из боярской (или дворянской) среды и представляющих в истории, с одной стороны, свои личные честолюбивые интересы, а с другой — исторические чаяния этой среды. В этом состоит трагический оттенок народного «безмолвия» в финале великой народной драмы Пушкина. Поэтому финал «Бориса Годунова» не только апофеоз высшей народной правды и народного суда, но и упрек народа самому себе, художественное отражение трагического и мучительного сознания им невозможности для него осуществить тот идеал правды и добра, который составляет неотъемлемую черту его внутренней нравственной жизни. Идеал этот стихийно живет в душе народа, определяет неприятие им Бориса и Самозванца. Но он не может проявиться в слове и действии.

Источник: Источник: Пушкин. Достоевский. Серебряный век. / Фридлендер Г.М. СПб: "Наука", 1995

Понравился материал?
11
Рассказать друзьям:
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (07.04.2016)
Просмотров: 7104 | Теги: Борис Годунов