Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

"Борис Годунов": герои (Борис Годунов, Самозванец и другие)

  • Статья
  • Еще по теме

Пушкин не случайно обратился к эпохе Грозного и Бориса Годунова, переломной для русской истории. В XVI — XVII веках на Руси начал отчетливо обнаруживаться кризис традиционных патриархальных устоев, на которых были основаны русское общество и государство предшествующих столетий. В политическую борьбу вступили новые, неизвестные до этого исторические силы.

Образ Бориса Годунова

Фигура Бориса Годунова — царя, который не получил престол по наследству, но завоевал его хитростью, умом и энергией, весьма симптоматична, как выражение перемен, начавшихся в его эпоху. Это-то и побудило Пушкина поставить образ Бориса в центр своей исторической трагедии, где душевные переживания и судьба Годунова получили широкий обобщающий смысл.

Царь Борис — в изображении Александра Сергеевича — дальновидный и умный правитель. Благодаря своей энергии и уму, он оттеснил более родовитых претендентов-бояр, расчистив дорогу к престолу. В дальнейшем честолюбивый Борис мечтает упрочить завоеванную власть за своими наследниками посредством трезвого расчета, твердо продуманных, дальновидных политических планов. Но, захватив трон в результате искусной политической игры, он своим примером показал путь к нему другим честолюбцам. С этой точки зрения, появление Самозванца в пушкинской трагедии — не случайность, а закономерное следствие тех же исторических причин, которые сделали возможным воцарение самого Годунова.

Пушкин воспользовался в трагедии принятой также Карамзиным (но отвергавшейся многими последующими историками) версией об убийстве Борисом Годуновым младшего сына Грозного, царевича Димитрия. Но Карамзин осуждал Годунова как узурпатора, убийцу законного монарха. Пушкин же трактует убийство Димитрия как звено в цепи многочисленных преступлений, неотделимых от самой идеи царской власти. Нравственный суд над Годуновым и Самозванцем в трагедии перерастает в осуждение любой — хотя бы выдающейся — исторической личности, которая строит свою деятельность на насилии и преступлениях.

Характер Бориса Годунова освещен Пушкиным широко и разносторонне. Перед зрителем проходят все основные этапы его царствования — от воцарения до смерти. Борис предстает перед нами в своих отношениях с боярами, народом, патриархом, наедине с собой, в различных обстоятельствах личной и государственной жизни. Трагедия изображает не только ступени, ведущие его к возвышению и гибели, но и показывает, как по-разному, в зависимости от обстановки, раскрываются несходные грани характера Годунова. Это — суровый и властный правитель, заботливый отец, человек, способный трезво оценивать свое положение и глядеть в глаза правде, даже если она угрожает его спокойствию и могуществу, и в то же время страдающий от бессилия изменить сделанное, помешать историческому движению, которое, не предвидя того, что оно в будущем неизбежно, обратится против него самого, он сам и вызвал.

Образ Самозванца

Столь же сложен у Пушкина образ Самозванца. Эта незаурядная личность ощущает трагические стороны своего нового положения. Принужденный играть чужую роль, притворяться, рассчитывать свои выгоды, Самозванец страдает от одиночества. И в политике и в любви, о чем красноречиво говорит его словесный поединок с Мариной в сцене у фонтана, он не достигает желаемого.

Драмы героев

Итак, и Борис и Самозванец у Пушкина несут в себе — каждый - особую личную трагическую тему, являются центрами своей «малой» драмы, вплетающейся в большую драму русской национальной истории. То же самое относится к ряду других, более эпизодических персонажей «Бориса Годунова» — Пимену, Ксении Годуновой, Басманову, Юродивому. И, наконец, свою Драму — о чем не раз и справедливо писали исследователи — в пушкинской трагедии переживает народ с его страданиями, глухим недовольством, брожением, глубоким чувством справедливости, с которыми вынуждены считаться Годунов и Димитрий, и в то же время обреченный до поры до времени играть в истории грозную, но молчаливую роль.
Вскрывая неизбежность падения Бориса (которое предвещает сходную судьбу и его победителю — Самозванцу, находящемуся в конце трагедии на вершине своего недолгого поприща), Пушкин освещает трагические черты личности исторического деятеля индивидуалистического типа. Достигший предельного могущества и давно спокойно, казалось бы, царствующий Борис не велик, а жалок, ибо в глубине души он не находит покоя, предчувствует свою гибель, его мучит голос совести, который он бессилен усыпить. И точно так же Самозванец, приняв на себя роль убитого Димитрия, вынужден взять на себя все трагические последствия этого шага, - шага, который делает его игрушкой в чужих руках, обрекает на муки непреодолимого, вечного одиночества, постоянно напоминая ему в то же время о непрочности его успехов.

Обобщенные характеры-типы

Пушкин нарисовал в «Борисе Годунове» не только яркую, незабываемую картину избранной им эпохи. Благодаря своему проникновению в дух русской истории, поэт, изображая мастерски политические события и нравы Смутного времени, давая емкие, впечатляющие, психологически глубокие портреты Бориса Годунова, Самозванца, Шуйского, Басманова, Марины Мнишек, смог в то же время гениально обрисовать ряд обобщенных характеров-типов и исторических ситуаций, воссоздающих общий склад, самую национально-историческую атмосферу жизни московской допетровской Руси и — еще шире — русской старины вообще. Не случайно уже первых слушателей и читателей трагедии особенно поразил образ Пимена, в котором Пушкин стремился нарисовать тип древнерусского монаха-летописца. Пимен, Юродивый, странствующие монахи отцы Варлаам и Мисаил, патриарх, молодой Курбский, Ксения Годунова, плачущая над портретом своего жениха,— не только образы-характеры одной конкретной эпохи, но и глубокие исторические характеры-типы, в которых воплощены общие черты быта и психологии людей древней Руси. Такой же обобщающий, типический смысл Пушкин сумел придать изображению основных исторических сил, действовавших и боровшихся на арене истории Руси не только в эпоху правления Годунова, но на протяжении многих других веков и десятилетий, - верховной власти, духовной и светской, бояр, служилого дворянства, народа. Мало того. Так же как «русские сцены» «Бориса Годунова» гениально воссоздают общий колорит русской истории, сложившейся в течение многих эпох ее развития, впитали в себя дух и приметы не одной, но многих ее эпох, так "польские" сцены и персонажи трагедии (как и в «Иване Сусанине» М. И. Глинки, опиравшемся в работе над музыкой этой своей гениальной оперы на опыт Пушкина — исторического драматурга) представляют собой аналогичный сгусток черт и примет многих эпох в истории старой аристократически-шляхетской Польши, воссоздают ее общий местный национально-исторический колорит.

Источник: Пушкин. Достоевский. Серебряный век. / Фридлендер Г.М. СПб: "Наука", 1995

Понравился материал?
5
Рассказать друзьям:
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (07.04.2016)
Просмотров: 6165 | Теги: Борис Годунов