Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Анализ повести "Капитанская дочка" Пушкина А.С.

  • Статья
  • Еще по теме

«Лета к суровой прозе клонят» («Евгений Онегин»). Это не только крылатое выражение, но и очень точное изображение настроения художника 1830-х годов, когда Пушкин все чаще обращается к прозе: пишет «Повести Белкина», «Дубровского» и повесть «Капитанская дочка» - во многих отношениях шедевр русского прозаического искусства. Повести Вальтера Скотта все чаще привлекают внимание русского читателя, как и историческая беллетристика вообще. Интерес к историческому роману был свойствен и Пушкину. Он пытался написать повесть «Арап Петра Великого», но совершенно неожиданно бросил этот труд, по-видимому, не найдя той сюжетной линии, или, вернее, той идеи, которая преследовала его всю жизнь: судьба и значение Петра I для России. В «Полтаве» он тоже думал о создании «Петриады», но эта тема не получила своего художественного воплощения в новой форме, а повторила поэтику прошлого, XVIII века. Историческая проблематика все время привлекает писателя.

Мальчиком он пережил победоносную войну России с Наполеоном, в зрелости испытал трагедию 14 декабря - события, столь близкого ему по исторической тенденции и дорогим товарищеским связям. Основное, что будоражило, не давало покоя, - это тема народа и просвещенного общества. Во весь рост она вставала перед Пушкиным, когда он думал о событиях 14 декабря, об этой разъединенности верхушки русского общества и народа.

Время, в которое живет Пушкин, - это время воспоминаний о XVIII веке («О громкий век военных споров!»). Как человеку XVIII века (в том смысле, что он родился в этом веке, связан корнями с его экономической и духовной жизнью), Пушкину надо было дать ответ на вопрос: наследниками чего же они являются? Это век крестьянских бунтов и народных потрясений. Конечно, офицеры не могли представить, что солдат может ослушаться их приказа, поэтому они смело вывели полки на Сенатскую площадь.

Но отдаление народа сказалось и здесь. «Сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт в России» - Пушкин часто вспоминал эти слова А. С. Грибоедова, одного из умнейших людей того времени. Но нужно было самому понять сущность этого явления и воплотить в художественной форме. Одной художественной интуиции мало - нужен фактический материал. Отсюда желание написать «Историю Пугачева». Ему нужно было понять, как могла вся Россия поверить прощелыге и пойти против государственного строя. «История пугачевского бунта» написана на основе записок, свидетельств очевидцев или тех, кто слышал от очевидцев.

Пушкин уже овладел приемами реализма - очень многозначительное явление. Ведь это не только увлечение прозой, смена словесной формы выражения - это целый этап в художественном сознании писателя. Для этого времени характерен полный отказ Пушкина от романтизма

Написать историю молодого человека периода пугачевской войны - такова задача Пушкина в «Капитанской дочке». Детство, отрочество, юность, зрелость героя - все эти периоды жизни Петра Гринева нашли отражение в повести. У Гринева есть дядька - Савельич, и о нем надо писать особо, ибо он из той «черной Руси», благодаря которой и существовал дворянский класс, и не только экономически, но и духовно, морально и интеллектуально. И это не преувеличение. Говоря о пропасти между народом и образованной частью русского общества, никогда нельзя забывать, что первыми учителями были не только Кутейкины, но та самая крестьянская интеллигенция: грамотеи, сказочницы, музыканты, певцы, живописцы и ваятели, способные ко всякому художественному делу (рукомеслу).

Смышленый парнишка, приставленный к молодому господину ходить за ним и служить ему, перенимал у Кутейкиных уроки, адресованные молодому барину. А потом всю жизнь оставался при своем господине лакеем, репетитором, воспитателем, заботливой нянькой, охранял своего господина от всех невзгод дворянской жизни - необузданных увлечений и нелепых поступков. Можно было бы написать целое исследование на эту тему, а Пушкин очень сжато, одним образом Савельича это показал.

Прототипом Савельича, видимо, послужил крепостной дядька Пушкина Никита Козлов, который ни на шаг не оставлял своего господина и вместе с А. И. Тургеневым проводил барина до могилы в Святогорский монастырь. К нашему глубокому сожалению, пушкиноведение располагает очень небольшим материалом, связанным с именем лакея

Пушкина. Почти единственное - самый факт проводов своего господина до могилы в суровую зиму: холод, народу было немного - Тургенев, он да жандармский разъезд, чтобы покойник не убежал...

Почему же эти люди были так преданы своим господам? Что их связывало? Какая корысть? А корысти-то не было. Была забота да любовь, да привязанность к дитяти, которое уже выросло, стало самостоятельным, не всегда владеющим собой... А среда захватывала... Пирушки, карты, дуэли, цыганы, проигрыши. Вот лакей и ищет, у кого бы для господина денег занять, а последний недоволен, когда комиссия дядьке не удается.

Старый Гринев, обойденный в чинах, предпочел коротать время в своем имении, вспоминая о товарищах, обошедших его по службе. Зная все превратности жизни молодого человека в Петербурге, он решил не повторять ошибок и отправил сына в далекую Белогорскую крепость тянуть военную лямку: « ...Пусть в армии послужит <...> ...пускай его потужит...». События в

повести развиваются чрезвычайно быстро. Дитя перестает быть отроком. Он - самостоятельный человек. Его первый «университет» - встреча с Зуриным. Бильярд и проигрыш. Трагедия Савельича. Ссора с дядькой. Раскаяние Гринева. Встреча с вожатым. Заячий тулупчик, и опять ссора с Савельичем. Наконец, Белогорская крепость - и полное разочарование: в какой глуши, с какими людьми молодой Гринев должен провести свои лучшие годы! Необыкновенного мастерства достигают характеристики Пушкина. Все люди XVIII века предстают как живые. Чего стоит один рассказ комендантши Василисы Егоровны об их материальном положении: «Маша - девка на выданье, а какое у нее приданое? Частый гребень да веник <...>. Хорошо, коли найдется добрый человек».

Самое интересное и важное в повести - сопоставление Гринева и Пугачева. Здесь целая гамма психологических переживаний. Сначала мы видим Пугачева как ладного мужика, пробирающегося к казакам по своему тайному делу. Замечателен разговор вожатого с хозяевами избы, давшими приют Гриневу на его пути! Весь разговор состоит из иносказаний. Молодой Гринев проявил к этому прощелыге человеческое отношение - и здесь завязывается один из самых интересных психологических узлов повести.

Доброе, человеческое отношение, которого Пугачев, наверное, давно уже не видел и запомнил на всю жизнь. Голодный и раздетый, он напялил на себя барский заячий тулупчик и принял от своего благодетеля стакан вина, согрелся и обрадовался. Пугачев узнает Гринева, когда того приведут вешать. Воспоминание, чувство благодарности опрокидывают разбойничий порядок, что спасает Гринева от виселицы. С этого момента Гринев и Пугачев изображаются параллельно на протяжении всей повести. Социальные и классовые противоречия уступают место человеческим отношениям. Искренность и прямодушие Гринева обезоруживают Пугачева, ведь оба прекрасно понимают, что ответы Гринева могут стоить тому жизни. Благородство, безрассудность и любовь к Маше Мироновой заслоняют Гриневу реальность, когда на военном совете в Оренбурге он просит, чтобы ему дали отряд казаков, и он освободит несчастную дочь капитана Миронова, отдавшего жизнь за спасение Белогорской крепости. Генерал прекрасно понимает нереальность этого предприятия и реальность приближения орд Пугачева к стенам Оренбурга. Но ради спасения любимого человека рыцарь-романтик Гринев пренебрегает всем и, не получив помощи от государства, надеется получить ее от разбойника. Третье свидание с Пугачевым - это продолжение сердечной близости Гринева и Пугачева, когда оба поняли, что самое большое в жизни человека - то, что все - люди, независимо от социального положения.

Осталось последнее свидание, четвертое, когда Гринев приходит на место казни Пугачева, и ему кажется, что Пугачев узнал его и кивнул головой, которая через секунду, «мертвая и окровавленная, показана была народу». Написано так просто, так естественно, что у читателя не может быть сомнения в том, что это правда, а не выдумка. Нет, это только правда, «истинный романтизм», где поэзия жизни сливается с поэзией искусства.

Последняя глава повести дана в том же психологическом ключе. Тяжелые раздумья Гринева-старшего о преступлении сына, опозорившем род, самом тяжком преступлении, порочащем дворянскую честь, он не может пережить этого и с этим чувством сойдет в могилу... Маша Миронова прекрасно понимает, что виной всему является она, и отправляется в Петербург искать правды: подать прошение на имя государыни и рассказать все, как было на самом деле. Племянница истопника, у которой она остановилась, рассказала ей о привычках государыни и советовала подать в руки ей просьбу.

Здесь, в парке, Маша услышала лай белой собачонки. На скамейке сидела немолодая дама в белом платье. Она внимательно рассматривала Машу. «Вы, верно, не здешние? » - «Да, я дочь капитана Миронова». Дама в белом сказала, что знает о нем, и спросила, какую просьбу Маша имеет к государыне. Взяв бумагу, дама стала читать, и при имени Гринева лицо ее приняло суровое выражение: «Императрица не может его простить. Он пристал к самозванцу не из невежества и легковерия, но как безнравственный и вредный негодяй». «Ах, неправда!» - вскричала Маша. И все рассказала собеседнице. Та поняла, почему Гринев не рассказал следственной комиссии о Маше, защищая честь девушки от оскорбительных для нее вопросов, и оценила благородство его поступка. Государыня, шедшая к власти твердой поступью, ни в чем не знавшая преград, была куда несчастнее сироты Маши, которая пережила чистую, прекрасную, возвышенную любовь. Этот мир был для Екатерины закрыт. Ее могли любить только по приказу, ее многочисленные связи не были освещены чувством любви. И как женщина, не знавшая женского счастья, она восхитилась и позавидовала сироте Маше Мироновой, и оправдала Гринева, и пожелала побеспокоиться об их дальнейшей судьбе.

Вновь встречаемся у Пушкина с идеей, что человеческое, только человеческое куда выше сословного, классового. Людей сближает взаимное душевное проникновение, разрушая все преграды. И здесь Пушкин предвосхищает русский психологический роман XIX века.

Источник: Либан Н.И. Лекции по истории русской литературы: От Древней Руси до первой трети 19 в. / Вступ. статья и указатели А.В. Архангельской. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.

Понравился материал?
4
Рассказать друзьям:

другие статьи появятся совсем скоро

Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (28.09.2015)
Просмотров: 2246 | Теги: Капитанская дочка