Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Пушкин А.С.

Анализ "Маленьких трагедий" А.С. Пушкина (1 вариант)

  • Статья
  • Еще по теме

Еще в Михайловском, работая над «Борисом Годуновым», Пушкин задумал создать несколько драматических произведений. Мысль вполне понятная: ему нужно было показать природу страстей (тема, постоянно мучившая Пушкина на протяжении всей его жизни), проникнуть в тайну человеческих ощущений. Но только в Болдине, где происходил особый процесс осознания всего ранее передуманного и перечувствованного материала, можно было это осуществить. Казалось, эпическое начало делалось господствующим, и в этот чрезвычайно важный момент творческого самосознания художником создается цикл драматических произведений, связанных не сюжетом, а идеей раскрытия природы человеческой страсти: «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы».

Всю жизнь поэта преследовал вопрос: что такое страсть? Он так часто звучал в его лирических произведениях, поэмах и даже в прозе. Вопрос, который его фатально преследовал в течение всей жизни. Так и в 1830-е годы он вновь к нему обращается. Собственно этому и посвящены «Маленькие трагедии».

Здесь поэт изображает разные типы человеческого сознания: представления и средневековья, и эпохи Ренессанса, и человеческое отчаяние и бессилие времен стихийных катастроф уже без привязки к какому-то историческому периоду. Границы расширяются в чисто психологическом представлении, в рассмотрении внутреннего движения страстей.

Вернемся к конкретному пониманию только что сказанного. В «Скупом рыцаре» нас меньше всего интересует, что это период упадка рыцарской доблести. Важно то, что человек превращен в скрягу, скупца, накопителя, ростовщика. Здесь деньги вытесняют все чувства. Они для Скупого - божество. Он над ними властелин: «Я царствую, сильна моя держава», - но и они властвуют над ним. Это всепоглощающее чувство наживы - лучший гимн идее власти денег, ее господства. Прошлое не уходит из сознания Скупого. «Бог даст войну» - и вновь он может обратиться в рыцаря, которого влечет чувство победы, но это мечта не о будущем, а о прошлом.

Деньги - это власть. И весь мир нашего героя подчинен страсти накопительства, наживы. Очень хорошо показано, что и Альберт, и принц не понимают скудости души этого героя. Здесь не просто накопительство, жадность - это поэзия власти денег, страсть. И Пушкин хочет понять генезис этой страсти. Эта страсть будет раскрыта значительно позднее и доведена до социального обобщения. Но то, что сделано поэтом - раскрытие психологии страсти, - его удовлетворяет. В сущности, эта тема будет пронизывать всю литературу второй половины XIX века. Это тема и Гончарова, и Достоевского. Но в их произведениях она потребует уже другой стороны, не только психологической, - социальной. Для Пушкина социальная сторона - только одна из граней психологии страсти.

Эта тема решается и в «Каменном госте», где сама страсть бескорыстна, где одна «наука страсти нежной». Для Дон Жуана в этом пафос жизни, он тоже рыцарь, победитель. Он не знает крепости женского сердца, никто из женщин не может устоять перед его обаянием, его любовная ложь делается полуправдой: он верит в нее, как в правду, верит, пока говорит. Наполовину правда, наполовину обольстительная ложь. Подумаешь, Скупой хвастает, что «сильна его держава», - Дон Жуану это смешно. Для него важна победа над женским чувством, важно то, что он может заставить женщину полюбить себя вопреки ее желаниям, - и выше этого ничего нет. Ему смешны мужья, любовники, которые становятся на страже своих возлюбленных. Отсюда такой чудный финал: он предлагает Командору прийти на ужин, где он встречается с его женой. Как! Он, Дон Жуан, может быть побежден? Как страсть, ради которой он живет, его дыхание, как она может быть прервана, опрокинута? «О тяжело пожатье каменной его десницы!» Так это что? Только иллюзия. Миг блаженства - и все величие Дон Жуана, вся его изысканность, жесты, слова -что же это? Жалкая игра героя, который выглядит комедиантом в собственных глазах?

Что же такое страсть? Что создали люди в эпоху Возрождения? Они тоже не могли ответить на этот вопрос. И вот «Моцарт и Сальери». Здесь тоже страсть. Чувство художника и страсть мастера. Для Моцарта музыка - это так же обычно, как дыхание. Он не испытывает страсти, потому что он ничего не оставляет себе, отдает людям весь свой мир звуков. Он не дорожит этим - ему кажется, что этому нет конца, что это так же бесконечно, как жизнь. Но жизнь-то не бесконечна...

А Сальери поверил алгеброй гармонию, он знает, какой ценой достигается каждая нота, знает цену каждому аккорду. Для него музыка - целый мир, и его нельзя трогать. Тот, кто посмеет его тронуть, должен погибнуть. Его страсть - сохранить этот чудный мир в той прекрасной гармонии, в которой он существует. Все, что создано человеком без понимания самоценности этой красоты, не имеет права на жизнь. Это храм, который нельзя взрывать.

Страсть Сальери - страсть консерватора, коллекционера музыки, который хочет сохранить миру всю красоту гармонии, сохранить любой ценой. Он избрал самую страшную цену - преступление. Вот, оказывается, где грани страсти. Она велика и не останавливается перед преступлением, подчиняет себе человеческое чувство, человеческий рассудок. Эти темы Пушкиным только намечены, названы для будущего, для писателей второй половины XIX века.

И наконец, последняя страсть, самая страшная, перед которой Пушкин тоже остановился, - отсутствие страха перед смертью: «Пир во время чумы». Что выше жизни? Ничего. Что смерть? Она бессильна. Она может убить, но не может уничтожить. Есть силы выше смерти. У Достоевского герой скажет: «Надо научиться преодолевать страх смерти, и тогда ты бессмертен». У Пушкина нет этих слов, здесь только одно - непризнание смерти. Пусть она пирует рядом с нами, но наш пир она не может разделить, мы сильнее ее.

Анализ разгула страстей осложнен внутренним психологическим рисунком героев. Это было внутреннее раскрытие темы. Внешнее - Средневековье, Ренессанс, природные стихии. Внутреннее - человек с его страстью. Пушкин пытался всю жизнь показать механизм страсти. Но полное раскрытие этого явления еще не пришло, не пришло историческое время. На это понадобится еще 40 лет русского гения.

Источник: Либан Н.И. Лекции по истории русской литературы: От Древней Руси до первой трети 19 в. / Вступ. статья и указатели А.В. Архангельской. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.

Понравился материал?
3
Рассказать друзьям:
Категория: Пушкин А.С. | Добавил: katerina510 (27.09.2015)
Просмотров: 3073 | Теги: Маленькие трагедии