Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Общие статьи

"Чистое искусство" и гражданская поэзия во 2 половине 19 века

  • Статья
  • Еще по теме

Рассуждая о причинах разделения русской поэзии на два враждующих лагеря, необходимо отметить, что истоки конфликта кроются ещё в 1830— 1840-х годах. Именно тогда складывалась «гоголевская школа» с её стремлением изменить общественную жизнь при помощи литературы. Именно Гоголь в лирическом отступлении 7-й главы «Мёртвых душ» впервые столкнул поэта-«созерцателя» и поэта-«обличителя».

Развитие литературной критики способствует журнальной борьбе, помогает теоретическому обоснованию различных художественных платформ.

Идейные веяния второй половины XIX века отражаются и в романе «Отцы и дети». Базаров со свойственным ему нигилизмом отрицает всякую поэзию вообще. Это крайняя точка зрения. Но даже более умеренные представители революционно-демократического лагеря отрицают «чистую поэзию» как бессодержательную, требуют от литературы полезности для общества. Соответственно, оказавшись под ударом демократической критики (весьма напористой и агрессивной), представители «чистого искусства» вынуждены защищаться, при этом полемически заостряя свои убеждения.

Борьба литературных партий отражает смену поколений русской интеллигенции, задававших тон в культурной жизни страны. Дворянская культура выработала систему ценностей, в которой высокая роль искусства практически не подвергалась сомнению, не нуждалась в доказательстве. Разночинная интеллигенция, вытесняющая из культурного пространства интеллигентов-дворян, создавала новые ценностные установки. Не случайно идейный вождь этой партии Чернышевский начал свою деятельность диссертацией «Эстетические отношения искусства к действительности», провозгласив безусловное превосходство жизни над искусством. Критерии эстетические сменялись моральными критериями.

Общественно-политическое состояние России во многом способствовало обострению конфликта. Поражение России в Крымской войне, высветившее все недостатки государственного устройства, воспринималось как национальная катастрофа. Затем ожидание реформ, сменившееся глубоким разочарованием, борьба власти с революционной партией: гражданская казнь и ссылка Чернышевского, запрет «Современника», ограничение свободы слова — всё заставляло воспринимать действительность как невыносимую. Оппозиционность почти что приравнивалась к порядочности. Со своей стороны и правительство требовало лояльности. В этой ситуации приверженность «чистому искусству» расценивалась как соглашательство с позицией власти. Спор из сферы эстетической переходил в область политики. (Так Павел Петрович с Базаровым спорят не о художественных достоинствах Рафаэля и современных живописцев, а о том, кто лучше: тогдашнее поколение или нынешнее, чьи убеждения вернее.)

Существенную роль в полемике о назначении искусства сыграла пушкинская тема. Поверхностные и резкие суждения Добролюбова и Писарева о великом поэте вызвали резкое неприятие литераторов, формировавшихся в 1830—1840-е годы, считавших Пушкина своим учителем. Кроме того, возникла укрепившаяся впоследствии традиция «вычитывать» из пушкинского наследия «подходящие» строчки и использовать их в партийной борьбе. Революционеры-разночинцы видели в поэте защитника аристократии и певца монархии. (Вспомним опять Базарова, его уверенность, что Пушкин в качестве официального поэта обязан был сказать: «На бой, на бой! за честь России!») Сторонники «чистого искусства» опирались на декларации о жреческом призвании поэта. И как водится, обе стороны были до известной степени правы.

Теоретические споры перерастали в личную вражду, отравившую жизнь многих замечательных русских писателей.

Итак, русская поэзия к середине 1850-х годов распадается на два течения. Принципы «гражданского» направления высказывались в статьях Чернышевского, Добролюбова и Писарева, оплотом этой партии был журнал «Современник». Представители направления — А. Плещеев, И. Никитин, И. Суриков, С. Дрожжин, Л. Трефолев, поэты «Искры» В. Курочкин, Д. Минаев, В. Богданов и др. Вдохновителем и самым ярким поэтом «гражданской» ветви являлся Н. А. Некрасов.

Лидером другой партии становится А. Фет. Он наиболее последовательно реализует принципы «чистого искусства», его предисловие к сборнику «Вечерние огни» можно считать манифестом данной партии. А. Майков, К. Случевский. Я. Полонский, А. К. Толстой отстаивали право искусства отрешаться от злобы дня, от «житейского волненья». В поддержку теории «чистого искусства» высказывались в своих статьях А. Григорьев и А. Дружинин.

Чтобы знания о позиции каждой партии не оказались абстрактными, предлагаем сопоставить два стихотворения с одинаковым названием «Осень»: одно — Некрасова, другое — Фета. Можно увидеть, что Фет сосредоточен на переживаниях одного человека; контрастные картины осени, стилистически высокий, богатый тропами язык стихотворения помогают поэту создать образ осени как эпохи увядания души, пронизанной вспышками поздней страсти. Стихотворение Некрасова по стилю максимально приближено к разговорной народной речи, так как героем его выступает народ, чей голос и думы сливаются неразрывно с голосом автора. Пейзажная деталь («...Свод небесный /Темен в полдень, как в ночи...») лишь помогает раскрыть трагизм человеческих судеб, страдания раненых и тоску родных, ожидающих вестей о солдатах.

Осень Фета — индивидуальная и общечеловеческая. Осень Некрасова исторически конкретна (осень 1877 года — время русско-турецкой войны). В то же время образ осени приобретает символический оттенок: кровавая жатва человеческих жизней. Очевидно, что стихи Фета уводят от сиюминутного к вечному в судьбе человека, стихи Некрасова, напротив, напоминают о реальности сегодняшнего времени, сталкивают читателя лицом к лицу с современной действительностью, заставляя вдумываться и побуждая вмешиваться в эту жгучую современность.

Была ли действительная пропасть между двумя лагерями русской поэзии? Ответ на это дал Я. Полонский в стихотворении «В альбом К. Ш»:

Писатель, если только он

Волна, а океан — Россия,

Не может быть не возмущён,

Когда возмущена стихия.

 

Писатель, если только он

Есть нерв великого народа,

Не может быть не поражён,

Когда поражена свобода.

1864

Действительно, у каждого из сторонников «чистого искусства» мы найдём стихи, написанные словно по заказу чужой партии: «Колодники» А. Толстого, «Узница» Я. Полонского, «Нет, не рождён я биться лбом...» А. Григорьева, «Запевка» Л. Мея.

С другой стороны, среди стихотворений «некрасовской» партии не все сплошь проникнуты гражданской скорбью. В первую очередь у самого Некрасова множество образцов чистейшей и прекрасной лирики, устремлённых к общечеловеческим ценностям и проблемам. Но особенно характерно его четверостишие о «соратниках»:

Эти не блещут особенным гением,

Но ведь не Бог обжигает горшки, —

Скорбность главы возместив направлением,

Пишут изрядно стишки!

Как видим, цитируя циничную фразу Базарова, Некрасов выдает себя: он не в силах избавиться от презрения к бездарным писакам, будь они какого угодно «правильного» направления.

Таким образом, мы приходим к выводу об условности разделения русской поэзии второй половины XIX века на два враждебных направления. Этот раскол, спровоцированный внелитературными факторами, и выражался по преимуществу не в самой литературе, т. е. не в художественных произведениях, а во второстепенных проявлениях литературного процесса (журнальная полемика, личные столкновения писателей и т. д.). По сути же дела, авторы обеих партий исходили из общих критериев гуманности, правдивости, высокого общественного призвания поэта.

Использованы материалы книги: Ю.В. Лебедев, А.Н. Романова. Литература. 10 класс. Поурочные разработки. - М.: 2014

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Категория: Общие статьи | Добавил: katerina510 (06.01.2019)
Просмотров: 1155 | Теги: литература 2 половины 19 века