Меню сайта

Статьи » Литература 19 века » Достоевский Ф.М.

Достоевский и Ницше: есть ли связь (по произведению "Преступление и наказание")?

  • Статья
  • Еще по теме

На первый взгляд история проста: бедный студент, живший в крайней нищете, в отчаянии решается убить старуху-ростовщицу, завладеть ее деньгами и сразу решить все свои проблемы. Как это происходит и все, что за этим последовало, подробно, со всеми деталями изложено в книге на примерно шестистах страницах убористого текста.

Обыкновенная и довольно неприятная криминальная история, но она насыщена жгучими социальными проблемами и пронзительной болью за страждущего человека. Статью, о которой упоминается в произведении, написал и напечатал студент по имени Родион Раскольников — главный персонаж романа. Он долго размышлял над темой сверхчеловека, примеряя ее к себе. Сверхчеловеком был, по его мнению, Наполеон. Кто же он, Родион Раскольников? Наполеон или тварь дрожащая, вошь? Мучительный вопрос, терзающий личное самолюбие гордой личности.

Достоевский ставит своего «маленького человека» (а он именно таков по социальному положению, униженный до последней степени бедностью Раскольников) на одну театральную площадку вместе с Наполеоном, Цезарем и другими деятелями всемирной истории.

Невольно вспоминается гоголевский чиновник Акакий Акакиевич Башмачкин. И он, поистине возвышенный в ничтожестве, в бреду осмелился поднять свой кулачок на некое начальственное лицо, так что сидевшая у его изголовья старушка, никогда не слышавшая от него слов протеста, в испуге забеспокоилась и закрестилась.

Те теории, которые вскружили голову Родиону Раскольникову, пришли к нему извне. Они широко обсуждались на мировой арене. К этому подталкивал феномен Наполеона. Достоевский, описывая злоключения своего героя, выносил его «теорию» на мировую арену. Отклик последовал незамедлительно.

Немецкий философ Ницше, поразивший умы современников критикой христианства, нашел в Раскольникове «своего» героя. Достоевский вряд ли читал Ницше, все наиболее известные сочинения этого автора вышли уже после смерти писателя Достоевского («Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла). Весь строй мыслей русского писателя противоречит идеям немецкого философа. И того и другого, однако, интересует одна и та же проблема: страдание и сострадание. Для русского писателя она решается положительно, т. е. сострадание как чувство, как этическая категория — прекрасно. Иную оценку даст немецкий философ. Для него оно (сострадание) только увеличивает, умножает беды человеческие, и без того тяжелые. Нужно поддерживать жизнь, утверждать ее в сильных, а не в слабых. Христианская религия установила эту странную, противоестественную любовь к слабому, болезненному, уродливому.

Ницше ниспровергает философию страдания и искупления, отвергает философию Канта с его принципом всевластия совести, отвергает христианские принципы морали, аскетизм, издевается над легендой о непорочном зачатии. Он рассуждает: сострадание противопоказано человечеству, оно расслабляет, оно утверждает слабых в ущерб сильным. Достоевский утверждает прямо противоположное. Все его творчество, начиная с романа «Бедные люди», посвящено страждущим, обездоленным. Ницше бросает страшную фразу: «Падающего подтолкни!» Достоевский отдал бы все, чтобы поддержать, спасти падающего.

И тем не менее оба они привлечены к одному и тому же: как относиться к христианству? К нравственному элементу этой религии. Ницше полностью отвергает христианство. Достоевский мучительно ищет ответа на вопрос: есть или нет Бога? Если нет, то мир рушится, ибо тогда все дозволено: и Мерзляков убивает отца («Братья Карамазовы»), Раскольников — старуху.

Правда, потом они постигают, что даже если отречься от Бога, то не все будет дозволено, что есть в человеке неодолимое чувство. Имя этому чувству — совесть. Кант называл это чувство «нравственным императивом». Ницше не исключал этого чувства, но считал, что оно идет от христианства («Казуистика греха, самокритика, инквизиция совести»).

Наказание Раскольникова состоит не в том, что его отправляют на каторгу, а в его собственном суде над собой. Раскольников спрашивал себя, можно ли «разрешить своей совести перешагнуть». Оказывается, нельзя. Все страдания Раскольникова после совершения преступления с мучительной остротой убеждают его в этом. Здесь уже беспощадно действует «инквизиция совести».

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн. 4. Литература нового времени. – М.: Просвещение, 1997

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Категория: Достоевский Ф.М. | Добавил: katerina510 (30.01.2016)
Просмотров: 5393 | Теги: Достоевский, Ницше