Меню сайта
Статьи » Литература 17 века » Общие статьи

Историческая повесть 17 века: характеристика, примеры

  • Статья
  • Еще по теме

Жанры исторического повествования (историческая повесть, сказание) в ХVII в. претерпевают значительные изменения. Остается лишь оболочка средневекового историзма, внешние приемы. Авторы искали своих персонажей на страницах летописей и хронографов, но уже не заботились о том, чтобы их поступки хотя бы приблизительно соответствовали тому, что в этих летописях и хронографах сказано. Источник уже не сковывал фантазию писателя. Историческим оставалось только имя, герой, по существу, оказывался вымышленным, его действия уже не зависели от фактов.

В историческую повесть периода «смуты» («Повесть 1606 года», «Новая повесть о преславном Российском царстве», «Плач о пленении и конечном разорении Московского государства», «Повесть о преставлении князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского», «Сказания и повести еже содеяся в царствующем граде Москве», «Повесть, како восхити неправдою на Москве царский престол Борис Годунов») проникает публицистический и фантастический элементы.

«Повесть 1606 г.», созданная вскоре после воцарения В. Шуйского, видимо, его сторонником, не скупится на осуждение противников царя, прежде всего Бориса Годунова. Она не ограничивается авторскими оценками, стремится воздействовать на читателя самым подбором фактов, сообщая в числе «злодейств» Годунова даже несомненно вымышленных (самоотравление, отравление царя Федора). Теряя от этого в отношении исторической достоверности, повесть становится интереснее как явление литературное. Повесть начинает рассказ о воцарении Годунова (он «неусыпно помышляя, како и коим начинанием начати и царский престол восхитити»), который характеризуется как «змий», «раб», «завистник». Самозванца автор сближает с Юлианом, который также до воцарения «власы постриг и бысть мних», подчеркивает его чернокнижие, гонение на православных. «Повесть 1606 г.» была дополнена затем царскими грамотами и повествованием о дальнейших событиях. Этот ее вариант носит условное название «Иного сказания».

В связи с усилением роли посада — торгово-ремесленного населения городов и формированием демократического читателя происходит обмирщение и демократизация жанра исторической повести. В них усиливается занимательность, появляется интерес к быту, личной жизни человека, новый герой, вступающий в активную борьбу за свои убеждения, чувства, веру, меняющийся под воздействием ситуации. Личное начало, индивидуальная авторская позиция характерны для многих писателей этой эпохи.

В 1610–1611 гг. была написана «Новая повесть о преславном Российском царстве и великом государстве Московском». Автор — дворянин, сын боярский или приказный дьяк, который противопоставляет себя «земледержцам и правителям», т. е. боярству. Выдерживая форму «подметных писем» (неоформленные в традиционные литературные жанры воззвания), автор обращается ко всем православным христианам, призывает, прочитав, передать письмо другому. Обычным для грамот 1611–1612 гг. является содержание — обличение злых умыслов поляков, в частности Сигизмунда, прославление Гермогена, который непрестанно молится о спасении страны, совет вооружаться против врагов. Однако в тексте повести много чисто литературной риторики (библейские сравнения), главным в содержании становится не описание событий, а их оценка (похвала защитникам осажденного поляками Смоленска). Страх наказания за смелое слово заставляет автора скрывать свое имя («ино жена и дети осиротити, меж двор пустити, или будет всего того горши, — на позор дати»). Привнесение литературных украшений в деловое содержание «подметного письма» создало смешение в «Новой повести» двух стилей: книжно-риторического и разговорного. К особенностям повести можно отнести: демократизм (образ народа трактуется по-новому: как основа всех национальных деяний), отсутствие исторических экскурсов, ориентацию на злободневный материал, сочетание патетического призыва с деловой речью и лирическими авторскими отступлениями, использование ритмизованной речи, новые психологические характеристики (отражение противоречий между помыслами и поступками человека) .

В 1616–1619 гг. Иван Тимофеев, правитель какой-то канцелярии, создает «Временник», где изображает историю России от Ивана Грозного до Михаила Романова. «Временник» содержит исторические сведения, которые не зафиксировал более ни один автор. Кроме того, Тимофеев описывает многие события как мемуарист, свидетель событий, а не как историк (принятие царского венца Борисом Годуновым и др.) .

Исторические повести, созданные после вступления на московский престол Михаила Романова, отличаются резким смешением разных стилей и жанров: житий, поучений, воинской повести, русского Хронографа. Так, в «Сказании» Авраамия Палицына, «Летописной книге» И. М. Катырева-Ростовского, «Повести книги сея от прежних лет», «Словесах дней и царей и святителей московских» И. Хворостинина книжный язык соседствует с просторечием и дьячьим языком приказов, иноязычными заимствованиями (из латинского и польского). Традиционным в них является провиденциалистская позиция, риторическая форма поучений, опора на фактический материал, эпически спокойное повествование. Новыми тенденциями стали: изображение быта, стремление к документальности, отказ от религиозной дидактики, использование пейзажных зарисовок, сочетание эпического, драматического и лирического элементов, принципиально новое изображение человеческого характера (психологическая характеристика). В отдельных случаях встречается рифмованная проза, которая входит в моду. В «Повести о городах Таре и Тюмени», описывающей события 30‑х гг. на юго-востоке Сибири, встречаются общие формулы воинских повестей, риторические восклицания, отступления, библейские сравнения, отвлеченные метафоры и перифразы.

Исторические повествования ХVII в. о событиях прошлого и настоящего стали переплетаться с вымышленными сюжетами, все большее место начинают занимать мотивы и образы устного народного творчества. Историческая повесть постепенно утрачивает историзм, приобретает характер любовно-приключенческой новеллы, на основе которой развивается потом русский авантюрно-приключенческий роман. Главное внимание переносится на личную жизнь человека, возникает интерес к бытовым и морально-этическим вопросам. Сюжеты из всемирной истории перерабатываются в духе новеллы со сказочными элементами (сказочно-исторические повести). Так, в «Слове о благочестивом царе Михаиле» речь идет о дворцовом перевороте при византийском императоре IХ в. Михаиле III, который закончился смертью Михаила и воцарением Василия Македонянина. Характеры исторических лиц совершенно изменены. Повесть обходит молчанием отрицательные черты личности Михаила, который носил в жизни прозвище «пьяница», рисует его как «благочестивого царя». Образ Василия в повести имеет явно сказочное происхождение. Это плут-авантюрист, добивающийся расположения царя. Автор берет из хроники Амартола наиболее занимательные сведения, развивает отдельные краткие замечания в целые эпизоды в духе фольклора. Из сказочной поэтики заимствована также формула повторений эпизодов в композиции повести (дважды добивается Василий встречи с Михаилом, трижды объезжает вокруг Царьграда на укрощенном коне и т. д.), сказочная награда в «полцарства», сказовый язык.

В «Повести о зачале Москвы», «Сказании об убиении Даниила Суздальского и о начале Москвы» большое значение имеют любовные эпизоды, утверждающие тему основания города ценою чьей-то крови. Нарушается хронология, зато интрига становится более напряженной, психологизм — более глубоким, усиливается занимательность, в повествование проникают элементы сказовой народной речи. В «Повести о Тверском Отроче монастыре» наблюдается вольное обращение с историей (Ксения, героиня ее, называется дочерью Едимоновского пономаря, на самом деле она была дочерью новгородца Юрия Михайловича и т. д.), большую важность здесь имеет литературный замысел, романический элемент (посвящение себя Богу из-за неразделенной любви).

В 1678 г. архимандритом Тихоном была составлена так называемая Латухинская Степенная книга — описание наиболее замечательных, сточки зрения составителя, событий русской истории с древнейших времен до 1670‑х гг. Общий план обзора и многое в содержании было заимствовано из Макарьевской «Степенной книги», кроме того, из Синопсиса, Казанского летописца, Нового летописца Авраамия Палицына, из Азовских повестей, рассказов современников о восстании Разина и т. д. Сохраняя план Степенной книги ХVI в., то есть располагая исторический материал по «степеням», автор расширяет рамки своего изложения событиями областной истории. Тихон отказывается от риторического стиля предшествующего столетия, зато пытается перелагать виршевым складом материал своих источников (некоторые отрывки из «Сказания» Палицына) .

К историческим сочинениям последней четверти ХVII в. можно отнести «Созерцание краткое лет» Сильвестра Медведева (записки о стрелецком восстании 1682 г.), «Историю о царях и великих князьях земли русской» Федора Грибоедова.

Источник: Юрина Н.Г. История древнерусской литературы. - М: ФЛИНТА, 2015

Понравился материал?
1
Рассказать друзьям:
Просмотров: 513